Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Дан Маркович. - Последний дом

Скачать Дан Маркович. - Последний дом

    "***" Город  от  вас все удаляется,  вы  на краю, говорят. Нужно вас  с
большой  жизнью  связать... Построили нам  дорогу.  Видите,  на карте, она в
одном месте пунктиром. Здесь  она  через  овраг проложена. Засыпали овраг, и
все равно дорога  проседает, каждый год ремонт. Дорога есть, но для меня она
все равно пунктир.  С одной стороны овраг, и с  другой,  он после разрыва...
или разлома?.. стремится к реке,  доходит  до крутого спуска, и открывается.
Отсюда к воде не так круто,  как в других местах,  пологая ложбина,  деревья
чудно разрослись, непроходимые кусты,  в зарослях  ручеек,  в  жаркие дни он
высыхает, а весной довольно бурный...
     Овраг перегородили,  а о воде не подумали. И у нас, на южной стороне, в
нем  скапливалась вода,  особенно весной.  И летом, если  не  очень жарко...
истинное болото.  Выросли  комары, прилетели  к нам питаться. Зверям хорошо,
шкура толстая и  шерсть  на пути,  до них не добраться голодному  комару.  А
людям что делать, особенно на нижних этажах?..
     Потом под дорогой проложили трубу, и путь для воды восстановился.
     Но я все равно эту дорогу терпеть не мог, и никто не любил. Шум от нее,
и страшновато  ходить к реке.  Так просто  не  перейдешь, приходится стоять,
ждать... С машинами шутки плохи, возьмет да выпрыгнет из-за угла...
     И вообще... зачем?.. Нам эта дорога - ни за чем!..
     Гена считал,  что  овраг со временем  дорогу  пересилит. Провалится вся
затея, вернется прежняя жизнь... Но  не дождался, терпения не хватило. Решил
сам руку приложить, и не совсем удачно получилось. Но это моя теория. Каждая
смерть имеет  свою теорию, бывает, даже не  одну. Но  про Гену больше  никто
теорий не сочинял, его забыли. Все, кроме меня.

     "*** " И Детский Сад, что рядом с домом был, оказался за дорогой. Звери
боятся туда перебегать, а там прекрасно гуляется, другого такого места нигде
нет. Раньше  в  Саду  было  много детей,  шум от  них, а  теперь  тихо. Дети
перестали  рождаться,  садик закрыли, дом купила какая-то фирма, и много лет
здесь никто не шумит. Хозяева о доме забыли, или уехали, или  убиты... никто
в этом не разбирался. Наняли сторожа,  а потом платить ему перестали. Но ему
больше негде  жить,  вот он за  жилье и сторожит, спит в комнатке на  втором
этаже.  Иногда  выйдет,  раз или два в  день, покричит  на  бомжей, чтобы не
выпивали в детских домиках, и обратно к себе...
     И   местность  вокруг   дома,   дорожки,   клумбы   бывшие,   газончики
продолговатые  вдоль ограды  -  все заросло дикой травой и сильными кустами,
колючки у них непроходимые, зато красивые цветы и плоды. Вход тоже зарос, не
войти,  не  выйти  стало.  Сторож сзади  ходит,  где ограда  сломана, делает
большой  крюк.  Но он редко выходит.  Людям трудно  теперь проникнуть  сюда,
особенно  взрослым,  удобно  только  мелким  зверям  не  больше  кошки.  Они
проползают по земле, и здесь им  рай. Оказывается, есть такие места, рай для
небольших зверей. По крайней мере, одно место - у нас. Поэтому, наверное, их
в большой рай не пускают, говорят, вам и здесь повезло.
     Мимо входа дорожка к  реке  спускается.  Правда, мы с Феликсом считаем,
что она  от  реки. По  ней  мы  поднимаемся, а  спускаемся с  другой стороны
детского сада. На карте наш путь обозначен, видите?.. А в  кустах у входа, с
внутренней стороны, стоит Доктор Айболит, и рядом с  ним негритенок, тоже  в
белом колпаке,  помощник  вместо  медсестры.  У Айболита в руке чемоданчик с
крестом,  он  тревожно  выглядывает  из  куста,  всегда готов  скорую помощь
оказать.  Но  помощи не надо  никому.  Может, и  нужна,  но  на  Айболита не
надеются. Годы  идут, а  эти  двое  стоят и стоят... Я  мимо  иду  -  привет
Айболит!.. Многие  не знают, что за странные фигуры, не из этой жизни. Чтобы
их понять, надо  читать  книги, а  кто теперь читает...  Прежние  дети давно
выросли, разбрелись по свету, Айболит им ни к чему.
     А чужие не ожидают никого увидеть, пугаются.
     Пусть  пугаются,  чужим  здесь  делать  нечего.  Айболит  теперь  вроде
сторожа,  со своим  чемоданчиком, и негритенок со шприцем ему в  подмогу.  А
настоящий сторож редко вниз спускается, в своей комнатке спит и спит...
     Все рассказал?..
     А теперь пошли на обход, как мы с Феликсом ходили.

     "***"  Перед  моим балконом деревья и  трава,  здесь мы начинали  с ним
проверку нашей земли.
     Первая забота небольшая, чтобы  не попался  на пути Желтый, он живет на
первом этаже  с другой  стороны, дружит с толстой армянкой. Добрая  женщина,
старая, но когда-то была молодой, я помню. У нее муж пропал. Лет десять тому
назад  вышел  из дома  на работу  и  исчез. Он на том берегу реки работал, в
заповеднике.  До берега  не добрался, его  лодка на месте оказалась. Значит,
мои  метры  ему  не суждено было  пройти.  Тогда людей  побольше было,  жить
страшней.  Это теперь я хожу гоголем, ничего  не боюсь... Хотя, кто знает...
может,  просто в яму упал.  Они  для столбов  вырыты, огромные,  глубокие...
Тогда еще новые копали, мог и не увидеть, в  предрассветной серости. Искали,
искали, и я искал, ведь каждый день здесь хожу. Ни следа, это загадка. У нас
таких загадок пруд пруди...  Карина погоревала,  потом  завела  кота.  Очень
успешный  оказался зверь,  ласковый, домашний... А на  улицу  выйдет, бандит
среди зверей!.. Феликсу  пришлось его  настойчиво убеждать. В  конце концов,
Желтый понял, что  прав на  территорию  не имеет,  хотя  большой и  сильный.
Пожалуйста,  сиди на асфальте, что полоской вокруг дома, никто не возражает.
Или  ходи как турист, тут их хватает, правда, людей,  но разницы никакой. Но
ходить вокруг и  отмечать как свое... верх наглости.  Желтый отступил, но не
смирился, наоборот, надулся  от презрения. Каждый  день на полчасика выносит
свою  тушу  на   моцион,  домашний  буржуй,  прошвырнуться  среди  дохляков,
обиженных жизнью.
     Нас с Феликсом наглость Желтого  удивляла, время от времени приходилось
учить, тогда  обход  откладывался. Так что мы стремились  избежать  встречи,
настроены на дело, а не драться.
     Но обычно  Желтый  в такую рань  дрыхнет в теплой постельке  на  пышной
груди хозяйки.
     И  мы незаметно выходили по траве, между кустами, на дорожку к мусорным
бакам.  К оврагу не  подходим,  если обычный обход, идем  по малому кругу. В
овраге не  угнаться за  котом. Там на пути  бревно,  по нему  на высоте надо
пройти,  чтобы  не  запутаться  в  вязкой  глине...  для  двух  ног  большое
испытание. Если малый круг, я  вздыхаю с облегчением, очень хочется с другом
пройтись. Один  совсем по-другому ходишь, иные  мысли... все больше о жизни,
для здоровья вредно.  А с Феликсом  я думал о земле, о деревьях, кустах... о
котах и  кошках, о птицах,  которые нас  не замечают,  считают  своими... Мы
ходили рано утром, иногда ближе к вечеру, когда еще светло, и в  то же время
не светит так несносно в глаза, как в полдень.
     Значит,  мы без  приключений  добираемся до  мусорных  баков,  здесь  я
присаживаюсь  на маленький бордюрчик, жду. Два  больших  бака  и кучи мусора
вокруг них. Не у каждого хватает сил донести,  человек по натуре нетерпелив.
Самые нетерпеливые выбрасывают из окон, в основном,  остатки  еды. Но иногда
летят крупные предметы, так  что надо  осторожней ходить.  Или прижиматься к
дому, или подальше, чтобы не докинули до тебя.
     Обследование  баков   занимает  у   Феликса   минут   пять,   потом  он
отряхивается, подходит к дороге...
     Стоим, ждем, слушаем движения и шумы...





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1031 сек.