Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Дан Маркович. - Последний дом

Скачать Дан Маркович. - Последний дом

     "*** "  Если по ширине, то овраг  -  половина  моей земли. Оттого  я  и
спрашивал  себя, мой он  или  не мой...  Оказалось,  никому, кроме  меня, не
нужен,  так  что  считаю своим. У нас  полно зверей, деревьев, и людей тоже,
которые никому не нужны, не отказываться же от них...
     Овраг, может, и ничей, но может  заставить с собой считаться. Даже тех,
кто его перегородил. У нас всегда так, или заставил  с собой считаться,  или
погибай.
     Я подхожу к оврагу по густой траве, спрашиваю - можно?.. Кто его знает,
хочет ли он  разговаривать со  мной... Вижу,  вроде бы настроен внимательно,
дорожка, что  ведет к нему, не сыра, не скользка, как в неприветливые дни...
Но это для общения он тяжел, а вообще у него не бывает плохих дней.
     По узенькой  тропинке  иду между упавшими деревьями, их много здесь. На
них  стадами грибы-тонконожки,  опята.  Иногда я беру  немного,  для супа...
Дальше тропинка поворачивает на юг. На север я и не хочу,  упрусь в откос...
Новая дорога!.. И я  с  удовольствием  иду  на  юг. Подхожу  к  краю оврага.
Глубина...  Я там бывал несколько раз, кое-как выбирался. Сейчас там сухо, а
весной можно плыть. Дна не видно, сплошные заросли кустов. Птицы поют.
     Когда я приехал, тут пели соловьи. Народу мало, город только начинался.
Потом  народу  слишком  много стало, соловьи замолкли...  Прошли годы, город
уполз от нас в сторону, зачах,  и людей  опять немного.  Снова спокойней для
птиц - и распелись соловьи. Они свирепо заливаются,  с восторгом и надрывом.
Крохотные птички, а такая звука сила!..
     Я иду, иду, и дохожу до лиственниц, это край моей земли.
     Ну, вот, думал много слов скажу...
     Оказывается почти нечего сказать.
     Еще пару слов о  двух других домах, девятом и восьмом, они сами по себе
живут.

     "*** " Девятый  люблю дом, раньше  часто ходил  к нему. Самый удобный и
тихий из  домов, новая  дорога не коснулась его. Подвал всегда заперт, в нем
тепло, чисто, за домом жасмин и сирень. И все почему?.. Здесь старухи живут,
смотрители  порядка. Их трое  - головастая, пополам согнутая, и еще одна,  в
валенках зимой и летом. Пока они живы,  мне  там делать нечего. Когда умрут,
начнется,  как  везде, разброд  и  разбой,  придется руки  приложить,  иначе
девятый  пропадет. Но пока они здесь, и лучше  меня служат - всегда  дома, у
окна или на  балконе, наблюдают  за местностью, во все стороны глядят. И дом
хорошо стоит, и жильцы как на подбор, как  въехали, так и сидят, тихую жизнь
ведут. Перед  подъездом  большое бревно,  в  теплое время  на  нем отдыхают.
Алкаши и бандиты обходят дом, боятся старух.
     Я завидовал девятому, и месту, и тишине среди населения квартир...
     На  первом  этаже старуха с огромной  головой.  Голос у нее  особенный,
скажет  слово,  вся  земля  слышит,  от края  и  до  края,  через  овраг эхо
перекатывается. Она всегда на  балконе сидит, даже зимой,  закутается,  и на
табуреточке... с улицы только голова видна. Сидит, за  всеми наблюдает. Если
б не она,  что бы тут было... Деревья, уж точно, погубили бы...  Они  и  так
поломаны, но все-таки живы, ее заслуга. Валентиной зовут, а мать,  покойная,
Тимофеевна,  у той еще громче голос был,  и голова такая же,  и живот, и все
остальное... квадратный ящик... У Валентины муж  объелся груш...  маленький,
головка кургузая, лысенькая, он  всегда  пьяный дома спит.  Как он  успевает
выйти, рысцой пробежаться и напиться,  Валентина не знает. Доковыляет она до
мусора, а супруга тем временем и след простыл. Пока она обратно доберется, с
пустым ведром,  с соседкой  остановится...  Тимошка  налакается  самогону, в
доме,  что  через старую дорогу, на место вернется, и лежит, как был, только
спокойный и счастливый... И снова спит.
     Правей  девятого  дома,  самый  дальний  -  восьмой,  пропащий он.  Был
нормальный,  а лет десять  тому назад обнаружили трещину в северной стене, и
записали в аварийный. Надо жильцов выселять. Вот им повезло! Обрадовались, и
за пару месяцев в  доме  никого!..  Дали им  жилье  на  другой  окраине, там
пустырь, ничто не растет вокруг. Зато квартиры получше наших, и все довольны
остались.  А  потом настали новые времена, жилья бесплатно  не дают, так что
этим людям жизнь улыбнулась.
     Но  вот  постоял восьмой,  отдохнул,  и начали в  нем  ремонт.  Трещину
заделали, остальное подлатали, и оказалось  - жить-то можно! В  один  момент
заселили.  И все равно пропащий дом. Новые жильцы  странные, больше полугода
не задерживаются.  Тут же получают квартиры в центре, а на  их  место  опять
новые  приходят...  Странная текучка.  Генка говорил, восьмой куда  доходней
нашего... Не знаю,  но подходить к нему больше не хочу, скучно. Вычеркнул из
своей земли. Звери, что остались от первых хозяев, перекочевали в девятый, и
ко мне, в десятый.
     В темноте восьмой  мимо нас плывет,  от крыши  до первых этажей  пылает
свет... музыка, громкие голоса... А мы рано ложимся, тихо живем.
     Между  оврагом и восьмым домом  чудная поляна  с  густой травой,  место
отдыха  моих друзей.  На ней кусты  шиповника, сиреневый  куст  и  несколько
рябинок,  в этом  году красным-красны.  Мы с Генкой  каждый год собирали,  и
настоечку... Он любил, а я за компанию с ним.
     А теперь не собираю, не пью один.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1011 сек.