Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Саган Франсуаза. - Ангел-хранитель

Скачать Саган Франсуаза. - Ангел-хранитель

Глава одиннадцатая

     Как  и  следовало  ожидать,  у меня  жутко  разболелась печень. Крупные
неприятности всегда  заканчиваются  для  меня  приступом.  На  этот  раз  он
продлился два дня, и слава  Богу. Хоть это время я могла не думать ни о  чем
другом.  Приступ прошел,  и  я решительно настроилась все уладить. Возможно,
двое суток и не слишком большой срок для того,  чтобы забыть  о трех трупах,
но пусть бросит в меня камень тот, у кого никогда не болела печень.
     Наконец я встала с  постели, не желая  знать  ни о каких неприятностях,
вот так.  Об убийствах  я думала не больше, чем о налоговых  декларациях.  К
тому  же  бедняжка  Льюис два  дня  не  отходил  от  моей  постели, возясь с
компрессами,  тазиками и  лекарствами.  От беспокойства  он  просто  потерял
голову, и я ни в чем не могла упрекнуть такую самоотверженную сиделку.
     Однако  намерение серьезно поговорить с ним у меня осталось. Как только
я смогла проглотить кусок  мяса  и выпить глоток  виски,  я  позвала  его  в
гостиную и поставила ультиматум:
     во-первых, ему категорически запрещается убивать кого бы то ни было без
моего  согласия  (совершенно  очевидно,   что  я  никогда  его  не  дам,  но
благоразумнее оставить ему надежду);
     во-вторых, он прекращает принимать ЛСД;
     в-третьих, он должен как можно скорее подыскать себе жилье.
     В  выполнение  третьего  пункта  я  верила  меньше  всего.  Но Льюис  с
серьезнейшим видом принял все  условия.  А  вдруг  он  все-таки  маньяк  или
садист? Надо попытаться  выведать, каковы его впечатления от убийств. Честно
говоря, он меня немного успокоил.  Не слишком, конечно, но все же. Весь этот
кошмар  на  него абсолютно  не подействовал. Страшно  ему не  было-наверное,
оттого, что он совсем не знал своих жертв. Но  и удовольствия  никакого. Уже
кое-что. С другой  стороны, угрызений  совести  у него тоже  не было, его не
мучил стыд, и души умерших явно не докучали ему по ночам своими стенаниями.
     Дважды  заходил Пол, но я не  могла показаться ему  на  глаза. Во время
приступов  вид  у  меня  просто устрашающий.  Встречать любовника с  грязной
головой, запавшими глазами и желтой кожей-верх неприличия. Зато  присутствие
Льюиса меня совершенно не смущало. И именно потому, что между нами ничего не
было. В то  памятное  утро, когда он  признался мне в любви,  его абсолютная
искренность меня поразила.
     По-моему,  покройся  я  коростой, он  все равно  ничего  не заметил бы.
Приятно,  хотя и  обидно. Я  пыталась объяснить  это Полу, когда после моего
выздоровления он меня упрекнул:
     -- Льюис за вами ухаживал, а мне было запрещено даже увидеться с вами.
     --  Я была  сущим уродом, Вы  бы  после этого  даже не  взглянули в мою
сторону.
     -- Знаете, Дороти, я долго не мог поверить, что между  вами ничего нет,
но теперь спокоен. Только с кем же он тогда спит?
     Я призналась, что сама ничего  не знаю. Два или три раза он не приходил
ночевать,  и  я считала,  что  он  наслаждается  в  объятиях какой-нибудь из
молодых  актрис. Но, как выяснилось, в это время он  приканчивал Болтона или
еще кого-нибудь.
     Красотка  Глория Наш,  новая восходящая  звезда нашего  кинонебосклона,
заметила его и  даже  прислала  ему  приглашение на  вечеринку.  При этом ей
пришлось пригласить и меня. Я спросила Пола, пойдет ли он. Он кивнул.
     --  Я  зайду  за  вами  обоими. Надеюсь, на этот  раз  наш поход втроем
окончится удачнее, чем прошлый.
     Я тоже надеялась.
     -- И все же меня удивляет,  что эта потасовка так на вас подействовала.
Ваши  приступы,  Дороти, известны всему  Голливуду. Первый  случился,  когда
Фрэнк уехал  с Луэллой. Следующий-когда  вы  обозвали  Джерри  скрягой  и он
выбросил  вас на  улицу. В  последний раз  это произошло,  когда ваша  милая
секретарша вывалилась из окна. Но сейчас не было ничего серьезного.
     -- Что поделаешь, Пол, я уже не  девочка. Ничего серьезного... Господи,
если  бы он  только знал!  На секунду я  представила себе его  физиономию  и
расхохоталась. Минут пять я рыдала от  смеха при этой мысли. Видимо, нервы у
меня все-таки на пределе. Пол принял мужественный, стопроцентно американский
вид  и даже  протянул  мне носовой платок  вытереть потекшую тушь. Наконец я
успокоилась, пробормотала какую-то глупость и  поцеловала  его, чтобы он  не
успел заговорить. Мы сидели в моем кабинете,  Кэнди вышла,  и  он нежно меня
обнял.  Мы  договорились вечером  заехать  к  нему,  и  я  позвонила  Льюису
предупредить, чтобы  он ужинал  без меня.  (На  этой  неделе у него не  было
съемок. )

     Льюис пребывал  в  отличном  настроении и  возился  с "роллсом".  Я ему
посоветовала вести себя хорошо  и опять  едва не расхохоталась. Он поклялся,
что до завтрашнего вечера никуда не пойдет.
     У  меня по-прежнему было ощущение нереальности  происходящего.  Тем  не
менее  мы  поужинали с  Полом "У Романова", я встретила уйму знакомых-людей,
которые ничего не знали о моем кошмаре. Думать об  этом не хотелось.  Только
позднее,  ночью, лежа рядом с обнимающим меня Полом,  я вдруг ощутила жуткое
одиночество  и  страх.  Дороги  Сеймур знала тайну, страшную тайну!  Дороти,
которая  даже секреты хранить  не умеет. С  такими  мыслями я и пролежала до
утра.  А в пяти километрах отсюда,  в своей постельке, безмятежно  спал  мой
любящий потрошитель. Ему наверняка снились цветы и птицы.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0895 сек.