Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Саган Франсуаза. - Ангел-хранитель

Скачать Саган Франсуаза. - Ангел-хранитель

Глава четырнадцатая

     Лейтенант полиции с  тоскующим видом сидел у меня в гостиной.  Красивый
мужчина,  ничего не  скажешь, --серые  глаза, полные  губы,  только  немного
худощав.
     --  Вы же понимаете, это простая формальность, -- говорил он.  --Но  вы
действительно ничего больше не знаете об этом парне?
     -- Ничего.
     -- И он живет здесь уже три месяца?
     -- Ну да!
     Я говорила как бы извиняясь:
     -- Вы, должно быть, считаете, что я не очень любопытна?
     Он поднял  свои черные брови,  и лицо его приняло  выражение, которое я
часто замечала у Пола:
     -- Это еще мягко сказано.
     --  Видите  ли, --возразила я. --Мне кажется, все  и так  слишком много
знают друг о друге, это довольно  утомительно. Известно, кто с кем живет, на
какие  деньги, кто  с  кем  спит, кто  что  думает  о себе... ну... и многое
другое. Немного тайны, для разнообразия, а? Вам это не кажется заманчивым?
     Ему явно так не казалось.
     --  Это  зависит от точки зрения,  --сказал  он  холодно,  --и  вряд ли
устроит  следствие. Естественно, я не считаю, что  он умышленно убил Маклея.
Насколько  я понимаю, он-единственный, к кому Маклей относился нормально. Но
тем не менее стрелял именно он. И  для его карьеры будет лучше, если на суде
я представлю его как пострадавшего.
     --  Расспросите  его  сами, --сказала  я.  --Я знаю, что  он  родился в
Вермонте. И больше,  пожалуй,  ничего. Разбудить  его?  А может,  хотите еще
кофе?
     Это было на следующий день после убийства. Лейтенант Пирсон поднял меня
с постели в восемь часов. Льюис еще спал.
     --  Благодарю  вас,  с  удовольствием,  -- сказал он. --  Мадам Сеймур,
извините,  но  мне  придется  задать  вам  нескромный  вопрос.  В  каких  вы
отношениях с Льюисом Майлзом?
     --  Ни в каких, --ответила я. --Между нами нет ничего  такого, что  вы,
вероятно, имеете в виду. Для меня он еще совсем ребенок.
     Пирсон посмотрел на меня и неожиданно улыбнулся.
     -- Уже очень давно я не испытывал желания поверить женщине.
     Я льстиво засмеялась. На самом деле было просто  стыдно не помочь этому
бедняге,  этому  несчастному стражу  порядка, копающемуся в  такой  ужасной,
запутанной истории. С другой  стороны, говорила  я  себе,  будь он  толстым,
лысым и грубым, мои  гражданские чувства сразу же весьма бы ослабели. К тому
же я засыпала на ходу-давало о себе знать вчерашнее снотворное.
     -- Перед парнем открывается прекрасная карьера, -- сказал Пирсон. -- Он
замечательный актер.
     Я застыла с кофейником в руках.
     -- А вы откуда знаете?
     -- Мы вчера посмотрели  отснятую пленку. Согласитесь, очень  удобно для
полиции-заснятое убийство. Не надо проводить следственный эксперимент.
     Мы  разговаривали через открытую в кухню дверь.  Я глупо  засмеялась  и
облила пальцы кипятком. Он продолжал:
     -- Лицо Льюиса там крупным планом. Надо сказать, оно наводит дрожь.
     --  Думаю,  Льюис  будет великим  актером, --  ответила  я. --Это общее
мнение.
     Я схватила бутылку виски, стоявшую на холодильнике, и хлебнула прямо из
горлышка.  На  глазах  выступили  слезы,  но  зато  утихла дрожь  в руках. Я
вернулась в гостиную и как ни в чем не бывало подала кофе.
     -- Как вам кажется, у Майлза не было никаких причин убивать Маклея?
     -- Ни  малейших, --сказала я твердо. Итак, я стала  соучастницей. И  не
только в собственных глазах, но и  с точки  зрения закона.  Все тюрьмы штата
были готовы распахнуть передо мной двери. Что ж, тем лучше,  сяду в тюрьму и
наконец-то  успокоюсь.  Внезапно  я  подумала,   что  Льюис  может  во  всем
признаться. Тогда я  оказываюсь не только соучастницей преступлений, но и их
подстрекательницей, а это пахнет  электрическим стулом. От  ужаса я  закрыла
глаза: все, решительно все было против меня.
     --  К  сожалению,  мы  тоже  так  думаем, --услышала я  голос  Пирсона.
--Извините, я хотел сказать-к сожалению  для полиции. Этот Маклей,  кажется,
был  большой скотиной, и  кто угодно  мог войти  в реквизиторскую и заменить
патроны. Там нет даже охраны. Это, видимо,  безнадежное дело. А я сейчас так
измотан.
     Он  начал  жаловаться,  но это  меня  не  удивило.  Все  известные  мне
мужчины-будь   то    полицейские,   почтальоны    или   писатели-обязательно
рассказывают  мне  о  своих  неприятностях.  Такой  уж  у меня дар.  И  даже
налоговьй инспектор описывает мне свои ссоры с женой.
     -- Который час? --спросил сонный голос, и на  лестнице появился Льюис в
халате, протирая глаза.
     Он,  видимо, прекрасно выспался, и это меня разозлило. Он может убивать
людей, сколько ему угодно, но пусть тогда не храпит в своей постельке, а сам
встречает полицейских, пришедших ни свет ни заря.
     Я  его  сухо представила.  На его лице не  возникло ни тени  испуга. Он
пожал руку Пирсона, слегка улыбнувшись, попросил разрешения  налить  кофе, и
мне даже показалось, что он спросонья собирается спросить,  не сержусь ли  я
за вчерашнее.  Только этого бы еще  не  хватало. Я  сама налила ему кофе, он
уселся рядом с Пирсоном,  и допрос начался. Я  узнала, что этот  обаятельный
преступник родился  в  очень хорошей  семье,  прекрасно  учился,  приводя  в
восторг  всех преподавателей. И  только  тяга  к бродяжничеству  и переменам
помешала  ему сделать блестящую карьеру. Я слушала все это с открытым  ртом.
Оказывается, этот мальчик был  достойнейшим гражданином до того, как попал в
лапы к Дороти Сеймур, роковой женщине  номер один, четырежды  толкнувшей его
на преступление. И  это я, за всю жизнь не убившая даже мухи без содрогания,
именно я во всем виновата!
     Льюис спокойно объяснил, что он, как обычно,  взял винчестер на столе в
реквизиторской,  и ему даже в голову не пришло его проверить, потому что вот
уже  восемь  недель  подряд  все  палили   из  него  почем  зря  без  всяких
неприятностей.
     -- А что вы думаете о Маклее? --вдруг спросил Пирсон.
     -- Пьяница, --ответил Льюис, --горький пьяница.
     -- Какие чувства вы испытали, когда он упал?
     -- Никаких, --холодно ответил Льюис. --Я удивился.
     -- А сейчас?
     -- И сейчас никаких.
     -- И мысль о том, что вы убили человека, не мешает вам спать?
     Льюис поднял голову и в упор посмотрел на Пирсона. Я почувствовала, как
у меня на лбу выступил пот. Льюис развел руками.
     -- Я об этом даже не думаю, --ответил он. Я знала, что он сказал чистую
правду,  и,  к  моему  изумлению,  именно этот  ответ  убедил Пирсона  в его
невиновности  лучше всего  остального. Он  встал,  вздохнул  и  закрыл  свой
блокнот.
     -- Все, что вы мне  рассказали,  было  проверено сегодня ночью,  мистер
Майлз. Мне очень жаль, что я вас побеспокоил, но таков порядок. Мадам, я вам
бесконечно признателен.
     Я проводила  его до машины. Он  пробормотал  что-то  вроде  предложения
выпить как-нибудь  вместе по  коктейлю,  я поспешно  согласилась.  Когда  он
отъезжал, я обольстительно ему  улыбнулась, во все тридцать два зуба.  Потом
вернулась домой. Меня била дрожь.  Льюис, очень довольный собой,  маленькими
глоточками пил кофе. Тут меня прорвало.
     Я  схватила   подушку  и   швырнула   ему   в  голову,  потом   бросила
подвернувшуюся  под  руку  чашку. Я кидала  не прицеливаясь, ну  и, конечно,
попала  чашкой ему в  лоб. У него хлынула  кровь,  и  я снова зарыдала.  Уже
второй раз за этот месяц и за последние десять лет.
     Я упала на диван.
     Льюис положил  голову  на мои руки, по пальцам потекла теплая  кровь. Я
спросила себя-почему той ночью, на пустынном  шоссе, полгода назад, когда  я
держала в  руках эту  же голову и  пыталась остановить эту кровь, --почему у
меня не возникло никакого предчувствия? Надо было оставить его там и убежать
или просто прикончить. Рыдая, я отвела Льюиса в ванную, промыла рану спиртом
и налепила пластырь. Льюис ничего не говорил и выглядел очень смущенным.
     -- Вы испугались, --сказал он удивленно. --Это же глупо.
     -- Глупо... --сказала я с горечью. --Со  мной под  одной  крышей  живет
тип, отправивший к праотцам пятерых человек...
     -- Четверых, --скромно поправил он.
     -- Четверых...  да  какая разница... потом приходит  полицейский, будит
меня  в восемь  утра. И вам кажется глупым то, что я испугалась?  Ну, дальше
просто ехать некуда.
     -- Нет  никакого повода  для беспокойства, --сказал  он весело. --Вы же
сами видели.
     --  И  потом,  Льюис...  Вы,  оказывается,  были  образцовым  ребенком?
Прекрасный  студент, отличный работник, как великолепно. А я на кого похожа?
На Мату Хари?
     Он рассмеялся:
     -- Я же говорил вам, Дороти. Пока я вас не знал, у меня никого не было,
я был совсем один. Теперь, когда  появилось что-то мое, я  его  защищаю. Все
очень просто.
     --  У вас  не  появилось своего, --выпалила  я. --Я-  не  ваша вещь  и,
насколько мне известно, не  ваша любовница. И вы прекрасно знаете, что, если
нас не посадят, я собираюсь в ближайшее время выйти замуж за Пола Бретта.
     Он резко встал и повернулся ко мне спиной.
     -- Вы  думаете, --произнес он каким-то  далеким, глухим голосом, --что,
когда вы выйдете замуж за Пола, я не смогу больше жить у вас?
     -- Не думаю, что это входит в планы Пола,  -- начала я. --Он  вас очень
любит, конечно, но...
     Я  запнулась. Он  обернулся и  посмотрел на меня  с  этим своим ужасным
выражением, которое я теперь так хорошо знала. Взгляд слепца. Я пронзительно
закричала:
     --  Нет, Льюис,  только не это. Если вы  дотронетесь до  Пола, вы  меня
больше не увидите. Никогда. Я вас возненавижу, между нами все будет кончено.
Кончено навсегда.
     "Что кончено? "-спрашивала я себя. Он провел рукой по лбу и очнулся.
     Он  медленно поднялся  по лестнице, словно  получив удар  ниже пояса. Я
вышла из  комнаты. Солнце радостно заливало мой старый садик, "роллс", снова
играющий роль  статуи,  холмы вдалеке,  весь этот мир, который  когда-то был
таким мирным и веселым. Я еще немного  поплакала  о  своей разбитой жизни и,
всхлипывая,  вернулась в  дом. Нужно  было переодеться. Если подумать,  этот
лейтенант Пирсон-очень симпатичный мужчина.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0641 сек.