Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Саган Франсуаза. - Ангел-хранитель

Скачать Саган Франсуаза. - Ангел-хранитель

Глава седьмая

     Прошел  месяц.  Льюис начал сниматься в  своей второй  роли  в  цветном
фильме с  любовью  и  приключениями.  При  этом по вечерам он стал так часто
мелькать  на экране, что о нем заговорили.  Казалось, его это мало заботило.
Он ходил по студии, не произнося ни слова, все свое свободное время проводил
в  моем  кабинете,  опекаемый  Кэнди, или  мечтал  среди  старых  декораций.
Особенно ему нравились декорации ковбойских фильмов серии В, которые никогда
не  демонтировались-целые   деревни   домишек  с  балконами   и  деревянными
лестницами, пустые внутри, трогательные и жалкие  одновременно. Льюис часами
гулял  по  этим   ненастоящим  улочкам,  усаживался  на  ступеньки  лестниц,
закуривал сигарету.  Вечером я  отвозила его домой и часто оставляла одного.
Одного, хотя  все время советовала ему развлечься. Пол, как пастух,  пытался
ходить  за  мной  по  пятам,  и  мне  приходилось  пускать  в ход  весь свой
дипломатический дар, чтобы этого избегать. Вокруг думали, что  я завела себе
сразу двоих, я ходила с лицом женщины-вамп, что мне очень шло.
     Такая  милая ситуация тянулась почти  три недели.  Боже мой! Когда тебе
хорошо, радуешься  любой мелочи. Прелесть каждого дня, волнение ночи, легкое
и приятное головокружение от  спиртного,  возбуждение  от  работы, здоровье,
невероятное счастье, когда, просыпаясь, знаешь, что перед тобой целая жизнь,
целый  долгий  день до самого вечера, пока, опустив голову на подушку, опять
не  погрузишься  в  небытие. Никогда  я  еще  так  не  благодарила  Бога или
собственную мать за то, что существую. Все меня радовало:
     свежесть или влажность простыней,  плечо любовника возле  моей щеки или
одиночество, океан голубой  или  серый, ровное американское шоссе, ведущее к
студии, звучащая повсюду музыка и взгляд Льюиса, словно просящий о чем-то.
     Тут я задумалась.  Стало как-то стыдно.  Мне показалось,  что я  просто
бросаю его каждый вечер.  Когда я  подъезжаю на машине  к павильону,  хлопаю
дверцей  и  прохожу  медленной и, надеюсь,  изящной  походкой уравновешенной
женщины,  то  застаю  Льюиса сжавшимся,  озябшим,  задумчивым и  задаю  себе
бредовый  вопрос: уж  не ошиблась  ли я, ведь полнота моей  жизни,  счастье,
радость,  любовь к  мужчинам-совсем  не главное?  Может  быть,  надо  просто
подбежать к  нему,  обнять, спросить... спросить о чем? Меня пугало нечто во
мне самой. Такое ощущение, что я столкнулась с чем-то незнакомым, пусть даже
жалким,  но  совершенно  "настоящим". Тогда  я  наклоняюсь, смеюсь,  говорю:
"Привет, Льюис", и он отвечает мне улыбкой. Один или  два раза я  видела его
на  съемках.  Он  стоит неподвижно  перед жадным глазом кинокамеры, почти не
жестикулирует, выглядит  совершенно отрешенным  и чем-то напоминает усталого
льва, который сидит в клетке и смотрит на вас своими безжалостными глазами.
     Болтон решил  его  перекупить.  Для  него это  не составляло  труда:  в
Голливуде никто  не  мог  ему  отказать.  Джей Грант  тем  более. Поэтому он
встретился с Льюисом,  перекупил  его первый  контракт  и  предложил другой,
гораздо более  выгодный. Я пришла в бешенство. Еще и  потому, что Льюис даже
не   решился   мне   рассказать   об   этом   разговоре.  Пришлось  проявить
настойчивость.
     --  У него  большой кабинет. Он стоял позади со своей сигаретой. Усадил
меня и стал названивать какому-то типу.
     Льюис  говорил  медленно,  скучающим голосом. Мы  сидели на террасе,  я
решила сегодня никуда не уходить.
     -- Что же вы сделали?
     -- Взял у него со стола журнал и начал читать.
     Тут я немного обрадовалась. Сцена, когда какой-то парень читает  журнал
перед носом Джерри Болтона, мне показалась весьма приятной.
     -- И что дальше?
     -- Он  повесил трубку и  спросил, не кажется  ли мне, что я на приеме у
дантиста?
     -- А вы что ответили?
     -- Я  сказал,  что  нет. И  что я вообще  не  хожу к дантисту.  У  меня
прекрасные зубы.
     Он наклонился ко мне и приподнял пальцем верхнюю  губу, чтобы  доказать
справедливость  своих слов. Зубы у него были белые и узкие, как у  волка.  Я
кивнула.
     -- А потом?
     -- А потом ничего.  Он выругался  и  сказал,  что,  занимаясь  мною, он
оказывает мне большую честь, или что-то в этом роде. И что хочет сделать мне
карьеру,  ммм...  как   там  он  ее   назвал?..   "престижную".  --Он  вдруг
расхохотался.
     -- Престижную карьеру... мне!.. Я ему ответил, что мне это безразлично.
Просто  хочется  заработать  побольше  денег. Вы  знаете, я ведь  присмотрел
"Роллс-ройс".
     -- Что?
     -- Ну, знаете, "Роллс-ройс", о котором вы  недавно говорили с  Полом. В
нем еще можно встать, не нагибая головы. Так вот, я присмотрел для вас  один
такой. Ему двадцать лет, но он очень высокий, и внутри  полно золота. Мы его
получим  на  следующей неделе. Болтон дал мне достаточно денег, и я подписал
контракт.
     На мгновение я застыла от удивления.
     -- Вы хотите сказать, что купили мне "Роллс-ройс"?
     -- А вы что, против?
     --  Значит, вы собираетесь исполнять все мои дамские  причуды? Вы  что,
спятили?
     Он  сделал  примирительный,  ласковый  жест,  абсолютно,  казалось  бы,
несвойственный  его  возрасту.   Вообще   в  наших  отношениях,  пусть  даже
платонических,  мы  словно  против воли играли какие-то роли, совершенно нам
неподходящие.  Должно  быть,  он прочитал это в  моем  взгляде,  потому  что
помрачнел.
     --  Мне хотелось  сделать  вам  приятное. Извините, сегодня  вечером  я
должен уйти.
     И не успела я произнести ни слова, как он встал и вышел. Я легла спать,
терзаемая  угрызениями  совести, около полуночи опять встала и написала  ему
письмо,  полное таких нежнейших извинений,  что  два-три слова даже пришлось
вычеркнуть. Потом сунула письмо ему под подушку и  стала ждать. Но в  четыре
утра он  все еще не вернулся, и я с облегчением и грустью  заключила, что он
нашел себе подружку.
     Спала  я плохо, утром отключила телефон,  поэтому о происшествии узнала
только в половине первого, когда добралась до  студии. Кэнди  с потемневшими
от  возбуждения глазами подпрыгивала на  стуле  перед пишущей  машинкой. Она
бросилась мне на шею,
     -- Что вы об этом думаете. Дороги? Что скажете?
     -- Господи, да о чем?
     Я со страхом решила, что речь идет о каком-то новом выгодном контракте.
Мне   хотелось  побездельничать,  но  Кэнди,   конечно,  заставит  меня  его
подписать. Несмотря на  мое завидное здоровье,  все  будто  сговорились меня
опекать, как какую-то слабоумную.
     -- Вы что, ничего не знаете?
     Ее радость перешла все границы.
     -- Умер Джерри Болтон!
     К своему стыду признаюсь, что при этом известии у меня, как, впрочем, и
у Кэнди, и у всех на студии, возникло приятное  ощущение. Я села напротив  и
заметила, что  на  столе  уже  стоит  бутылка  виски  и  два  бокала,  чтобы
отпраздновать это событие.
     -- Как-умер? Ведь Льюис еще вчера днем с ним виделся.
     -- Убит.
     Она была на  седьмом небе от счастья. Я спросила  себя, не виноват ли в
этом  отчасти  тот  мелодраматический  тон,  которым  я обычно  диктую  свои
творения.
     -- Но кем?
     --  Не  знаю,  могу ли  я вам об  этом  сказать... Говорят,  у  мистера
Болтона... мм... были такие склонности... что...
     -- Кэнди, --сказала я строго. --У нас у всех свои склонности, какими бы
они ни были. Выражайтесь яснее.
     -- Его обнаружили около  Малибу, в одном специальном заведении, где он,
по слухам, был постоянным клиентом. Он удалился с молодым человеком, тот его
убил и скрылся. По радио говорят-убийство с целью ограбления.
     Да  уж,  ничего  не  скажешь, целых тридцать лет  Джерри Болтон успешно
прятал  концы  в  воду.  Целых  тридцать  лет  играл  роль  целомудренного и
безутешного   вдовца.  Тридцать   лет   обливал   грязью  юных  женоподобных
дебютантов, портил им карьеру, и, как выясняется, только в целях собственной
безопасности... интересно-интересно.
     -- Почему дело не смогли замять?
     --  Говорят, что убийца сам позвонил в  полицию  и в  газеты.  Они-то и
обнаружили  тело где-то  около  полуночи.  Ничего  уже  нельзя было сделать.
Похоже, хозяину заведения придется отвечать.
     Я машинально взяла со стола стакан,  но тут же с  отвращением поставила
его  обратно. Пожалуй, пить  еще рановато. Я решила пройтись по студиям. Все
были  возбуждены. Можно  даже сказать, веселились  вовсю,  что меня  немного
покоробило.  В  конечном  итоге ничья смерть не доставляет мне радость. Всех
этих людей  Болтон в свое  время обидел  или просто уничтожил, и теперь  они
пребывали в состоянии какого-то  болезненного ликования.  Поэтому  я  быстро
ушла и направилась в павильон к Льюису. Съемки шли уже восемь часов, и после
бурно  проведенной ночи он  не  должен  был выглядеть очень  свежим. К моему
удивлению, вид у него оказался здоровый, отдохнувший. Он улыбнулся и подошел
ко мне.
     -- Льюис, вы уже знаете новость?
     --  Конечно. Из-за  траура завтра отменяют съемки.  Мы  сможем заняться
нашим садом. И после небольшой паузы добавил:
     -- Нельзя сказать, чтобы я принес ему удачу.
     -- Это может плохо отразиться на вашей карьере. Он резко махнул рукой.
     -- Вы нашли мое письмо, Льюис?
     Он взглянул на меня и внезапно покраснел.
     -- Нет. Я не вернулся сегодня ночью. Я рассмеялась:
     -- И имеете на это полное право. Я только написала, что буду очень рада
получить "Роллс-. ройс" и что просто не смогла вам все объяснить, потому что
очень удивилась. Когда вы ушли, я ужасно расстроилась.
     -- Никогда не смейте расстраиваться из-за меня, --сказал он. --Слышите,
никогда.
     Его  позвали.  У него  должна была быть  любовная  сцена  с молоденькой
актрисой Джейн Пауэр, симпатичной брюнеткой  с  вечно приоткрытым  ртом. Она
устремилась в  его объятия  с большим энтузиазмом, и я  подумала, что с этих
пор Льюис нечасто будет ночевать  у меня дома. Конечно, так и должно быть, и
я отправилась в ресторан студии, куда Пол пригласил меня на обед.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.098 сек.