Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Михаил Чулаки - Борисоглеб

Скачать Михаил Чулаки - Борисоглеб

И оба разом вообразили, как они поплывут. Как катамаран. А то ведь они и
мылись до сих пор только под душем, потому что в стандартную ванну им не
поместиться.

- В Америке у всех звезд дома в Голливуде, - сказал Глеб. - По

широкие, и два унитаза рядом.

- Закажем! - веско заключил Борис.

Они дошагали до окончания острова. Белесая вода уходила до горизонта.

- Вот и залив, - сказала Мышка.

- Это море, мама? - решил уточнить Глеб.

- Залив.

- Залив - значит море?

- Ну не знаю. Залив.

- Часть моря, - объяснил Иван Павлович.

И все-таки осталось непонятным, видят они настоящее море или нет.

На залив смотрели два льва. Одинаковых. Но не соединенных. А бывают ли
сиамские львы? И как они бегают и охотятся - если бывают?

Борис хотел обсудить этот вопрос, но в этот момент сзади послышался
серьезный детский голос:

- Папа, а они тянитолкаи, да? Две головы и четыре ноги.

Голосок слышался сзади, а близнецы из-за своей конструкции ("жесткого
крепления") не могли посмотреть назад иначе как развернувшись своим двойным
телом. Они не видели мальчика, но вообразили аккуратного отличника в очках.

- Значит они четвероногие, да? - продолжал смышленый мальчик. - Люди
двуногие, а они - четвероногие.

И сразу приглушенный голос услужливого Ивана Павловича:

- ...нельзя же... невоспитанно... жестоко...

- Слышишь, Славик, - нарочито громко заговорил папа отличника. - Нельзя
говорить, что думаешь. Хоть и свобода слова.

- Но у них же правда четыре ноги! - настаивал наблюдательный Славик.

- Вот и молчи про свою правду! А то обрадовался, что цензуры нет.

Голос у папы был очень взвинченный. Но не от вида же странных близнецов он
так занервничал.

- Посмотрели на море, можно и назад, - решил Борис.

- Если и залив, тоже достаточно, - согласился Глеб.

Они стали разворачиваться на месте в своем бульдозерном стиле. Но пока
развернулись, возбужденный папа со своим отличником были уже далеко.

- Выпускают таких, - возмутилась Мышка, - которым лечиться надо. Ко мне
тоже такие приходят - заказчики. Но я таких сразу чую, которые из каждого
пальца правду высасывают. И деньги потом не платят. Я лучше беру про химию.

- На том берегу холм видите и вышки осветительные? Это Кировский стадион, -
поспешно переменил тему Иван Павлович. - Раньше, когда гол забивали, на
этом берегу было слышно. А теперь - не то.

Страшно было представить, чтобы столько народу кричало разом. Для Бориса и
Глеба и здесь в парке слишком людно.

- Дышите воздухом, мальчики, дышите! - беспокоилась мама. - Чтобы
кислородом зарядиться. А то сидите дома без кислорода.

- Мы уже надышались, - сказал Борис.

- Мы ходить устали, - сказал Глеб.

Никогда еще они столько не ходили. Складывались-раскладывались, как
передвижная ширма.

- Действительно, слишком много с непривычки, - вступился Иван Павлович.

Как будто он заботится о н их больше, чем мама. Больше, чем Мышка.

Они уже почти дошагали до знакомого моста, когда навстречу показалась
процессия каких-то странных людей. Но, наверное, в парке все можно. На
мужчинах - или мальчишках - были шлемы и кольчуги; окружавшие их девицы,
по-видимому, изображали русалок.

- И тридцать витязей прекрасных! - орал предводитель, размахивая
бутафорским мечом. - Чредой из вод выходят ясных!

Меч бутафорский, потому что настоящим он бы так легко не размахивал. Да и
вообще не бывает же в наше время настоящих мечей.

- И с ними дядька их морской! - отозвалась дородная русалка и громко
чмокнула Морского дядьку.

Борис и Глеб смотрели на ряженых одобрительно: интереснее же встречать
таких, чем нормальную публику. До сих пор все встречные глазели на них, а
теперь они сами сливались со зрителями и глядели на неожиданный аттракцион.

Но предводитель, Морской дядька, заметив Бориса и Глеба, не дал им остаться
зрителями. Аттракцион сошелся с аттракционом!

- Он если не развяжет, так разрубит! - прокричал он стих другого поэта и
рубанул бутафорским мечом близнецов в средостение.

Выпад оказался так стремителен, что они и не попытались защититься.

Но в следующую секунду Борис ударил Морского дядьку своей сильной левой,
Глеб достал сильной правой. Дородная русалка тащила Морского дядьку назад.
Опомнился наконец и Иван Павлович.

- Хулиганство, - наскочил он на ряженых, - хулиганство! Думаете,
вырядились, так и хулиганить можно?!

- Алик, перестань! - тянули Морского дядьку уже две русалки.

- Узлы надо разрубать! - орал тот уже прозой. - Кто разрубил узел? Диоген!

Его наконец оттащили.

- Он вас не ранил? - задыхалась Мышка. - Дайте посмотрю! Крови нет?

- Какая кровь? - засмеялся Глеб. - Ведь картонка же!

Все-таки Мышка сунула ручку под свитер, под рубашку и ощупала средостение.
Горячая ее ручка не столько щупала - ласкала.

- Слава богу, крови нет! - подтвердила она.

Небольшая толпа издали сочувствовала.

- Совсем распустились... - доносилось. - Что же, что несчастье...
ухоженные...

А Борис и Глеб были довольны. Во-первых, они дали сдачу, попали кулаками в
упругое тело врага, так что в крови бурлило никогда прежде не испытанное
упоение боем. Во-вторых, этот Морской дядька совсем неуч, хотя и набит
стихами: Диоген не рубил узел и даже не завязывал, а разрубил узел
Александр Македонский.

- А если бы и у нас мечи, вот была бы битва!

- Он бы заплакал, что двое на одного!

- А мы и безоружные! Хук слева, свинг справа!

- Вы у меня молодцы, мальчики! Мужчины! - расцеловала их Мышка.

А средостение не то что бы болело - но чуть ныло. Все-таки картон был
плотный, а серебряная фольга изображала острие меча.

Средостение чуть ныло - и это была благая боль. Наверное, так же ныло бы
место разреза после операции, если бы нашелся хирург, который нанес такой
же удар - скальпелем. По всем правилам искусства, разумеется, стерильно и
под наркозом, но так же решительно!

Действительно, некоторые узлы можно только рубить. Разом. Без колебаний.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0388 сек.