Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Михаил Чулаки - Борисоглеб

Скачать Михаил Чулаки - Борисоглеб

Они засыпали с мыслью о победе. С мыслью о новом сценарии.

Обсуждать сценарии было куда интереснее, чем учить уроки. Да уроки вообще
потеряли всякий смысл, ввиду предстоящего отлета на съемки. Кому интересно,
какие отметки были у двойной кинозвезды? А если и интересно, то как раз
узнать, что будущая знаменитость получала двойки. Почти все знаменитости в
детстве были двоечниками, бездельниками, хулиганами. Публику привлекают
контрасты. Отличник, ставший каким-нибудь лауреатом, никому не интересен -
это слишком пресно. То ли дело малолетний преступник!.. Хулиганство Борису
и Глебу было, увы, недоступно, оставалось начать карьеру двоечников.

Они обсуждали подробно вариант "сиамцы на троне", когда зазвонил телефон.

Мышка была дома, и она ответила, как всегда.

Через минуту она окликнула:

- Мальчики, возьмите трубку! Тут какой-то иностранец, я ничего не понимаю.

"Фокс"! разом подумали они. Глеб схватил трубку и передал щупальцам. Так
они и держали ее щупальцами вдвоем посредине, чтобы слышно было обоим.

- Хиа ар мистерс Кашкаровс?

- Йес! Йес! - завопили близнецы.

Впервые в их телефоне раздалась иностранная речь. Впрочем понимали они с
трудом с непривычки. Но все же поняли, что приехали двое актеров по заданию
"Фокса" и хотят прийти к ним домой.

- Плииз, - закричали они так же дружно, - плииз!

Мышка запаниковала:

- Надо же было со мной посоветоваться! Пригласили бы завтра. Дома ничего
нет. Придется же их кормить. Что они подумают?! Они же привыкли ко всяким
деликатесам!

- Перестань! - веско оборвал Борис. - все равно жратвой их не удивишь, не
старайся. Они не за этим летели.

- А зачем?

Действительно, зачем? Актеры же, не сценаристы.

- Играть будут с нами, - уже не так уверенно ответил Борис.

- Есть же там и другие роли, не только мы, - объяснил Глеб.

Мышка в панике начала мести пол.

Звонок в дверях раздался уже через час. Американцы времени не теряли.

Мышка бросилась открывать. Послышалась американская речь, мышкины
восклицания, но скорее удивленные, чем радушные - и в комнату вошли...
близнецы.

Нормальные раздельные близнецы, только что по-заграничному роскошные. Хотя
одеты были обыкновенно. Очень они были спортивные, но одновременно -
холеные. Кожа необычайно гладкая, ухоженная. Мистер Лив хотя и блистал
самодовольством и всякими пуговицами, пряжками, далеко не имел такой кожи.
У него кожа оставалась обветренной, ленинградской, а тут вошли парни лет по
двадцать, сохранившие нежную детскую кожицу.

А держались они скорее застенчиво - тоже в отличие от мистера Лива. Но все
равно Борис и Глеб сразу же остро ощутили незаконность появления здесь этой
парочки. Близнецы - это они: Борис и Глеб Кашкаровы, они воплощают собой
абсолютное близничество, и всякие другие близнецы кажутся рядом с ними
самозванцами.

- Дэн и Дэвид, - представились американцы и слишком старательно улыбнулись.

Смущение от первого знакомства с иностранцами сразу прошло, сменившись
недоверием; Борис и Глеб неохотно встали им навстречу, протягивая для
пожатия щупальца: пусть сразу видят разницу!

- О, нам так интересно познакомиться с вами, - говорили Дэн и Дэвид, а
Борис и Глеб понимали их все лучше.

- Мы очень интересуемся, потому что мы будем играть таких близнецов и нам
надо знать и видеть, как вы имеете обыкновение все делать в жизни.

Борис и Глеб забыли придвинуть стулья, отодвинутые при вставании, и чуть не
сели мимо стульев на пол. Зацепились за самые кончики.

- Как это - играть? Как вы можете нас играть?!

- Нас никто не может играть! Мы одни такие. И мы придумали фильм.

Они говорили по-английски. Мышка стояла в дверях. Она не понимала слов, но
видно, что и она догадалась, что случилось что-то плохое.

- Вы дали идею, - по-прежнему улыбаясь, терпеливо объясняли Дэн и Дэвид, -
и за вашу идею "Фокс" платит. А больше у вас никаких прав. "Фокс" нанял
играть нас.

- Но вы не можете! - в отчаянии закричал Борис. - Вы не сиамцы!

- Вы не можете! - закричал и Глеб. - Вы совсем обыкновенные!

- Мы - актеры. Мы сыграем, - с прежним терпением внушали Дэн и Дэвид. - Вы
не можете играть. Вы - не актеры. Вы будете плохо смотреться.

Да, конечно Борис и Глеб толстые, и они не красавцы, как эти. Зато они -
настоящие.

- Вы не можете! Мы особой конструкции! У нас жесткое крепление!

- О, это все очень просто. Нас затянут в тесные трико, а здесь, где бок и
бедро, крепко сошьют. И мы будем выглядеть так же как вы.

- Но - руки! Видите наши руки? - Борис и Глеб не знали слова "щупальца"
по-английски. - Вы не сможете сделать себе такую руку!

- Немного грима, и ладонь уменьшится. А совсем точно и не нужно: слишком
точно - неэстетично. Зритель хочет, чтобы все выглядело эстетично.

Размахались Борис и Глеб своими щупальцами, а они, оказывается,
неэстетичные.

- А сейчас мы хотим, - не смущаясь продолжали Дэн и Дэвид, - посмотреть
ваши движения, о’кей? Чтобы лучше сыграть.

Борис и Глеб молчали. Они мучительно смирялись с тем, что в кино пускают
только красавцев. А подлинность в кино не нужна. Вместо их пронизанного
сосудами и связками средостения - сшитое двойное трико.

- Вы хотите у нас учиться, - наконец медленно заговорил Глеб. - Чтобы
учиться, надо платить. Платите тысячу долларов за урок, и мы вам покажем
движения.

- Платить можно, - сказали Дэн и Дэвид. - Но не тысячу. Тысячу - слишком
много. Сотню.

- Тогда мы не согласны, - сказал Борис. - Слишком много хотите за сотню.
Тогда мы вам ничего не покажем. Без нас вам не обойтись.

- Мы хотим учиться, - вежливо, но упрямо повторили Дэн и Дэвид, - и готовы
платить. Но можем и обойтись. Мы наденем трико, нас сошьют - и мы сами
начнем ходить, как вы, и учиться по своему опыту.

Борис и Глеб пытались упираться, хотя уже поняли, что все козыри на руках у
настойчивых гостей.

- Вы не научитесь всему, потому что вы ненастоящие.

- А нам всего не нужно. Для кино мы научимся достаточно. Чтобы сыграть.

Мышка решила вмешаться. В меру своего разумения.

- Мальчики, спросите, будут они чего-нибудь есть? Салат. Селедочку я
сделала с сельдереем. Или сразу чай с пирогом?

- Да ну что ты, Мышка! - При американцах можно: они не понимают. - Что ты,
Мышка! Мы о деле говорим! При чем тут чай?

- О деле очень хорошо - за столом.

И она стала ставить тарелки, жестами приглашая гостей не стесняться.

- О, йес! - сказали Дэн и Дэвид. - Хотьим есть! - по-русски.

И захохотали.

- Несколько слов, чтобы вживаться в роль, - добавили они уже по-английски.

Действительно, совместная еда невольно сближала. Правда, Борис и Глеб не
хотели, а выдавали свои секреты: как держат ложки и вилки сильными
наружными руками, как подсаливают и приперчивают щупальцами.

Щупальцами они даже щеголяли нарочно, чтобы незванные артисты ни на минуту
не забывали, как далеко им до неподдельных сиамских близнецов.

Ну а разговор пошел дружелюбнее.

- Нас послала фирма, - не извинялись, но объясняли Дэн и Дэвид. - "Фокс"
платит за все. Платил бы "Фокс" тысячу долларов в час, мы были бы рады. Но
нам выдано сто долларов на представительство. По курсу это много. Туристы
рассказывают, у вас можно за десять долларов хорошо пообедать вдвоем в
ресторане. Мы можем вас угостить в ресторане или купить что-нибудь.
Кроссовки "рибок". Вот и все. А за идею вам заплатили много. И наше
ознакомление входит в плату за идею. Мы сами только начинаем в кино. Когда
сыграем столько ролей, сколько Чак Норрис, будем миллионерами, будем вам
платить от себя. А сейчас мы не можем.

Борис и Глеб поверили: эти двое действительно не могут платить. Они даже
почувствовали с Дэном и Дэвидом какую-то солидарность - как близнецы с
близнецами. Но тем большую злобу испытывали они к хитрому "Фоксу": решил
отделаться пятнадцатью тысячами, да еще выступает в роли благодетеля - как
же, платит за идею! А сам загребет на фильме миллионы. И вранье, что не
подошел сценарий: просто за полный сценарий пришлось бы заплатить дороже,
чем за идею. А сами там состряпают какую-нибудь чушь.

И машина уже запущена, не остановить - идея продана, идея уже у "Фокса".
Что-то Борис и Глеб сделали не так. Мистер Лив не смог их ограбить, а
"Фокс" - сумел. Мистер Лив хотя бы сулил поездку по Америке, а с
пятнадцатью тысячами они могут спокойно оставаться дома. Или съездят один
раз, и кончен бал.

А самое ужасное: идея исчерпана. Сценариев может быть много с сиамскими
близнецами, а идея-то одна, второй не будет.

Дэну и Дэвиду нравилось все: и салат, и селедка с сельдереем, и пирог.





 
 
Страница сгенерировалась за 5.561 сек.