Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Михаил Чулаки - Борисоглеб

Скачать Михаил Чулаки - Борисоглеб

- Не попал, - засмеялась мама. - Очень нужен!.. - А сейчас бы хорошо -
шампань. У нас в салоне говорили "шампунь". Ваш папа сначала не понимал.

- А давай сейчас купим шампуня! Сходим вместе, Мышка! И будем сами
праздновать!

Борису показалось, что его никогда еще не осеняла такая великолепная мысль.

- Прибежала Мышка, Мышка-коротышка, - мурлыкал Глеб.

- Ложитесь, мальчики, ложитесь. Мы и так сами лучше всех празднуем.
Ложитесь, - шепнула мама, - я в пирог особенной травки положила, чтобы вам
что-нибудь приснилось.

С общего согласия близнецы улеглись на спины. И сразу замолчали в ожидании
чудесного сна.

Дверь тихо открылась и мама вошла к ним в комнату. Когда-то давно она
всегда заходила поцеловать их перед сном, но потом перестала, сказала:
"Хватит, вы уже взрослые". И вот - вошла.

Неслышно, как мышка, она подошла и молча погладила по головам. Оба замерли
под ее рукой.

- Бедные вы, бедные, - прошептала она наконец. - Взрослые уже. Взрослые
мужчины, да? А живем тут как в монастыре.

Она гладила их по головам, потом ее маленькие ладошки спустились ниже - на
шеи, на плечи.

- Кто же вас выберет, кто пожалеет? Какая девушка?

Мама гладила их по плечам, по груди. Они боялись пошевелиться.

- Я во всем виновата, что родила вас такими. Я. Я и одна помочь вам могу.
Кто же кроме мамы вас полюбит? Кроме мамы и помочь вам некому.

Из окна в комнату вливался слабый свет. И близнецы не отрываясь смотрели,
как мама встает, медленно расстегивает халат - а под халатом она оказалась
как Венера из эрмитажного альбома.

- Я ведь тоже не старая, мальчики мои. Может, понравлюсь вам.

По радио часто передают арию, которую поет сладкий тенор: "И вот она без
покрывала вдруг предстала предо мной".

Но никогда Борис и Глеб не смели думать, что счастье, доступное оперному
красавцу, достанется и им.

Но мама медлила.

Не мама - мышка. Женщина, прекрасная как на картине - и маленькая родная
Мышка.

Она стояла со стороны Глеба. И Борис видел, как поднялась сильная правая
рука брата и потянулась к Мышке. Маленькая Белая Мышка вздрогнула от
прикосновения, вытянулась и сразу наклонилась, шепча:

- Мальчики мои... кто же... какая другая...

Она гладила обоих, но больше доставалось Глебу, который был ближе.

Глеб вскочил бы, чтобы обнять женщину и повалить на тахту, если бы не висел
на нем гирей брат. А так оставалось принимать ласки и ждать, что быстрая
Белая Мышка что-нибудь сделает сама.

А Борису сделалось страшно. Это был не сладостный страх, пережитый недавно
с Леночкой, а страх панический, позорный. Тогда с Леночкой была игра, он не
мог идти до конца и Леночка не ждала от него этого - и потому можно было
играть роль настойчивого и страстного мужчины. А сейчас не игра, сейчас не
притворишься, сейчас надо доказать свое мужество на деле... Но вдруг не
получится?! Вдруг он опозорится?! Постыдный страх наростал, захотелось в
уборную, немедленно в уборную! Единственное желание, единственная страсть.

- Идем скорей, - хрипло сказал он. - Дупелиться. Не могу.

- Ты чего?

- Идем, говорю, скорей! Дупель-шесть!

Борис дернулся, чтобы привстать, таща за собой Глеба.

Почти всегда подобные позывы возникают у них в резонанс, но сейчас Глеб был
весь захвачен непривычными ласками и резонанс разладился.

- Лежи ты!

- Идем! Скорей!

- Ну что вы, мальчики, идите, - шепнула Белая Мышка. - Я же никуда не
денусь. Подожду.

Как были, голые, они заковыляли в уборную. Глеб слегка ворчал, но скоро
ощутил, что цель похода близка и ему. Но при этом первым бздуном показал
себя Борька - даже и удачно получилось.

Борис же едва успел донести свой груз до цели. Но все-таки - успел. И
пережил облегчение, как громадное наслаждение, почти равное предстоящему.

- Я тоже, - пришлось признаться Глебу.

И Борис с удовольствием расслышал, что брат выдал примерно такую же
порцию - а притворялся, что не хочет!..

Отдупелившись, они весело пришагали назад.

Мышка лежала, натянув одеяло на самый нос.

- Все в порядке? - спросила она обыденно.

И вопросом этим сделалась еще ближе и родней: значит, между ними нет стыда,
ничего не нужно скрывать, стесняться - как не стесняются друг друга
поневоле Борис с Глебом.

Страх у Бориса прошел совершенно: как получится, так и получится. Перед ним
была ждущая женщина - но и мама, родная Белая Мышка, которая все поймет и
не станет презирать его за то, что в первый раз может получиться не так уж
здорово.

- Животом - хрипло сказал Глеб.

Скомандовал.

А какое право он имеет - командовать?!

- На спину, - ответил Борис.

Они видели ночью фильм по телеку, и там мужчина лежал на спине. Можно и
так, значит.

Если бы лечь животом, Мышка оказалась бы со стороны Глеба - и значит, он
надвинулся бы на нее первым. А если на спине, выберет она. Кого она
выберет?

- Животом давай! - повторил Глеб.

- Не ссорьтесь, мальчики, не ссорьтесь. Все будет хорошо. Ложитесь на
спинки, очень хорошо.

У них-то, раскормленных, "спинки"!

Маму они слушаются, и Глеб больше не спорил. Дружно спиной вперед близнецы
вползли на тахту. И Мышка оказалась со стороны Бориса.

Он потянулся к ней, в первый раз робко погладил такую белую, такую нежную
кожу. Мышка выпрямилась, стоя на коленях. И руки, и щупальца приподнялись к
ней навстречу. А ее ласкающие ладони спускались от головы, от шеи - ниже...
ниже...

Глеб попытался приподняться правым боком вслед за своей рукой, но большего
он сделать не мог, прикованный к борькиной туше.

А Борис - Борис еще был не совсем готов, и Мышка это увидела, ощутила. Она
поцеловала Бориса и, стоя на коленях, перешагнула к Глебу.

Вот она - столько лет запретная зона! И наконец Глеб оказался в ней
законно. Зона ждала его, устроена для него... Все чувства сосредоточились в
одной точке, как в боеголовке стартующей ракеты.

Дерганья Глеба напрягали и Бориса. Теперь и он был готов, совершенно готов.

Глебу казалось, он несется в каком-то неведомом пространстве, ускоряется -
и головка взорвалась мягким сладким взрывом.

Нетерпение Бориса стремительно возрастало, пьяная от наслаждения кровь
брата туманила голову, и Борис тоже взорвал свой заряд - из солидарности.

Но взрыв произошел далеко от цели.

Глеб лежал в блаженном изнеможении. Вместе с наслаждением он испытал и
полное моральное удовлетворение: ну вот он и настоящий мужчина.

А Борису сделалось стыдно. Чем они занимаются! то-есть - с кем!.. И к тому
же - без толку. Не донес. А Глеб - Глеб все сделал по-настоящему,
по-мужски...

Мышка гладила Глеба.

- Вот и хорошо, вот и умница... А ты, Боренька?

Ее рука протянулась - и нащупала последствия катастрофы.

- Не вытерпел. Конечно, куда ж вытерпеть, когда рядом такое. Ну ничего, ты
тоже молодец. В следующий раз ты - первый.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.8437 сек.