Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Кир БУЛЫЧЕВ - Журавль в руках

Скачать Кир БУЛЫЧЕВ - Журавль в руках

    14.

    Мы  шли  очень медленно. Мне хотелось припуститься вперед - ведь впереди
    была  еще  река,  потом  открытая  пустошь.  А  приходилось  идти  сзади
    плетущихся пленников - ничего иного не оставалось.

    Мне  казалось, что я давно, много дней, месяцев, иду по этому миру - и в
    сущности,  какая разница, параллельный он или фридмановский, заключенный
    в электрон. В нем живут, мучают и даже убивают. И я в нем живу. И лесник.

    В  кустах  произошла  заминка  -  пленники  не  решались ступить в воду.
    Сквозь  листву  угадывался  мост,  и по нему уже бежали черные фигурки -
    нас могли отрезать от леса.

    - Тут глубоко, в этой протоке, - сказал я - За островом мельче.

    -  Знаю,  -  сказал  лесник  -  У нас многие плавать не умеют. Говорил я
    Кривому,  чтобы  к  мосту  бежать. Сбили бы караул. Ты, может, эту каску
    снимешь? А то перевернет тебя, как корабль в бурю.

    Кривой,  ругаясь,  размахивая  руками,  загонял  беглецов в воду. Лесник
    присоединился  к  нему.  От  горы  уже подбегали солдаты - стрелы начали
    ложиться среди нас.

    - Топор не бросай! - крикнул мне лесник. - Если тяжело, отдай Кривому.

    - Не тяжело.

    -  Тогда плыви впереди. Если кто из сукров на тот берег прибежит, круши,
    не стесняйся.

    Я  прыгнул  в воду, ухнул по пояс, потом по грудь. Но на этот раз мне не
    надо  было  беречь  ружье,  и я знал, что через пять шагов, будет мелко.
    Когда  я  выбрался  на берег острова, в затылок ударила стрела - я так и
    клюнул  головой  вперед,  муравьиный  шлем  меня  спас.  Я оглянулся. На
    середине  протоки  несколько  голов. Лесник, по грудь в воде, загоняет в
    глубину последних беглецов. Я поспешил дальше.

    Первым  после меня на берегу появился Кривой, он нес в одной руке копье,
    другой  поддерживал совершенно обессилевшего человека. Человек попытался
    сесть  на  траву,  но Кривой зашипел на него, сунул в руку копье и снова
    побежал к воде, чтобы помочь еще одному беглецу.

    К  тому  времени,  когда  до  берега добрался лесник, - а он замыкал наш
    отряд, - сюда перебралось человек шесть-семь.

    Впереди  белела  стена тумана - густого, спасительного. Но нас настигали
    стражники, бежавшие по берегу.

    Не  знаю,  убил  ли  я  кого-нибудь,  ранил ли в той короткой схватке на
    берегу  и  потом на пути к пустоши. Я махал топором, бежал, снова махал,
    был  треск  металла,  крики,  но люди в муравьиных шлемах, возникавшие и
    пропадавшие  в  ночи,  казались  фантомами,  безликими,  бестелесными  и
    неуязвимыми.

    До  леса  нас  добралось четверо - Кривой, лесник, я и еще один парень с
    разрубленным  плечом,  которое  лесник  перевязал  своей  голубой майкой
    (порванную гимнастерку он потом натянул на голое тело).

    Мы  скрылись  в  глубине леса, в густом подлеске. Уже светало. На ходу я
    несколько  раз  засыпал,  но  продолжал  идти,  в дремоте различая перед
    собой  широкую спину Кривого, даже видя короткие сбивчивые сны, действие
    которых  происходило  в  лаборатории.  В  них  я  доказывал  Ланде,  что
    свободная   энергия  поверхности  планеты,  сконцентрированная  в  точке
    искривления   пространства,   способна  создать  переходный  мост  между
    мирами, но шеф не слушал, а повторял: "Тихой жизни захотел? Тихой? Да?"

    Мы  сидели  в  густом  ельнике.  Где-то  неподалеку  контрабасами зудели
    трубы: муравейник переполошился.

    - Мальчик погиб, - сказал я. - Курдин сын.

    - Врешь!

    -  Тетя  Агаш послала его со мной до леса. Я его у леса потерял, а потом
    нашел. Мертвого.

    Лесник выругался.

    - Не надо было мне его с собой брать, - сказал я.

    Я  ждал  опровержения.  Он  должен  был  сказать:  "Без  тебя  нам бы не
    выбраться..."

    Но он сказал:

    - Весь наш род перебили. Никого не осталось.

    - Вы же не виноваты.

    -  Не  виноват,  -  сказал лесник твердо. - Их бы и так поугоняли. Как в
    других  деревнях.  Сукрам  теперь железо нужно, нужнее хлеба. С соседями
    воевать собрались. Пока хлеб был нужнее - люди кое-как жили.

    Он отмахнулся от комара и вздохнул.

    - Папиросу бы сейчас.

    Я  пожал  плечами.  В позапрошлом году на Памире у нас кончилось курево.
    Мы решили сгонять на газике в Хорог и попали под камнепад. Чудом пронесло.

    -  Я,  знаешь,  что думал, - продолжал лесник. - Вот бы всех к нам через
    дверь перетащить, всю деревню. А вот нет деревни...

    Трубы  гудели  все  ближе. Дальше раненый идти не мог. Мы спрятали его в
    дупле  громадного  дерева  со  сбитой  молнией  вершиной.  Но мы ушли не
    сразу.  Как-то неловко было, что мы-то сами целы и мы можем уйти. Парень
    молчал.  Я представил себе, как страшно ему оставаться. Может, взять его
    с собой? Дотащим как-нибудь до шалаша...

    Лесник вскинул ружье на плечо.

    -  Не переживай, Коля, - сказал он. - Не дотащить нам его. Сами погибнем
    и  его  не  спасем.  А  Кривой  травы знает. Здесь травы, можно сказать,
    волшебные.  Почище  наркотиков.  Заснет  парень на неделю - а там и раны
    затянутся.

    Сергей  угадал мои мысли, потому что думали мы об одном и одинаково. Или
    почти  одинаково.  Если можешь угадать чужую мысль - это, наверно, шаг к
    пониманию.  А  не  пора ли нам научиться читать мысли, мой милый очкарик
    Ланда? Сколько мы с тобой сжевали соли за десять лет? Нет, за двенадцать...

    - Пошли, - сказал лесник. - Пора.

    Кривой  вывел нас к зарослям, оттуда лесник знал тропку домой. В деревню
    возвращаться  нельзя,  там  наверняка ждут. Кривой уходил в дальний лес.
    На  прощание он начал просить ружье. Лесник не дал. Отговорился тем, что
    нет патронов. Кривой насупился. Лесник сказал по-русски:

    -Ты раненого парня не забудь. Он из чужого рода, никого у него не осталось.

    - Не забуду, - буркнул Кривой. Он был обижен.

    - Я скоро вернусь, - сказал лесник.

    - Куда? Некуда тебе возвращаться. Агаш я с собой уведу.

    Мы попрощались.

    Я  шел  за  лесником по узкой тропке, он отводил ветки, чтобы не стегали
    по лицу.

    -  Дай  ему ружье, - ворчал лесник. Сам как без него обойдусь? А они все
    равно стрелять не умеют. Да и патронов нет...

    Лесник оправдывался перед самим собой. Я молчал.

    -А  возвращаться мне сюда и в самом деле не к кому. До дальнего леса три
    дня  ходу.  Я  там и не бывал. А здесь все опустошенное... Неудачный для
    тебя выход получился.

    Солнце  уже  поднялось,  в  шлеме было жарко, но лесник сказал, что если
    нас увидят, лучше мне быть в шлеме. Топор оттягивал плечо.

    - Долго идти? - спросил я.

    - Через час будем. Пить хочется.

    -  Знаете, Сергей, - сказал я неожиданно для самого себя. - Я передумал.
    Никуда я не уйду.

    - Не понял.

    - Из института не уйду.

    - А почему ты уходить должен?

    -  Долго  объяснять...  У  меня  такое  впечатление,  словно  сместились
    масштабы. Что казалось важным, стало маленьким...

    Он обернулся ко мне. К моему удивлению, он улыбался.

    -  Сместились? Зарядку, значит, получил? Ничего, это полезно. Вот только
    бы добраться до дому. А потом знаешь, что? Вернусь я сюда.

    -Не спешите, - сказал я. - Надо подумать. Порой, синица в руках...

    -  На  что  нам  с тобой синицы? Ладно, обмозгуем. Видишь же, домой иду.
    Маша  там  с  ума  посходила.  Вторые  сутки...  Вернусь.  А то ведь как
    бараны,   ну,  честное  слово,  как  бараны.  Вчера-то  из-за  чего  все
    получилось?  Решили  гору  штурмовать.  А  тех  -  из дальнего леса - не
    дождались. Куда это годится?

    И  он  пошел  быстрее,  словно  спешил  обернуться  поскорее  и заняться
    здешними делами всерьез.

    - А Маша? - спросил я.

    - Машу тебе оставлю, - сказал лесник. - Не бросишь?

    Когда мы проходили открытой поляной, увидели слева столб дыма.

    -  Деревню жгут, - сказал лесник. - Как бы не нашу. Кривой-то тетку Агаш
    вывести должен.

    Я  представил  себе,  как  загораются  сухие  хижины.  Каждая коническая
    соломенная  крыша  становится  круглым  костром. И если займется тын, то
    пострадает и сад.

    -Вы там в саду были? - спросил я лесника.

    -Где?

    -В маленьком саду, за одним из домов.

    -  Окстись,  -  сказал  лесник.  - Там на всю деревню одно дерево, чтобы
    меня подвесить, и то сухое.

    Далеко,  метрах в ста, дорогу перебежал некул. Я успел хорошо разглядеть
    его крепкое горбатое тело на длинных, как у борзой, тонких ногах.

    - Видели?

    - Стрелять не хочу без нужды, - сказал лесник. - Услышат.

    - Вы думаете, что они могут нас здесь подстерегать?

    -  Вряд  ли.  Но  чем  черт  не  шутит?  Последнее дело других дурачками
    считать. Они же знают, с какой стороны я в деревню приходил.

    Эта  мысль  казалась мне почти нелепой, принадлежащей к другому слою сна
    -  к ночной части кошмара. Здесь не должно быть стражников, они исчезают
    утром.  Стоит ли думать о них, когда впереди столько дел - и у меня, и у
    лесника.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1121 сек.