Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Кир БУЛЫЧЕВ - Журавль в руках

Скачать Кир БУЛЫЧЕВ - Журавль в руках

    3.

    Ту  женщину  я  увидел  только  на  пятый день. Я ходил на рынок, как на
    службу.  И  не  раз,  а  три,  четыре,  пять  раз  в  день. Примелькался
    торговкам  и  сам  знал  их  в  лицо.  На пятый день я увидел ее и сразу
    узнал,  хотя  она  была  без  платка  и  лицо  ее, обрамленное тяжелыми,
    светлыми  волосами,  странным образом изменилось, помягчело и не внушало
    ассоциаций  ни  с  раскольничьим скитом, ни с жестоким и жадным мужем. С
    реки  дул  свежий ветер, она накинула на плечи черный, с розами, платок.
    Глаза  ее были зелеными и брови высоко проведены по выпуклому лбу. У нее
    были полные, но не яркие губы и тяжеловатый для такого лица подбородок.

    Она  не  сразу  заметила  меня - была занята с покупателями. На этот раз
    перед  ней  лежала  груда  больших,  красных  яблок, и у прилавка стояла
    небольшая очередь.

    Я  уже привык приходить на рынок и не заставать ее. Поэтому ее появление
    здесь показалось сначала продолжением грез, в которых ее зовут Луш.

    Чтобы  успокоиться,  я  отошел  в  тень и следил за тем, как она продает
    яблоки.  Как  останавливает  на весы гири и иногда подносит их к глазам,
    будто  она близорука или непривычна к гирям. Как всегда добавляет лишнее
    яблоко,  чтобы  миска весов с яблоками перевешивала. Как прячет деньги в
    потертый  кожаный  плоский  кошелек и оттуда же достает сдачу, тщательно
    ее  пересчитывая.  Когда  гора  яблок на прилавке уменьшилась, я встал в
    очередь Передо мной было три человека. Она все еще меня не замечала.

    -  Мне  килограмм,  пожалуйста,  -  сказал я, когда подошла моя очередь.
    Женщина не подняла глаз. - Здравствуйте, - сказал я.

    -  Мало  берешь,  -  сказала  старушка,  отходившая от прилавка с полной
    сумкой. - Больше бери, жена спасибо скажет.

    - Нет у меня жены, - сказал я.

    Женщина подняла глаза. Она, наконец, согласилась меня признать.

    - Вы меня помните? - спросил я.

    - Почему же не помнить? Помню.

    Она  быстро кинула на весы три яблока, которые потянули почти на полтора
    кило.

    - Рубль, - сказала она.

    - Большое спасибо. Здесь больше килограмма.

    Я не спеша копался в карманах, отыскивая деньги.

    - А яиц сегодня нет?

    - Яиц нет, - сказала женщина. - Яйца случайно были. Я их вообще не продаю.

    - А вы далеко живете?

    -  Молодой  человек,  -  сказал  мужчина в униформе районного чиновника,
    состояв  шей  из  парусиновой  фуражки  и слишком теплого, не по погоде,
    просторного  костюма  -  Закончили  дело,  можно  не любезничать. У меня
    обеденный перерыв кончается.

    - Я далеко живу, - сказала женщина.

    Мужчина оттеснял меня локтем.

    -   Три  килограмма,  попрошу  покрупнее.  Можно  подумать,  что  вы  не
    заинтересованы.

    - Вы еще долго здесь будете?-спросил я.

    - Я сейчас заверну, - сказала женщина. - А то нести неудобно.

    - Сначала попрошу меня обслужить, - сказал мужчина в фуражке.

    -  Обслужите  его,  -  сказал  я.  -  У  меня  обеденный  перерыв только
    начинается.  Когда  мужчина  ушел, женщина взяла у меня яблоки, положила
    их на прилавок и принялась сворачивать газетный кулек.

    - А яблоки тоже особенные? - спросил я.

    - Почему же особенные?

    - Яйца оказались не куриными.

    - Да что вы... если вам не понравилось, я деньги верну.

    Она потянулась за кожаным кошельком.

    - Я не обижаюсь Просто интересно, что за птица...

    - Вы покупаете? - спросили сзади - Или так стоите?

    Я  отошел,  встал  в  тени,  достал  из  кулька одно из яблок, вытер его
    носовым  платком  и  откусил. Женщине видны были мои действия, и когда я
    вертел  яблоко  в  руке,  разглядывая,  я  встретил  ее взгляд. Я тут же
    улыбнулся,   стараясь   убедить  ее  улыбкой,  что  неопасен.  Она  тоже
    улыбнулась  -  в  ответ, но улыбка получилась робкой, жалкой, и я понял,
    что  лучше уйти, пожалеть ее. Но уйти я не смог. И дело было не только в
    любопытстве, я боялся, что не увижу ее снова.

    Движения  женщины  потеряли  сноровку  и стали замедленными и неловкими,
    словно  она  оттягивала тот момент, когда отойдет последний покупатель и
    вернусь я.

    Яблоко  было  сочным и сладким. Такие у нас не растут, а если и появятся
    в  саду  какого-нибудь  любителя-селекционера, то не раньше августа. Мне
    показалось,  что  яблоко пахнет ананасом. Я вытащил из огрызка косточку.
    Косточка была одна. Длинная, острая, граненая. Никакое это не яблоко.

    Я  видел,  как  женщина  высыпала  из  корзины последние яблоки, сложила
    деньги  в кошелек, закрыла его. И тогда, сделав несколько шагов к ней, я
    сказал негромко:

    - Луш.

    Женщина  вздрогнула,  кошелек  звякнул  о прилавок. Она хотела подобрать
    его,  но  рука не дотянулась, повисла в воздухе, словно женщина замерла,
    сжалась в ожидании удара, когда все теряет смысл перед физической болью.

    - Простите, - сказал я, - простите Я не хотел вас испугать...

    -  Меня  зовут  Мария  Павловна,  -  голос  был  сонный,  глухой,  слова
    заученные,  как будто она давно ждала этого момента и в страхе перед его
    неминуемостью репетировала ответ - Меня зовут Мария Павловна.

    -  Это  точно,  -  второй  голос  пришел  сзади,  тихий  и  злой - Мария
    Павловна. А что - интересуетесь?..

    Небольшого   роста  пожилой  человек  с  обветренным,  темным  лицом,  в
    выгоревшей  потертой  фуражке  лесника  отодвинул меня и накрыл ладонями
    пальцы Марии Павловны.

    -  Тише,  Маша, тише. Люди глядят. - Он смотрел на меня с таким холодным
    бешенством  в  белесых  глазах,  что  у  меня мелькнуло - не будь вокруг
    людей он мог бы и ударить.

    - Извините, - сказал я - Я не думал...

    -  Он  пришел за мной? - спросила Маша, выпрямляясь, но не выпуская руки
    лесника.

    -  Ну  что  ты,  зачем  ты так. Человек извиняется. Сейчас домой поедем.
    Никто тебя не тронет.

    - Я уйду, - сказал я.

    - Иди.

    Я не успел отойти далеко. Лесник догнал меня.

    - Ты как ее назвал? - спросил он.

    - Луш. Это случайно вышло.

    - Случайно, говоришь?

    - Приснилось.

    Я  говорил  ему чистую правду и я не знал своей вины перед этими людьми,
    но вина была, и она заставляла меня послушно отвечать на вопросы лесника.

    - Имя приснилось?

    - Я видел Марию Павловну раньше. Несколько дней назад.

    - Где?

    - Здесь, на рынке.

    Лесник,  разговаривая  со  мной,  поглядывал  в  сторону  прилавка,  где
    женщина  непослушными  руками  связывала  пустые  корзины, складывала на
    весы гири, собирала бумагу.

    - И что дальше?

    - Я был здесь несколько дней назад. И купил десяток яиц.

    - Сергей Иванович, - окликнула женщина, - весы сдать надо.

    - Сейчас помогу.

    Кто  он  ей'  Муж?  Он  старше вдвое, если не втрое. Но не отец. Отца по
    имени-отчеству в этих краях не называют.

    Лесник не хотел меня отпускать.

    -  Держи,  -  сказал он, протягивая мне чашку весов, уставленную кеглями
    гирь.  Сам взял весы. Мария Павловна несла сзади пустые корзины. Она шла
    так, чтобы между нами был лесник.

    - Маша, - спросил лесник - Ты яйцами торговала?

    Она не ответила.

    - Я же тебе не велел брать. Не велел, спрашиваю?

    - Я бритву хотела купить. С пружинкой. Вам же нужно?

    - Дура, - сказал лесник.

    Мы остановились у конторы рынка.

    - Заходи, - сказал он мне.

    - Я тоже,- сказала Маша.

    - Подождешь. Ничего с тобой здесь не случится. Люди вокруг.

    Но  Маша  пошла  с  нами и, пока мы сдавали весы и гири сонной дежурной,
    молча  стояла  у  стены,  оклеенной  санитарными плакатами о вреде мух и
    бруцеллеза.

    -  Я  вам  деньги  отдам,  -  сказала  Маша,  когда мы вышли, протягивая
    леснику кошелек.

    -  Оставь  себе,  -  сказал  Сергей  Иванович. Мы остановились в тени за
    служебным  павильоном.  Лесник  посмотрел  на меня, приглашая продолжать
    рассказ.

    -  Яйца  были  необычными,  -  сказал я - Крупнее куриных и цвет другой.
    Потом  я  увидел  сон.  Точнее  я  грезил наяву. И в этом сне была Мария
    Павловна. Там ее звали Луш.

    - Да,- сказал лесник.

    Он  был  расстроен.  Ненависть  ко мне, столь очевидная в первый момент,
    исчезла. Я был помехой, но не опасной.

    -  Мотоцикл  у  ворот  стоит,  -  сказал лесник Маше. - Поедем? Или ты в
    магазин собралась?

    - Я в аптеку хотела. Но лучше в следующий раз.

    -  Как  хочешь. - Лесник посмотрел на меня. - А вы здесь что, в отпуску?
    - Он стал официально вежлив.

    - Да.

    - То-то я вас раньше не встречал. Прощайте.

    - До свиданья.

    Они  ушли.  Маша  чуть  сзади.  Она сутулилась, может, стеснялась своего
    высокого  роста.  На  ней  были  хорошие,  дорогие  туфли,  правда,  без
    каблуков.  Я  не  сдержался.  Понял,  что  никогда больше их не увижу, и
    догнал их у ворот.

    - Погодите,- сказал я.

    Лесник обернулся, потом махнул Маше, чтобы шла вперед, к мотоциклу.

    - Сергей Иванович, скажите только, что за птица? Я ведь цыпленка видел.

    Маша молча привязывала пустые корзины к багажнику.

    - Цыпленка?

    - Ну да, розовый, голенастый, с длинным клювом.

    -  Бог  его  знает.  Может,  урод  вылупился. От этого... от радиации...
    Вообще-то яйца обыкновенные.

    Лесник  уже  не  казался  ни  сильным, ни решительным. Он как-то ссохся,
    постарел и даже стал невзрачным.

    - И яблоки обыкновенные?

    - К чему нам людей травить?

    - Таких здесь не водится.

    - Обыкновенные яблоки, хорошие. Просто сорт такой.

    Сергей  Иванович  пошел  к  мотоциклу.  Маша уже ждала его в коляске. Из
    ворот  рынка  вышел  человек, похожий на арбуз. И нес он в руке сетку, в
    которой  лежало два арбуза. Арбузы были ранние, южные, привез их молодой
    южанин,  задумчивый  и  рассеянный, как великий математик из журнального
    раздела  "Однажды...".  Продавал  он  эти арбузы на вес золота, и потому
    брали их неохотно, хотя арбузов хотелось всем.

    - Сергей? - возопил арбузный толстяк. - Сколько лет?

    есник поморщился, увидев знакомого.

    -  Как  жизнь,  как охота?-Толстяк поставил сетку на землю, и она тут же
    попыталась  укатиться.  Толстяк погнался за ней. - Все к вам собираемся,
    но дела, дела...

    Я  пошел  прочь.  Сзади  раздался  грохот  мотора. Видно, лесник не стал
    вступать  в  беседу. Мотоцикл обогнал меня. Маша обернулась, придерживая
    волосы. Я поднял руку, прощаясь с ней.

    Когда  мотоцикл  скрылся  за  поворотом, я остановился. Арбузный человек
    переходил улицу. Я настиг его у входа в магазин.

    - Простите,- сказал я. - Вы, я вижу, тоже охотник.

    -  Здравствуйте,  рад,  очень  рад,  - арбузный человек опустил сетку на
    асфальт,  и  я  помог ему поймать арбузы, когда они покатились прочь. Мы
    придерживали беспокойную сетку ногами.

    -  Охота - моя страсть, - сообщил толстяк. - А не охотился уже два года.
    Можете поверить? Вы у нас проездом?

    - В отпуске. Вы, я слышал, собираетесь...

    -  К  Сергею?  Обязательно  его  навещу! Тишь, природа, ни души на много
    километров.  Чудесный  человек,  настоящий  русский  характер,  вы  меня
    понимаете?  Только  пьет.  Ох, как пьет! Но это тоже черта характера, вы
    понимаете? Одиночество, он да собака...

    - Разве он был не с женой?

    -  Неужели?  Я  и  не заметил. Наверно, подвозил кого-то. А как он знает
    лес,  повадки  зверей  и  птиц, даже ботанические названия растении - не
    поверите!  Вы  не  спешите?  Я  тоже. Значит так, купим чего-нибудь и ко
    мне, пообедаем. Надеюсь, не откажете...





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1046 сек.