Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Кир БУЛЫЧЕВ - Журавль в руках

Скачать Кир БУЛЫЧЕВ - Журавль в руках

    6.

    За  спиной лесника стояла сосна. Не сосна - старое, раздвоенное, подобно
    лире,  дерево  со  стволом сосны, но вместо игл на ветвях - мелкие узкие
    листья. На коре была глубокая зарубка, затекшая желтой смолой.

    -  Это  чтобы  дорогу  обратно найти, - сказал Сергей Иванович. - Такого
    второго дерева поблизости нету. Вход в шалаш видишь?

    Под  сучьями  и  пожухлой  листвой  чернело пятно входа. Сергей Иванович
    подобрал  разбросанные  у  шалаша  ветки  и свалил беспорядочной грудой,
    маскируя вход.

    Было  нежарко,  но  ветер  казался  сухим и листва была покрыта пылью. В
    ботинке у меня еще хлюпало.

    - Путь один, - сказал лесник. - Через шалаш. Хочешь - проверь.

    - Как? - на меня навалилась необъяснимая тупость.

    - Обойди, - сказал лесник.

    Я  обошел шалаш. Он был спрятан в гуще кустов приходилось нагибаться или
    отводить  рукой  ветви.  Гудел  жук,  сквозь листву проглядывало блеклое
    небо  Я  обернулся.  Лесник  шел  за  мной, держа ружье на сгибе руки. С
    задней  стороны  шалаш  был завален сучьями. В щелку между ними я увидел
    все то же небо.

    -  Убедился? - спросил Сергей Иванович - Нет здесь никакого болота. И ни
    одной елки в округе.

    - Убедился, - сказал я.

    -  Ты  здесь со мной, как на выставке с экскурсоводом. А каково мне было
    в  позапрошлом  году? Один я был. И знаешь - струсил. Побежал обратно, а
    дыру  потерял.  Наверное  полчаса  по  кустам лазил. Ведь я свой лес как
    пять пальцев знаю. А вижу - не тот лес...

    Мы  снова  вышли  на  открытое  место,  перед шалашом. Леснику хотелось,
    чтобы я понял, каково ему было тогда.

    -  Я,  наверно,  тысячу раз тем болотом проходил. Там лисья нора была, -
    он  показал  папиросой  в  сторону  шалаша - На краю низины. Я всю ихнюю
    лисью  семью  в  лицо  узнавал.  Краем  ходил,  а вот на бугор не ходил.
    Какое-то  неладное  место, даже не объясню почему. И сейчас уж не помню,
    зачем  меня  в  этот  бурелом  понесло. Вижу. чернеется. Как берлога. Но
    пусто, знаю, что пусто.

    - Слушайте, Сергей Иванович, - перебил его я - А лес когда был повален?

    -  Лес?  Не  знаю.  Давно. Значит, сунулся я в дыру, меня подхватило, не
    пойму,  то  ли медведь, то ли это смерть меня заграбастала. Но обошлось,
    жив.  Вылезаю  -  дождь  идет.  А  по  нашу  сторону дождя-то не было...
    Понимаешь,  меня  подо  Ржевом  контузило, еще в сорок первом. Голова до
    сих пор побаливает. Я решил - вот тебе и последствие...

    Порыв   сухого   ветра  пронесся  по  кустам,  они  словно  забормотали,
    заскребли ветвями, зашептались сухими листьями.

    Сергей  Иванович  бросил  папиросу,  загасил ее каблуком. Я заметил, что
    неподалеку  валялось  еще несколько окурков, старых, серых - мундштуки у
    всех одинаково сплющены.

    -  Пойдем,  - сказал Сергей Иванович. - По дороге поговорим. Дела у меня
    здесь Люди ждут.

    Мы  прошли  краем широкого поля, заросшего незнакомой высокой травой, по
    которой  волнами  гулял  ветер,  и  там,  где  он  пригибал  траву,  она
    поворачивалась  светлой  стороной.  Светлые  волны  бежали  к  кустам, и
    казалось, что мы идем по берегу моря.

    -  Под  ноги  посматривай,  - предупредил Сергей Иванович, - здесь гадов
    много.  Трава  пахла  парфюмерно  и тяжело. Трава так пахнуть не должна.
    Где же мы? В, саванне? В сельве?..

    -  Я  долго  голову  ломал,  -  сказал  лесник.  -  Куда меня угораздило
    провалиться. В Австралию, что ли? Земля-то круглая?

    Последние   слова   прозвучали   вопросом.   Сомнение   родилось  не  от
    невежества, а от избыточного опыта.

    - Так и представил себе дырку сквозь весь шарик. Потом передумал.

    Ружье  вдруг  взлетело  в его руке и дернулось. Я вздрогнул. Выстрел был
    короток  и  негромок  -  кусты сглотнули эхо. В кустах затрещали ветки и
    упало что-то тяжелое.

    -  Спа-койно,  -  сказал  лесник  Он  достал патрон, перезарядил ружье и
    только  потом,  приказав  мне  жестом оставаться на месте, вытащил из-за
    голенища нож и шагнул в кусты.

    Теперь  он был другой, вернее, уже третий человек. Первого - неуклюжего,
    староватого,  неловкого  - я увидел на рынке, в городе. Второй - добрый,
    домовитый,  сильный  - остался в доме, с Машей. А третий оказался сухим,
    ловким и быстрым. Этот, третий, стрелял.

    - Коля, - позвал лесник из кустов. - Иди-ка сюда. Погляди, кого я свалил.

    Подмяв   длинные   стебли,  лежал  большой  серый  зверь.  У  него  были
    неправдоподобно  длинные  ноги,  тонкие  для крепкого мохнатого торса, и
    вытянутая   вперед,  как  у  борзой,  но  куда  более  массивная,  почти
    крокодилья, морда с оскаленными, желтыми клыками.

    -  Уже  прыгнул,  - сказал лесник. - Повезло нам, что с первого выстрела
    взяли. Они живучие.

    - Кто это?

    -  Некул.  Говорят, они домашние раньше были, как собаки. Одичали потом,
    когда  сукры  пастухов  разорили.  А  теперь  некул хуже волка. Человека
    знают, не любят. На человека охотятся.

    Лесник ломал ветки, забрасывая ими некула.

    -  Скажу  своим.  Потом  заберут. Где-то логово близко. На меня один уже
    бросался - крупней этого.

    - Они по одному ходят?

    - Только зимой в стаи собираются... Не бойсь.

    Тропа  петляла  среди  редких  остролистых деревьев, обогнула неглубокую
    обширную  впадину,  заросшую рыжими колючками. Из-за них выглянули концы
    обгорелых балок.

    -  Тут раньше жили, - сказал Сергей Иванович. - Так вот, я ведь человек,
    можно  сказать,  обыкновенный.  Образования  не  пришлось  получить,  но
    повидал  всякое.  Всю  войну прошел. Разные страны повидал. И по-всякому
    жизнь  поворачивалась.  Так  что  не  спеши меня судить. Тебе вот сейчас
    кажется:  проще  простого - увидел в лесу дыру, другая обстановка, беги,
    сообщай куда следует, умные люди разберутся. А ведь все же не так просто...

    Мы  спустились в лощину, по дну которой протекал узкий ручей. Через него
    было переброшено два бревна.

    -  Дождей  что-то давно не было, - сказал лесник, так говорят о засухе у
    себя  дома,  в деревне - Сперва я хотел раскусить, что к чему. Ведь не в
    городе   живу,   там  до  милиционера  добежал  -  взгляните,  гражданин
    начальник.  Значит,  езжай  в  город,  за  тридцать  километров,  иди по
    учреждениям,  пороги  обивай.  А  не  поверят?  Я бы и сам не поверил, и
    насмешек   боюсь  Потому  вообще  отложил.  Увидишь,  почему.  Можешь  -
    поймешь.  Теперь твоя очередь, ты и решай. Только сначала погляди, пойми
    все,  потом решай. Я подозреваю, что не Земля это. Понятно? Чего глядишь
    как черт на богородицу?

    - Почему вы так думаете?

    -  Звезды  не  такие  и сутки короче. На час, да короче. И другие данные
    есть...  Охотники  ко  мне  тогда  еще приезжали. Не столько наохотятся,
    сколько  водки  переведут.  Один  преподаватель там был, из области, я с
    ним  теоретически побеседовал. Я его и так и этак допрашивал, а про дыру
    ни-ни.  Я  ему:  "а  если  бы  так  и  так?"  А  он  в  ответ - "В твоем
    алкогольном  бреду,  Сергей,  ты  видел  параллельный  мир.  Есть  такая
    теория".  Сам  подливает,  а я, значит, в бреду... Слушай, Николай, ты о
    параллельных мирах слыхал? Как наука на них смотрит?

    - Слыхал. Никак не смотрит.

    -  Будто  это  такая  же  Земля,  только  на ней все чуть иначе. И таких
    Земель  может  быть сто... Стоп. Отойди-ка, друг, в сторонку. В кусты. А
    то испугаешь.

    В  том  месте  тропа сливалась с пыльной проселочной дорогой. Послышался
    скрип  колес. Сергей Иванович вышел на дорогу и свистнул. В ответ кто-то
    сказал. "Эй". Скрип колес оборвался.

    Как  бы  какой-нибудь  некул  не  догадался,  что  я  здесь,  в  кустах,
    безоружный.  Лесник  и  добежать  не  успеет.  Кора  дерева была черной,
    шершавой.   Золотой  жучок  с  длинными,  щегольски  закрученными  усами
    остановился  и  стал  ощупывать  ими  мой  палец,  загородивший  дорогу.
    Параллельный  мир...  Почему-то  меня занимала не столько сущность этого
    мира,  говорить  о  котором  можно  будет  лишь потом. Я думал о дыре. О
    двери  на  болоте.  То есть о феномене, который очевиден! В чем сущность
    этого  перехода?  Короток  ли  он, как сам шалаш, или бесконечно длинен?
    Откуда  ощущение  падения,  невероятной  скорости?  Занавес или туннель,
    протянувшийся  в  пространстве?  От природы этой двери зависит и принцип
    мира,  в который мы попали. Если допустить, что это мир параллельный, то
    о  его расположении в пространстве бессмысленно гадать. Если же это мир,
    существующий   в  нашей,  допустим,  Галактике,  то  каково  искривление
    пространства?  Никогда  бы  не  подумал,  что придется ломать голову над
    такими вещами!

    - Николай, - окликнул с дороги лесник. - Пойди сюда.

    - Иду.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0411 сек.