Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Боевики

ВИТАЛИЙ ГЛАДКИЙ - КИЛЛЕР

Скачать ВИТАЛИЙ ГЛАДКИЙ - КИЛЛЕР

                                  Повесть

   Я смотрю через пыльиое оконное стекло на улицу, к мне до чертиков
хочется выйти в наш старый убогий диор, сесть за столик под тополями и до
полуночи забивать "козла" в компании таких же, как и я, неприкаянных. А
потом, выпив на сон грядущий стакан кефира, лечь на чистые с крахмальным
хрустом простыни и уснуть... И спать долго-долго... и проснуться где
угодно, только не в этой мерзкой коммунальной дыре, где меня недоношенного
родила мать-алкоголпчка. Или не просыпаться вовсе...
   Спокойно, спокойно, дружище... Не дави себе на психику без нужды. В
нашем деле мандраж перед работой может стать началом финишной прямой в
этой жизни. А будет ли другая? Ученые умники обещают, да вот только на кой
она мне? Я и этой сыт по горло...
   Наган почистил и смазал еще вчера, но проверить лишний раз не помешает.
Хорошая безотказная машинка, и калибр что надо. В прошлом году "Макаров",
сволочь, подвел, патрон заело, едва ноги унес.
   Попрыгали, попрыгали... Нигде не звенит, не шебаршится... Кроссовки
"кошачий ход", брюки в меру просторны, куртка... Куртку сменить, чересчур
приметна. И карманы, карманы проверь, обалдуй! Ни единого клочка бумаги
чтобы не было.
   Похоже, все и ажуре. Готов. Время еще есть, нужно теперь себе алиби
сотворить. Оно вроде и ни к чему, но береженого бог бережет.
   - Петровна! - кричу, это я соседке по коммуналке.
   Она на кухне, что-то стряпает: как обычно, вонючее невероятно.
   - Чаво тебе, паразит?
   - Разбудишь меня через часок, - как можно строже говорю, высунув только
голову из двери своей комнаты - чтобы, случаем, не увидела, что я одет
по-походному.
   Впрочем, опасения мои беспочвенны: Петровна подслеповата, а засиженная
мухами маломощная лампочка в захламленном коридоре едва высвечивает кусок
потолка в ржавых разводах потеков.
   - Мине больше делов няма! - визжит в ответ Петровна, или Хрюковна,
по-нашему, по-дворовому. - Пайшов ты!..
   - Старая лярва! Твою... нашу... богородицу! - Это уже я, иначе Хрюковну
ничем не проймешь. - Если не разбудишь ровно через час, то я тебя... и
твою маму... Дошло.
   - Так бы сразу и сказал... - шипит подколодной Хрюковна и
переспрашивает: - Во скоки? - И добавляет, но тихо: - Паразит...
   - В одиннадцать нуль-нуль! - кричу как можно громче. - Сегодня "Взгляд"
смотреть буду!
   - Будя тебе згляд... - снова матернулась Хрюковна. - Сполню...
   Исполнит, в этом у меня нет ни малейших сомнений, разбудит точно в
срок, уже проверено. На кухне висят старинные часы с пудовыми гирями,
ничейные, и теперь Хрюковна будет следить за ажурными стрелками, как кот
за мышью. Конечно, вовсе не из уважения к моей персоне, а чтобы в
одиннадцать вечера, подойдя к замызганной двери, пинать ее изо всех сил,
хоть так вымещая годами накопленную злобу на соседей, которых, кроме меня,
было еще три семьи.
   Удовлетворенный, я замыкаю дверь изнутри и падаю на скрипучую кровать.
Хрюковна уже под дверью, подслушивает, стерва старая. Впрочем, зачем я...
Ее уже не изменишь. Старый кадр эпохи культа личности...
   Наконец шлепанцы Хрюковны удаляются от двери, и я осторожно встаю. На
улице уже темно. Смотрю на часы-в моем распоряжении час и четыре минуты.
   Это было больше чем достаточно. Открывая окно, взбираюсь на подоконник.
Третий этаж, в общем-то невысоко, но случись промашка... А, что об этом
думать-не впервой. Становлюсь на карниз и, цепляясь за щербатый кирпич
стены, медленно трюхаю к пожарной лестнице. Стена увита плющом, все
легче...
   Лестница. Теперь быстро, быстро! Двор, проходной подъезд, переулок.
Трамваи. Так надежней: "леваки" и таксисты имеют глаз наметанный, а мне
лишние свидетели нужны как зайцу стоп-сигнал...
   Парк. Темные аллеи. Пока пустынные. Пока. Через полчаса закончатся
танцы в ДК, и здесь появится городская шелупонь со своими шмарами.
Надеюсь, им будет не до меня...
   "Дубок". Ресторан из разряда престижных. Абы-кого сюда на пушечный
выстрел не подпускают. Только высокое начальство и "деловых" людей с
приличной мошной. Богатый выбор вин, икорочка, белорыбица.
   И путаны на заказ.
   Швейцар, морда барбосья, жирная, глаза рыбьи, легавый на пенсии, стоит,
закрыв брюхом всю входную дверь. А мне она и не нужна. Я обхожу ресторан с
тыла, натягиваю тонкие лайковые перчатки, поспешно вынимаю несколько
кирпичей из стены, вырываю решетку и спускаюсь в полуподвал. Это подсобка,
в ней складируют тару. Весь маршрут мной продуман и разработан самым
тщательным образом. Кирпичи и решетка - мои вчерашние ночные труды.
   Поднимаюсь по лестнице. Теперь главное-проскочить незамеченным узкий
коридорчик. Дверь, еще одна дверь... Комната-каморка. Ведра, тряпки,
швабры - здесь ютятся уборщицы. Сейчас здесь пусто. Закрываюсь изнутри на
задвижку. Нужно передохнуть и подготовиться.
   Подставляю стул, взбираюсь на него, выглядываю в крохотное оконце под
самым потолком. Лады, "наводка" не подвела - за столиком в нише сидит мой
"клиент". Он в добром подпитии, хихикает. Ему за пятьдесят, он чуть выше
среднего роста, слегка располневший, в костюмчике французском тыщи за
полторы, на левой руке перстень с черным бриллиантом. Шикует кандидат...
Рядом с ним, покуривая длинные черные сигареты, кривляются две встрепанные
шалавы, корчат из себя пай-девочек - видно, их, за неимением лучшего,
подсунул моему "клиенту" толстый барбос-швейцар из своего НЗ.
   Про девок ладно, хрен с ними, а вон те два хмыря за его столиком,
телохранители с тупыми рожами, - это да-а... Я пас этих бобиков неделю по
городу, знаю все их ухватки. Серьезные ребята. "Перышки" и кастеты и
карманах точно имеются, за "пушки" не ручаюсь, но подозреваю, что могли и
их прихватить с собой. А чего и кого им бояться? В ресторане все свои, все
куплено и схвачено. Дежурные менты при встрече с моим "клиентом" едва не
кланяются ему, губы до ушей растягивают...
   Ладно, все это шелуха, время уже поджимает. Пора.
   И плевать я хотел на его дуболомов. Знал, на что шел.
   Десять "штук" за мякину не платят. Интересно, что они там не поделили
между собой - мои "благодетель" и этот шикунчик?
   Надеваю черную вязаную шапку-маску с прорезями для глаз, достаю наган
из-за пазухи, сую его за пояс.
   Так удобней. Выхожу из каморки. Коридор пустынен.
   Он ведет в кафетерий, который работает только днем.
   Еще одна дверь, дубовая, прочная, заперта. За нею слышен ресторанный
гам и звуки оркестра. Ключ от этой двери у меня есть, добыл с великим
трудом. Приоткрываю дверь. Все точно, вот она, ниша, за портьерой, рукой
подать. В щелку виден мой кандидат в покойники с фужером в руках. Держит
речь. Извини, дорогой, времени у меня в обрез, доскажешь на том свете.
   Достаю наган, рывком отдергиваю портьеру и выскакиваю перед честной
компанией "клиента", как черт из табакерки. Стреляю в голову почти в
упор... Два раза - для верности. Вполне достаточно. Вижу, как дуболомы от
неожиданности шарахаются в сторону, один из них валится со стула. Секунд
пять-семь у меня есть в запасе, пока они очухаются, поэтому я спокойно
возвращаюсь за портьеру и запираю дверь на ключ. А теперь - ходу, ходу!
Бегу по коридорам, спускаюсь в полуподвал. Вот и мой лаз. Выбираюсь наружу
и бросаюсь в кусты.
   Снова бегу, не выбирая дороги. Наконец впереди блеснул свет фонарей.
Аллея. Прячу в карман оружие, шлем, перчатки и неспешным шагом иду к
выходу из парка. Человек гуляет, вечерний променад...
   - Эй, парень, дай закурить!
   Компашка, человек семь. Расфуфыренные крали, раскрашенные, как индейцы
сну на военной тропе, и - один, второй... - точно, четыре лба, два из
которых росточком под два метра. Акселераты хреновы...
   - Не курю, - бросаю на ходу и уступаю им дорогу.
   - Как это не куришь? Ну-у, парень...
   Начинается обычный в таких случаях базар-вокзал.
   Матерюсь втихомолку: остолоп, нужно было кустами до самого выхода из
парка чесать, а теперь стычки не миновать, сопляки на подпитии. Или
накололись, что все едино. Мне разговаривать недосуг, надо рвать когти
отсюда, и поскорее, но они уже окружили меня, ржут в предвкушении
спектакля. Эх, зеленка, молокососы...
   Бью. Удары не сдерживаю, но стараюсь не уложить кого-нибудь навеки. Мне
перебор не нужен, да и дерусь не со зла, а по необходимости: к тому же не
за зарплату.
   Все. Кончено. Один, сердешный, ковыляет в кусты, трое лежат. Кто-то из
них подвывает от боли. У-шу, детки, не игрушка... Крали стоят в стороне,
нервно повизгивая.
   - Привет... - машу им рукой и исчезаю...
   Двор, лестница, карниз... Немного побаливает рука, на тренировке ушиб,
сегодня добавил. Ладно, до свадьбы заживет. Главное, заказ выполнен,
десять тысяч в кармане. Теперь мотать нужно отсюда на месяц-два.
   Но - не сразу. Через неделю - в самый раз.
   Закрываю окно, раздеваюсь. И все-таки устал.
   Чертовски устал. Спать...
   На кухне бьют часы. Одиннадцать. И тут же в дверь моей комнаты
забарабанила Хрюковна.
   - Вставай, паразит! "Згляд" ужо...
   Выдерживая положенные полминуты, жду, пока Хрюковна не выстучит мне
алиби. Дверь ходит ходуном, даже старая краска осыпается, а старая ведьма
молотит не переставая. Ладно, пусть порадуется, горемычная...
   Наконец послышались голоса остальных соседейвыползли из своих щелей,
ублюдки. О, как я их ненавижу. Ерошу волосы, отмыкаю дверь и выскакиваю в
одних плавках в коридор, пусть все посмотрят на меня, "сонного".
   - Ты что, сбрендила?! - ору на Хрюковну и усиленно тру глаза.
   - Сам просил... - довольно растягивает она свои лягушачьи губы. -
"Згляд" смотреть. Тютелька в тютельку...
   - А-а... - мотаю головой, прогоняя остатки "сна", и шлепаю в
ванно-сортирную комнату - умываться.
   День прошел - и ладно...






 
 
Страница сгенерировалась за 0.1784 сек.