Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Боевики

ВИТАЛИЙ ГЛАДКИЙ - КИЛЛЕР

Скачать ВИТАЛИЙ ГЛАДКИЙ - КИЛЛЕР

   ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ


   Вид Ивана Савельевича не сулил мне ничего хорошего. Настроение у него
было хуже некуда, и я прекрасно понимал, по какой причине, по отступать не
собирался - не приучен.
   - Дачу Лукашова я нашел. Она записана на имя его матери.
   - Ото новына... - безразлично буркнул Иван Савельевич, не поднимая
головы.
   - Мне нужна санкция на обыск, - упрямо гнул я свое.
   - С какой стати? - взвился, будто ужаленный, следователь. - Ты в своем
уме? Лукашов тебе шо, преступник? Цэ бэззаконие.
   - И квартиры тоже, - жестко отчеканил я. - Закон как раз и
предусматривает подобные действия. И я требую...
   - Ц-ц-ц... - зацокал Иван Савельевич. - Якэ воно упэртэ... Я тебе
говорю - нет. И точка.
   - Иван Савельевич, - тихо и доверительно спросил я, - звонки были? -
показал глазами в потолок.
   Иван Савельевич замахал руками, будто увидел нечистую силу.
   - Ш-ш... - зашипел он испуганно, невольно посмотрев в сторону
приставного столика, где были телефоны и селектор.
   Я едва сдержался, чтобы не расхохотаться. Ох уж эта наша боязнь
подслушивающих устройств, которые, по мнению обывателей (и не только),
некая секретная служба понатыкала везде, вплоть до туалетных комнат...
   Но в том, что на Ивана Савельевича надавили сверху, у меня уже сомнений
не было.
   Иван Савельевнч и впрямь нашел мне в помощники "гарного хлопца",
капитана ОБХСС Хижняка, который обложил интересующий нас кооператив "Свет"
по всем правилам стратегии и тактики. Выяснилось, что Коберов и Заскокин
исполняли в кооперативе роли охранников.
   Но кого они охраняли, вот в чем вопрос. И уж, конечно, не председателя,
некоего Фишмаиа, который старательно изображал фигуру большой значимости,
а на самом деле был подставным лицом, пешкой в крупной игре. Месячный
оборот торгово-закупочного кооператива "Свет" составлял полмиллиона
рублей, в основном за счет перепродажи импортной видеоаппаратуры и
компьютеров. Но это была только верхушка айсберга, что и раскопал
неутомимый и цепкий Хижняк: большая часть сделок совершалась тайно, минуя
бухгалтерские документы. Кто-то ворочал бешеными деньгами. Но кто?
   И чья фигура стояла за зицпредседателем Фишманом?
   Посоветовавшись, мы решили для начала подключить финорганы- очередная
ревизия, не более того. Но вот тут-то и началось...
   Во-первых, Хижняку влетело от начальства за "самодеятельность", и его
срочно отправили в командировку на периферию в сельский район. Во-вторых,
Ивана Савельевича вызвал прокурор области и так вздрючил за какие-то
мелочи, что тот неделю валидол из-под языка не вынимал. А в-третьих... уж
не знаю, кто там и что говорил Палычу, но он на оперативников был чернее
грозовой тучи и носил нас по кочкам с таким остервенением, будто собирался
не на пенсию, а на повышение, где требуется не столько ум, сколько
начальственный кулак...
   Мне так и не удалось уломать Ивана Савельевнча.
   И я пошел к Палычу.
   - Прошу подключить к расследованию седьмой отдел, - без обиняков заявил
я ему.
   - Зачем?
   - Нужно понаблюдать за Коберовым и Заскокиным.
   Мне они не по зубам. У них машина, а я пехом.
   - Основание?
   - Следователь дал "добро"... - уклончиво ответил я.
   Палыч изучающе осмотрел меня с ног до головы.
   Я терпеливо ждал.
   - Ладно.., - наконец сказал он почему-то с обреченным видом. - Пойду...
э-э... к генералу.
   Я облегченно вздохнул: значит, Палыч принял решение и теперь от него не
отступит, чего бы это ему ни стоило.
   - И еще, товарищ подполковник, у меня есть предложение... В общем,
нужно ускорить события, подтолкнуть кое-кого к активным действиям.
   - Как?
   - Хочу запустить в работу записку, наиденную в кабинете Лукашова.
Думаю, что пора, в самый раз.
   - Записка... - Палыч покачал головой. - Это мина...
   - Да. Уверен, что она заставит их принять какие-то контрмеры.
   - Их? - как бы про себя тихо переспросил Палыч.
   - Мне кажется, в этом сомнений нет...
   - Может быть, может быть... Хорошо, будь по-твоему. Но мне не хотелось
бы... э-э... чтобы жена Лукашова... В общем, ты сам понимаешь...
   Да уж, я понятливый... И если по моей вине заштормит, то Тину Павловну
следует поберечь...
   Тина Павловна встретила меня как старого доброго приятеля. Прошло уже
две недели после похорон Лукашова, на которых побывал и я, естественно, по
долгу службы. Конечно, я не вышагивал в длиннющей похоронной процессии, а
скромно наблюдал со стороны, запоминая участвующих в траурном шествии
безутешных сограждан. И все потому, что меня не покидала надежда вычислить
неизвестного мне В. А.
   - Тина, вас трудно узнать, - невольно восхитился я при виде жены
покойного Лукашова.
   Она и впрямь выглядела эффектно: длинное узкое платье, выгодно
подчеркивающее ее по-девичьи тонкую талию и открывающее мраморной белизны
плечи с безукоризненной кожей, свежее, пышущее здоровым румянцем лицо,
искрящиеся от радостного возбуждения глаза...
   - Я вам нравлюсь? - с обезоруживающей непосредственностью спросила она.
   - В общем... да.
   - Так в общем или да? - смеется звонко и зовуще.
   Это уже слишком! В конце концов я на службе и пришел сюда по делу. Я
мотаю упрямо головой и говорю:
   - Тина, у меня к вам есть один вопрос...
   - Очень важный? - лукаво спрашивает она. - Может, ваш вопрос подождет?
А мы тем временем выпьем кофе.
   - Спасибо, нет, - решительно жгу я мостик, который она пытается
проложить между собой и мной. - Кофе как-нибудь в следующий раз.
   - Я вас внимательно слушаю, - с легкой обидой отвечает она.
   - В первую нашу встречу я спросил вас, не случились ли какие важные
события за день-два до смерти вашего мужа. Помните?
   - Припоминаю... - она вдруг напряглась, посуровела.
   - Ну и?
   - Я ведь вам тогда ответила.
   - Ваш ответ я не забыл. Но тогда, как мне кажется, вы находились ну,
скажем, в шоке и просто не могли все вспомнить...
   Я бросаю ей спасательный круг. Ну возьми же его, возьми! Не нужно лезть
в дебри лжи и недомолвок.
   Мне этого почему-то так не хочется.
   Нет, она не приняла мою жертву. Или не захотела, или просто не поняла.
   - Это допрос? - вдруг резко спрашивает она.
   Нечто подобное я предполагал. По женской логике, если хочешь скрыть
смущение или промах, нужно сразу переходить в атаку. Ах, Тина Павловна,
какая жалость, что я не пришел к вам просто в гости, попить, к примеру,
кофе с коньяком... А что касается вашей "атаки", так ведь не зря мне пять
лет кое-что вдалбливали в голову на юрфаке университета и уже три года
натаскивает Палыч.
   - Что вы? - неискренне, с отменной фальшью в голосе отвечаю я. - Мы
просто беседуем...
   Фальшь она ощущает мгновенно, а потому постепенно теряет самообладание.
Простите, Тина Павловна, я не хотел, не я предложил эту игру...
   Глядя на нее суровым, "милицейским" взглядом, я достаю из кармана
известную записку, сложенную вчетверо, и медленно разворачиваю. Тина
Павловна смотрит на записку как загипнотизированная.
   - Это вы писали? - официально и строго спрашиваю я.
   Тина Павловна переводит взгляд на мое лицо и вдруг...
   Нет, с женщинами работать просто невозможно!
   Она падает в обморок!
   Я долго привожу ее в сознание, бегая вокруг кресала, где она лежит, как
спящая царевна, и обливая водой шикарный ковер под ногами, ищу валерьянку
или нашатырный спирт. В общем, нежданные хлопоты с червонной дамой при
поздней дороге...
   Потом, уже на диване, куда я уложил ее с мокрым полотенцем на голове,
она начинает плакать. А больше всего я не переношу женский плач. Конечно
же, продолжать какие-либо расспросы просто бессмысленно, что меня больше
всего бесит. Не оставаться же мне на ночь, чтобы подождать, пока Тина
Павловна успокоится.
   Как бы там ни было, я ухожу, провожаемый всхлипываниями. Обещаю завтра
позвонить, на что в ответ слышу не очень внятное: "Звоните..." И на том
спасибо. Значит, есть надежда на продолжение диалога в непринужденной
домашней обстановке. А мне очень не хотелось бы, Тина Павловна, вызывать
вас в наши казенные стены...
   На улице уже стемнело. Удрученный неудачей, я медленно бреду по
тротуару, стараясь разобраться в своих чувствах. Неожиданно загораются
автомобильные фары, и серебристая "Лада", которая до этого стояла
неподалеку от подъезда Тины Павловны, взревев форсированным двигателем,
проносится мимо меня и исчезает за поворотом.
   "Клевая машинка... - думаю я, подходя к автобусной остановке. -
Интересно, хотя бы к пенсии скоплю деньжат, чтобы купить такую же?"
   Мог ли я предполагать, что и в эту ночь мне не удастся как следует
отоспаться? Что события, которые я сам поторапливал, так скоро тропическим
шквалом обрушатся на мою бедную голову? Увы, не мог. Я уже догадался, с
кем имею дело, но чтобы они сработали так оперативно... Этого я не
предполагал.
   Телефон зазвонил где-то около трех часов ночи. Я нехотя снял трубку и
тут же, будто мне вогнали гвоздь пониже спины, выметнулся из теплой
постели - Иван Савельевич!
   - Она жива?! - заорал я, пытаясь одной рукой натянуть брюки.
   - Бу-бу-бу... бу-бу... - отвечала мне телефонная трубка на украинском
языке.
   - Еду! Уже еду! - не дослушав следователя, бросил ее на рычаги.
   Жива! Слава тебе, господи, жива... И это главное.
   А там... там видно будет...
   Оперативная машина на этот раз прибыла вовремя.
   Когда я, застегивая на ходу куртку, выскочил из подъезда, желто-голубые
"Жигули" уже нетерпеливо фыркали у тротуара. Скорее! Скорее! - мысленно
подгонял я молоденького сержанта-водителя, хотя тот и гнал лихо, с шиком
закладывая крутые виражи на поворотах, почти не сбавляя скорости...
   Иван Савельевич непривычно суетлив. Завидев меня, он вцепился в мою
руку мертвой хваткой и принялся торопливо объяснять. Я его слушал вполуха,
пожирая глазами дверь гостиной, где неторопливо и обстоятельно работали
эксперты-криминалисты ЭКО.
   - Санкцию! Я требовал санкцию на обыск! - с бешенством, уже не
сдерживая себя, рявкнул я прямо в лицо следователю. - Черт бы вас всех
побрал, законники хреновы... А теперь что? Сосать лапу на нижней полке?
Ищи-свищи ветра в поле! Собирай по крохам то, что можно было взять в
одночасье?
   - Моя вина, моя вина... - сокрушенно забормотал сникший Иван Савельевич.
   - А! - махнул я рукой. - Моя - твоя, ваша-наша... Разве в этом суть?
Нас как пацанов в лапти обули. Стыдоба...
   Я едва не вбежал в гостиную.
   - Э-эй, Серега, поосторожней! Ходи слева...
   Это эксперт-криминалист Кир Кирыч, или Кирилл Кириллович по фамилии
Саленко, мой приятель.
   - Привет, Кир... - не глядя на него, на ходу бросаю я, забираю влево и
прохожу вдоль стены к дивану, где лежит, закрыв глаза, Тина Павловна.
Рядом, у ее изголовья, сидит врач опергруппы, недавний выпускник
мединститута, худой и длинноносый Савельев в темных очках. Он спит,
откинувшись на спинку кресла и чуть приоткрыв рот. Я не могу удержаться и
сильно щелкаю пальцами у самого уха врача.
   - А! Что? - вскидывается Савельев, пытаясь выбраться из удушающе-мягких
объятий глубокого арабского кресла.
   Я помогаю ему встать. Савельев наконец приходит в себя, привычным
жестом поправляет очки и изрекает:
   - Придурок...
   - А меня зовут Сергей, - церемонно жму ему руку. - Рад был
познакомиться.
   - Иди ты...
   - Не могу-служба. Ладно, будет... - суровею я. - Рассказывай, Миша, -
отвожу в сторону.
   Он еще злится на меня, но мой серьезный вид не располагает к
конфронтации.
   Итак, теперь я могу соединить сведения Ивана Савельевича и врача в
некое единое целое, насколько это возможно. На Кир Кирыча надежда слабая.
   К Тине Павловне они заявились сразу после полуночи. Их было трое или
четверо, она не может вспомнить, что и немудрено. Дверные замки открыли
или дубликатами ключей, или превосходной отмычкой, цепочка перекушена
кусачками. Тину Павловну до поры до времени оставили в покое, только
закрыли в ванной и приказали молчать, если дорога жизнь, пригрозив
пистолетом. Что уж они там искали, одному аллаху ведомо, но все комнаты
выглядели так, будто по ним прошелся ураган. Особенно тщательно рылись они
в кабинете Лукашова, где взломали вмонтированный в стену сейф, который
теперь пуст.
   После шмона они принялись за Тину Павловну.
   Ее привязали телефонным шнуром к дивану, разорвали ночную рубаху и
включили в электросеть утюг. Можно только предполагать, что они собирались
с ней сделать, по тут, но ее словам, как передал мне Иван Савельевич, в
гостиную вбежал еще один из них и крикнул: "Смываемся! Минуты через три
они будут здесь". А затем он что-то прошептал главарю, и тот, не мешкая ни
секунды, указал всем на выход.
   А случилось так, что непрошеных ночных "гостей"
   заметили соседи из квартиры напротив, подсмотрев в глазок, как они
управлялись с дверными замками.
   У соседей телефона не было, поэтому, подождав с полчаса для
перестраховки, они поднялись этажом выше к приятелю и позвонили дежурному
по горУВД. Выслушав рассказ немолодых людей, сообразительный дежурный тут
же решил направить на место происшествия не патрульную машину, а
спецгруппу захвата.
   Это заняло немного больше времени, но было вполне оправданно: у
патрульных выучка не та, ребята там собраны по принципу - с миру по нитке,
а оперативники - "волкодавы" и вооружены соответственно, и натасканы
весьма прилично.
   И все же они опоздали, хотя счет шел на минуты.
   Почему? Кто-то предупредил? Но кто?
   Оставив все еще обиженного на меня Савельева у двери, я поспешил к
дивану-Т-ииа Павловна открыла глаза и зашевелилась.
   - Сережа... - тихо прошептала она, заливаясь слезами.
   - Ну будет, будет... - как только мог, нежно заворковал я, поглаживая
ее руки. - Все окэй.
   - Это ужасно... Это ужасно... Эти люди...
   -Тина, успокойтесь, мы их найдем, - чересчур бодро пообещал я. - Как
они выглядели?
   - Бр-р... - вздрогнула Типа Павловна, непроизвольно сжав мою руку. -
Они были в масках. Я... я не помню...
   В "Дубке" убийца был в маске, здесь - то же самое... Не из одной ли
компании? Не знаю, не знаю...
   "Почерк" схож: продуманность, наглость, безбоязненность и, наконец,
оперативность действия. Что они искали? Нашли или нет? Из вещей ничего не
пропало, забрали только деньги, около тысячи рублей остались от похорон, А
взять будь это простые грабители, было что: импортная видеоаппаратура,
норковая шуба, редкий фарфор соответствующей цены золотые украшения в
шкатулке на немалую сумму, серьгк с бриллиантами в ушах хозяйки.. Не
успели? Ну уж, времени у них было вдоволь. А вот деньги прикарманили..
Вопреки приказу? Деньги не пахнут... Кто отдал приказ? И что, что хотели
они от вдовы Лукашова?!
   - Тина, эти типы вас о чем-либо спрашивали?
   - Нет, - ответила она, не задумываясь.
   Ее глаза смотрели на меня с такой кротостью, что я на этот раз ей
поверил. Не спрашивали... Это значит, что о существовании тщательно
замаскированного сейфа-тайника, который был прикрыт массивным книжным
шкафом, им было известно давно. Тогда выходит, что они ничего не нашли? И
хотели "поспрашивать" Тину Павловну на свой манер, но им помешали...
   - Сергей Петрович! - вывел меня из задумчивости голос Ивана
Савельевича. - Ходь сюды...
   - Я сейчас, - мягко отстранил я руку Тины Павловны и подошел к
следователю.
   - Оцэ я тут кой-кого поспрашував... - зашептал он мне на ухо. -
Суседей... Так они видели, шо эти уехали на "Ладе" новой модели.
   "Лада"! Уж не та ли, которую я видел, когда возвращался от Тины
Павловны? А если так, значит... Значит, они вели за домом наблюдение! И
мое посещение вдовы Лукашова не осталось незамеченным. Вот почему они
проникли в квартиру почти сразу после моего уходабоялись, что опоздают...
   - Чп ты заснув? - теребил меня за рукав Иван Савельевич. - Ото я и
кажу, можэ, воны и дачу... того...
   Дача! Какой я осел! А ведь все так просто...
   - Иван Савельевпч! Ты тут сам... крутись, а я помчал.
   - Кудьт? - вытаращился на меня следователь.
   - На... На кудыкины горки... - едва не сорвался я, чтобы ответить
совершенно народной мудростью, - вовремя вспомнил о присутствии Тины
Павловны.
   - Проснись! Да проснись, чтоб тебя! - едва растолкал я
сержанта-водителя, который сладко посапывал на разложенном сиденье. -
Поехали, ну! Жми на всю железку...






 
 
Страница сгенерировалась за 0.1016 сек.