Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Александр БУШКОВ - КОНТИНЕНТ

Скачать Александр БУШКОВ - КОНТИНЕНТ

7. НЕ ОГЛЯДЫВАЙСЯ НАЗАД

   Часам к двенадцати утомленная Алена заснула, предварительно заверив,  что
после всех перенесенных страданий собирается проспать не  меньше  недели,  а
Гай отправился  в  город  наносить  прощальные  визиты  старым  друзьям.  Он
волновался, было  одновременно  радостно  и  больно  оттого,  что  он  знал:
последний раз идет по этим улицам, последний раз щелкает по носу бронтозавра
Гугуцэ,  как  всегда,  разлегшегося  в  непотребном  состоянии  у  входа   в
штаб-квартиру Лиги Здоровой Морали. Из окон  страдальчески  смотрели  старые
грымзы - Гугуцэ был им никак не по зубам.
   На углу, у вернувшегося на свое законное место кафе "Эх,  мать-перемать!"
собрались второстепенные  упырьки,  привидения  погибших  при  осаде  Кандии
янычар и ведьмы-студенточки. Компания веселилась вовсю - гремел магнитофон с
высоко ценившимися здесь записями Высоцкого, грохотали по асфальту  каблуки,
и ведьма Беллочка уже исполняла стриптиз под одобрительные вопли.  В  уголке
метелили  давешнего  грузина,  сделавшего   Беллочке   насквозь   грузинское
предложение, - чувствовалась рука Саввы Иваныча, без  устали  натаскивавшего
зеленую молодежь.
   Гай тепло попрощался со всеми, опрокинул традиционный стакан, получил  от
Беллочки смачный поцелуй и пошел дальше. Попрощался  с  фонтаном  Непорочной
Каракатицы, с жившими в  фонтане  водяными  и  немного  поболтал  с  пожилым
рассудительным русалом Владимиром  Иванычем.  Русал  Владимир  Иваныч  свято
верил, что настанет времечко, когда электронно-вычислительные машины возьмут
в свои руки  регистрацию  браков,  продажу  леденцовых  петушков,  сочинение
лирических сонетов,  перепись  зайцев  в  Восточной  Сибири,  редактирование
мемуаров профессиональных аферистов и все остальное,  что  пока  что,  слава
богу, находится в  компетенции  людей.  Слушать  его  иногда  было  довольно
забавно.
   ...Гая провожали многолюдно, но тихо. Пили  почти  молча,  хотя  компания
собралась отпетая, буяны и безобразники.  Стол  поставили  прямо  на  улице,
настоянную на драконьих зубах водку разливали из черного бочонка.  Плакал  о
чем-то неизвестном и непонятном ему самому упившийся леший Сукин-Распросукин
Кот, присмиревшая и красивая, сидела Алена, против обыкновения был  молчалив
и не тревожил гитару Мертвый Подпоручик, угрюмо опрокидывал рюмку за  рюмкой
упырь и философ Савва Иваныч. Наступил  момент,  когда  просто  нельзя  было
больше  сидеть  за  столом  и  пить,  и  Гай  отошел  к  перламутрово-серому
"роллс-ройсу", сделал вид, будто проверяет мотор, хотя мотор  был  заворожен
лично Сукиным Котом на двадцать лет работы без бензина  и  запасных  частей.
Подошел Савва Иваныч, постоял рядом.
   - Жалко" Гай, - сказал он хмуро. - С кем я теперь останусь? Разве  что  с
Вадькой, - кивнул он на Мертвого Подпоручика. -  В  барды  Вадьку  потянуло,
как-нибудь проживем. Ты ведь будешь очень жалеть,  Гай,  пойми  ты  это.  Ты
обречен на постоянство предметов и небес. Тогда как главная прелесть здешней
жизни состоит в том, что никто из нас  не  знает,  что  в  следующую  минуту
случится с любым из нас и с самим Ирреальным Миром. А вернуться  ты  уже  не
сможешь. Даже если на нас не плюхнут атомную бомбу, что, откровенно  говоря,
всего лишь вышибет Круг назад в Ирреальность, вернуться ты уже не сможешь...
Вот, держи на память.
   Он достал маленькую  безделушку  -  на  черном  кресте  распятый  Сатана,
искусно вырезанный из камня кофейного  цвета  с  золотистыми  прожилками.  А
глаза были - из зеленого камня.
   - Это - чтобы ты не забыл. Всякое  случается...  -  неопределенно  сказал
Савва и надел цепочку на шею Гаю.
   Они вернулись к столу. Мертвый Подпоручик уже стоял с гитарой.
   - Баллада о чужой весне, - объявил он.

   Серый якорь в мутном иле,
   Стая чаек, как пурга.
   Наконец-то мы приплыли
   К самым дальним берегам.
   В полутьме блестят кинжалы,
   Снова бой сулят рога
   Для картонного причала,
   Для фанерного врага...

   - Ну, Гай... - сказал Савва Иваныч, подавая ему налитый до краев стакан.
   Гай выпил одним глотком и что есть силы швырнул стакан на землю.
   Брызнули осколки, превратившиеся в лебедя,  тут  же  унесшегося  ввысь  с
печальным хрустальным криком. Гай расцеловался с Саввой Иванычем, с  Сукиным
Котом, Вырвипупом и Охломонычем, обнялся с Мертвым Подпоручиком и забрался в
машину, где уже сидела Алена. Резко рванул с места. В зеркальце заднего вида
он не смотрел, и, когда перебрасывал скорость, в него, как нож, вошло  ясное
сознание, что ни Саввы,  ни  Мертвого  Подпоручика,  ни  этого  страшного  и
красивого города он больше не увидит никогда.  До  этого  какая-то  частичка
мозга упорно сопротивлялась  этой  жестокой  истине,  но  сейчас  перестала.
Сожжены были все мосты.
   Гай чувствовал себя так, словно от  него  оторвали  часть  его  самого  и
теперь этот кровоточащий трепещущий кусок валяется на пыльной мостовой.
   Проезжая по улицам, он старался запомнить навсегда все, что  видел,  даже
привычные мелочи, на которые еще вчера не обратил бы внимания, - приоткрытое
окно, пустую бутылку, пьяного тролля, потому что и окно, и бутылка, и тролль
были в последний раз. Он не плакал, хотя плакать ужасно хотелось.
   Потом и город кончился.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0626 сек.