Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Дмитрий Горчев. - Красота

Скачать Дмитрий Горчев. - Красота

Ботинки

     Мой дедушка был первоцелинник.
     Даже хуже того -- когда мой  дедушка уже был первоцелинник, тогда еще и
целины никакой не было.
     Жил  он тогда в  землянке  посреди пустой  степи.  Сидел целый  день на
камушке, курил  самосад и дым  в  желтые  усы выпускал. Иногда мимо проходил
путник с граммофоном и рассказывал моему деду про то, что на свете творится.

     А однажды  мой дед проснулся рано утром, вышел на камушек покурить -- а
ему, оказывается, кто-то ночью красный флаг в землянку воткнул.
     Дед на флаг посмотрел и крепко задумался -- неспроста это. Не иначе как
сам Ленин мимо проезжать будет.
     А то какой резон посреди пустой степи красный флаг втыкать?
     Помыл мой дед портки, закурил и сел на камушек Ленина ждать.
     А тот все не едет.
     Уже  потом путник с  граммофоном  рассказал  деду,  что Ленина какая-то
женщина из пистолета застрелила.

     Живет  дед дальше. В  колхоз, правда, не вступает, но и  за Колчака  не
воюет.
     Только однажды просыпается дед  ни свет  ни  заря  от  страшного  шума.
Выскакивает из землянки -- мать честна! Кто-то  за ночь  ему перед землянкой
столб вкопал и тарелку черную повесил. И орет  эта тарелка  страшным голосом
что-то про коллективизацию.
     Э-э-э,  думает дед, неспроста эта тарелка  тут орет. Не иначе  как  сам
Сталин мимо поедет.
     Помыл дед портки во второй раз, закурил и сел на камушек Сталина ждать.
     Только и  Сталин никак не  едет.  А прохожий с граммофоном тоже куда-то
пропал.
     Уже потом  та самая тарелка  рассказала  деду, что Сталин очень  сильно
занят -- у него война с Гитлером. Да и за Берией глаз да глаз, потому что он
оказался шпион.
     Хотя непонятно -- кому такой шпион  нужен, от  которого  все собаки  на
улице шарахаются. Шпион, он должен быть добрый и вежливый, как Штирлиц.

     А дед живет  себе дальше.  Никого  не  ждет,  только курит и  на солнце
щурится.
     Но  просыпается  он  однажды  утром,  выходит,  а  там и  вовсе  что-то
несусветное стоит -- плевательница.
     Нет,  думает дед, не  могут они просто так посреди степи  плевательницу
поставить. Если уж и на этот раз Хрущев не приедет, тогда я не знаю.
     Помыл дед портки в последний раз и сел Хрущева ждать.
     Портки еще и высохнуть не успели, а по степи уже автомобиль пылит. И  в
нем Хрущев едет.
     Сам внутри, а ноги в ботинках наружу высунул.

     А дело было вот как.
     Как раз перед этим Хрущев ездил  в Америку.  А там на каком-то собрании
ему американцы что-то поперек возьми да брякни.
     Хрущев, он мужчина, конечно, веселый  был.  Он даже, когда у Сталина на
столе плясал, тому, шутки ради, в суп-харчо сапогом наступил.
     Ну,  Сталин тоже  пошутить любил.  Хрущев  тогда еще кудрявый  был, так
Сталин  велел  Берии  у  него  все  волосы  на голове  специальной  машинкой
выщипать,  которую  Курчатов изобрел, чтобы у  бериевой любовницы  волосы на
ногах не росли.
     Между  прочим,  Сталин  это  нарочно  сделал. Он  раньше никак  фамилию
Хрущева выговорить не мог.  А  тут  он  просто стал  говорить: "А падат суда
пиляд Лисова". И всем сразу было все понятно.

     Но на этот раз Хрущев сильно  осерчал. Снял с ноги ботинок и стал им на
американцев по столу стучать. А потом выпил стакан водки и пошел домой.
     Только по дороге смотрит -- носок с левой  ноги наполовину снялся  и по
лужам шлепает. Ботинок-то он так и не надел обратно.
     Побежал Хрущев назад -- да где там! Американцы его ботинок уже в  музей
утащили, положили в стеклянный ящик и сирену подключили. Очень  уж их Хрущев
своим ботинком удивил.

     Кое-как  добрался он до гостиницы.  Сидит, горюет.  Как домой  в  одном
ботинке ехать?
     А потом как хлопнет  себя по  лбу! Мать-перемать, кричит,  зачем же  за
мной Громыка полный чемодан американских денег возит!
     Позвал  он  поскорее Громыку.  И Суслова тоже позвал, на всякий случай.
Так, говорит, вот вам пять  минут, чтоб были  здесь новые  ботинки и бутылка
водки.
     Схватили Громыка с Сусловым чемодан и побежали в магазин.
     Ботинки  купили,  а  водки  тогда в  Америке  еще  на  каждом  углу  не
продавали. Одни виски. Идут они обратно, от страха трясутся. Сейчас, думают,
их Хрущев из партии исключит.
     Только тот, как ботинки  увидел, так чуть про водку  не забыл. Да таких
ботинок, говорит,  даже  у товарища  Сталина  не  было. А водка, я  знаю,  у
Подгорного в чемодане зашита.
     Ботинки  и  правда  знатные  были.  Желтые, и  подметка  со  шмат  сала
толщиной. Хрущев их тут же на себя надел, да так больше и не снимал никогда.

     Да. А когда они вернулись домой, стал Хрущев думать, как бы эти ботинки
всему советскому народу показать. Брежнев тогда еще молодой  был,  соображал
чуть-чуть, так он Хрущеву  и  посоветовал  -- вы,  говорит,  Никита Сергеич,
поезжайте по всей стране, вроде  как посмотреть -- когда там коммунизм? А по
дороге всем свои ботинки и покажете.
     Хрущеву этот  совет очень  сильно  понравился. Дал он Брежневу  орден и
поехал по стране разъезжать.
     Только вот беда --  куда он ни приедет, все в рот ему заглядывают, а на
ботинки  даже  не взглянут. Хрущев и так, и  эдак --  и плюнет на ботинок, и
рукавом  потрет. Ничего не  помогает  --  строчат в блокноты и про коммунизм
вопросы задают.

     Вернулся Хрущев в Кремль чернее тучи,  отобрал у  Брежнева орден и стал
водку пить. Выпьет бутылку, посмотрит на ботинки и плачет.
     Вдруг приглашают  его на выставку. А там поэт какой-то модный суетится.
И ботинки у него точь-в-точь, как у Хрущева, только подошва даже еще толще.
     Хорошо бульдозер рядом стоял. Хрущев махнул водителю -- давай, мол. Тот
всю выставку  и задавил. Один только художник из-под гусениц как-то выбрался
и в Америку сбежал, но его даже фамилия неизвестная.

     А однажды звонит Хрущев Косыгину в три часа ночи и  говорит, бери, мол,
подштанники, машину, ящик водки и заезжай за мной.
     Косыгин  спросонья ничего понять не может --  какие такие  подштанники?
Разбаловал их Хрущев. При Сталине все,  небось, знали, какие  подштанники  в
три часа ночи бывают.
     Ну,  какая никакая  партийная дисциплина  еще была, поэтому  через пять
минут  подъехал Косыгин на машине  к Хрущеву. Тот кое-как  выполз,  в машину
уселся,  ботинки  наружу выставил. Поехали,  говорит, через  всю  страну  на
Камчатку. И заснул тут же.
     Долго они ехали. Хрущеву-то что?  Он водки выпьет  и спит. Глаз  иногда
откроет  --  что,  говорит,  никак  уже  Чебоксары?  Про  ботинки  никто  не
спрашивал? Нет, говорит Косыгин. А  про то, что он специально самыми глухими
дорогами  едет,  чтобы никто  их не увидел, молчит. Вздохнет  Хрущев,  опять
водки выпьет и дальше спит.

     А однажды смотрят -- стоит посреди пустой степи  землянка, а перед  ней
на камушке курит дед в мокрых портках.
     Здорово,  парнишка,  -- говорит дед Хрущеву,  -- где  же  это  ты такие
ботинки добрые купил? Не иначе, немецкие?"
     Заплакал Хрущев, расцеловал  моего деда в усы и  говорит: "Проси,  дед,
чего хочешь. Все для тебя исполню".
     Подумал дед маленько: "Хочу, -- говорит, --  чтобы здесь магазин стоял,
курево покупать".
     Задумался  Хрущев --  как же тут магазин  поставишь? Кто в него  ходить
будет в такой глухомани? И опять же, откуда в него продукты возить?
     "Слушай, папаша, -- говорит  тогда Хрущев, --  может, тебе лучше курева
вертолетом забросить?"
     Но дед у  меня упрямый  был.  "Нет,  -- говорит, -- желаю, как человек,
продавщицу  с добрым  утречком  поздравить  и курева у ней  купить.  А тебя,
парнишка, никто за язык не тянул, но,  ежели  пообещал, то  выполняй. Я тебя
хорошо знаю, Хрущев твоя фамилия".
     Делать нечего. Поворачивается Хрущев к Косыгину, рукой вокруг обводит и
говорит:  "Давай  вот тут чего-нибудь распашем, коровок разведем  и  магазин
откроем. Ты уж там распорядись".
     Сели в машину и обратно в Москву уехали.

     А в  Москве ученые как посчитали,  сколько Хрущев  рукой обвел,  так за
голову схватились -- получилась у  них  тысяча  километров  во  все стороны.
Степь ведь, ни бугорка, ни впадинки.
     Что делать, позвали комсомольцев. А комсомольцев, их только позови. Они
в пять минут  чемоданчики деревянные  уложили,  схватили, у кого что было --
кто лопату, кто кирку, и в поезд уселись.
     Так что проснулся однажды  мой дед утром, вышел на камушке посидеть,  а
на его землянке висит табличка: "улица Карла Маркса, дом 318".
     Обрадовался дед, пошел магазин искать. Искал-искал, да так и не  нашел.
Комсомольцам зачем магазин? Им все равно никаких денег не платили.
     Так и курил мой дед самосад до самой смерти.

     Сидит,  бывало, на  камушке, а мимо  пионеры в  дудки дудят  --  юбилей
целины празднуют.
     Брежнев,  говорят, два раза мимо дедова дома проезжал, но тот к нему ни
разу не вышел.
     Не любил он его почему-то.

     1994

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0558 сек.