Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Жан Кокто - Двойной шпагат

Скачать Жан Кокто - Двойной шпагат

     V
     Такой образ жизни требовал стратегических ухищрений на улице  Эстрапад,
где Жак убивал время, которое проживали вместе Жермена и Озирис.
     Ближе к вечеру он придумывал себе какое-нибудь дело в библиотеке Святой
Женевьевы.
     Эта библиотека -- алиби шалопаев Латинского квартала. Если бы все, кому
надлежит  там находиться, действительно туда ходили,  пришлось бы пристроить
еще одно крыло. Помирившись с Махеддином и Луизой, Жак каждую четвертую ночь
проводил  вне  дома.  Они с  арабом оставляли  незапертой  дверь  парадного.
Запирали ее на рассвете, возвращаясь от своих любовниц.
     Луиза принимала  Махеддина у себя дома. Двое заговорщиков встречались у
ворот парка Монсо и ждали открытия метро.
     В этом  отправлении на казнь не было ничего веселого. Они клевали носом
среди работниц, едущих на фабрику.
     Обвести вокруг  пальца  профессора  труда  не составляло. Он ничего  не
видел и видеть  не хотел. Исправностью  учеников  в  посещении и ежемесячной
оплате лекций его требования исчерпывались.
     Жена его -- та видела. Видела, но зеркально. Она пребывала в убеждении,
что  Жак  в  нее влюблен  и, не  в силах  обмануть  доверие своего  учителя,
избегает ее общества, пытаясь отвлечься с девочками из кафе "Суфле".
     Со стороны араба, признавала она, весьма похвально его опекать.
     Каждое воскресенье Стопвэл напрягала себе  некую  таинственную пружину,
чтобы выиграть состязания  по  прыжкам. Всю  остальную неделю он  пребывал в
апатии -- поджидал почтальона, который  вечно должен  был доставить ему чек,
окутывался воскурениями трубки и чайника. Его огромное тело загромождало всю
комнату. После обеда он облачался в фуляровый костюм и засыпал  бесформенной
грудой, отравленный табаком.
     Птикопен служил этому деспоту с робостью юных медсестер, ухаживающих за
сумасшедшими.  Эту  должность он совмещал с обязанностями дозорного, которые
нес при Махеддине.
     На Питера он не обижался. Он видел за его позой тьму слабостей, природы
которых не понимал,  но догадывался, что  они --  свидетельство  уязвимости.
Вместе с запахом светлого табака его обоняние будоражила поэзия Англии.
     Он любил  Стопвэла,  как латиняне мало-помалу уступают  городу с розами
здоровья на  щеках,  с  сердцем  черного  угля -- Лондону, этому снотворному
маку.
     Он любил  в  нем сон, королевский  монетный  двор,  ланей  на лужайках,
герцогов, которые женятся на актрисах, китайцев на берегах Темзы.
     В редких случаях, когда Стопвэл хоть  что-то  говорил,  это были  хвалы
Оксфорду, раю  колледжей  и  лавок,  где  можно  найти лучших  эллинистов  и
элегантнейшие перчатки в мире.
     Юный Марисель,  замучившись сидеть и  надеяться под  слуховым  окошком,
словно  принцесса в  башне, заболел. Он лечился в замке  Марисель,  почтовое
отделение Марисель Ле Марисель  -- адрес, потешавший пансионеров и вносивший
оживление в застольную беседу.
     В одну  ноябрьскую среду, на которую  Баштарзи назначил  Жермене и Жаку
встречу у Луизы, они увидели там даму -- маленькую, сухонькую, без шляпы,  с
изумрудным  кулоном  на шее,  сидящую  в гостиной. Это была мать  Луизы. Жак
остолбенел,  узнав   г-жу  Сюплис,  консьержку  с  улицы  Добиньи.  Тамошний
домовладелец был одним из прежних покровителей Луизы.  Жермена ему об этом и
словом не обмолвилась.
     -- Добрый день,  сударыня, --  сказала Жермена. -- Какое  у вас платье,
прелесть! Луиза дома?
     --  Нет,  -- монотонно проговорила консьержка,  --  мадемуазель еще  не
вернулась.
     Они  сели.  Молчали,  покашливали. Но  г-жа  Сюплис скоро оттаяла.  Она
принялась расхваливать Махеддина, который представлялся ей турецким принцем.
     Впрочем, Махеддин,  робевший перед, интеллектуалами и скрывавший от них
свои  литературные опыты,  не знал удержу перед приказчиками и простофилями.
За фразами  г-жи Сюпплис,  текущими сплошной строкой без  точек  и  запятых,
угадывались сказки, которые  он, видимо, ей рассказывал, не имея возможности
ослепить кого-нибудь повыше.
     Жак боялся взглянуть на Жермену. То-то бы он удивился, если  бы увидел,
что она не смеется. Она улыбнулась. Встала.
     -- Милая мамочка Лили, --  воскликнула она, -- в своем репертуаре! -- и
по-свойски потрепала ее по колену.
     Вошли Луиза  и Махеддин. Встреча их,  казалось, не обрадовала, особенно
Махеддина.
     Может ли писатель  всунуть в  середину книги историю,  выходящую  за ее
пределы? Да, если эта история уточняет характеристику  одного из персонажей.
Так  вот,   следует  уточнить,  что  Луиза  была  добрая  душа,   но   истая
Сюплис-Шампань.
     Во  времена,  предшествующие  началу  этой  книги,  Луиза  танцевала  в
"Эльдорадо". Четверо школяров  ходили туда ей  аплодировать и  бросать  к ее
ногам  букетики фиалок. Первого  января  они отважились подарить  ей  кулон.
Самый  отпетый  стянул  у  какой-то  престарелой  родственницы  изумруд.  Он
простодушно  согласился предоставить жребию решать, кто преподнесет подарок.
Жребий пал  на самого робкого.  Луиза  поблагодарила  небрежной  лаской. Они
решили, что изумруд для  актрисы -- мелочь, капля в море. Никто не вспомнил,
что море именно из капель и состоит.
     Спустя долгое  время после  заключительного эпизода нашей книги, робкий
подросток, с  тех пор ставший дипломатом, где-то встретил Луизу. Пустились в
воспоминания.
     -- Помните,  -- сказала она, -- тот кулончик под изумруд?  Я его отдала
матери.  Она с  ним  не  расставалась.  Велела так  и похоронить  ее  с этим
кулоном.
     Дипломат  признался,  что  изумруд  был  краденый  и  настоящий.  Луиза
побледнела.
     -- Вы  можете  в этом поклясться? --  спросила она.  И  он  не  решился
поклясться, ибо у Луизы в тот миг было лицо гробозора.
     Вернемся на улицу Моншанен.
     Излюбленным местом  обеих парочек был скейтинг. Туда они и направились.
Бармен и инструкторы были их добрыми знакомыми.
     Молодой человек с  лицом  белошвейки, в плаще  с капюшоном и  жемчужном
колье крутился между столиками, улыбаясь одним,  задевая других, кричал, что
еще  круг --  и  его  стошнит. Отработанные модуляции его голоса  напоминали
нелепые выверты стиля модерн.
     В  любом другом  месте этого монстра  побили  бы камнями.  Здесь он был
неким фетишем. Его обласкивали, всякое его  слово в свой  адрес почитали  за
честь. Он приветствовал Жермену и Луизу рукопожатием, а мужчин -- кокетливой
ужимкой.
     Темная  сторона  Жака тщетно  передавала  его светлой стороне  ощущение
морального дискомфорта. Он принял этот рваный ритм, приспособился к нему. Он
шел по крышам походкой лунатика, и голова у него не кружилась.
     Монстр соизволил на минутку подсесть к ним.  Приглушенным на  это время
голосом  он расхваливал  кольца Луизы.  Демонстрировал свои. Рассказывал про
налет полиции.
     Когда движется все сразу, кажется, будто ничто не движется.
     Осознать  свою  душевную   леность  Жаку  мог  бы  помочь  какой-нибудь
неподвижный ориентир. Пусть бы он,  к примеру, представил себе отца или мать
посреди этого гульбища. Но  сейчас  он действовал  далеко  от них, далеко от
самого себя, уютно облокачиваясь на зеркало грязных вод.
     Окажись он в таком месте  один, ему стало  бы противно. Неотделимый  от
Жермены, которая запанибрата болтала с фетишем, он ничем не возмущался и жил
как живется.
     Оркестр заиграл модный танец.
     Мода умирает молодой. Вот почему так серьезна ее легковесность.  Апломб
успеха  и  грусть  о его скоротечности облагораживали этот танец. Всей  этой
музыке  суждено было в свой срок  пронзить сердце Жака.  Они закружились  по
площадке.
     Когда все остановились, глядя, как монстр  исполняет  очередной  номер,
Луиза вдруг вскрикнула: Вы? --  и они, обернувшись, увидели Озириса, который
игриво  улыбался,  опираясь  на  трость, между тем  как  его  нос,  цилиндр,
жемчужная булавка сверкали в свете электрических шаров.
     -- Да, дети мои, я самый! И даже  вполне довольный.  Последние дни меня
донимают анонимными письмами,  в которых говорится, что Жермена целыми днями
пропадает на скейтинге с любовником. Я решил проверить и убедился, что
     это  выдумки. Вот  так-то, -- заключил  он, потрепав  Жака по плечу, --
потому что между нами,  голубчик, не в  обиду вам будь сказано (на  вкус  на
цвет товарищей нет), вы -- не ее тип мужчины.
     Он  сел.  Жермена  молотила  его кулачками, грозилась  и оправлялась от
встряски.
     -- Вообще-то, -- сказал он, раскрывая бумажник, -- мне сдается, что это
почерк  Лазаря, Может  быть,  он решил поквитаться. Вот, Жак, возьмите,  мой
мальчик, проглядите эти письма.  Вы,  молодежь, выросли на Рокамболе, вы тут
лучше
     разберетесь, чем такой старый дурак, как я.
     -- Ну  как, мы любим глупого старенького папочку? -- сюсюкал он, щекоча
Жермене подбородок, -- любим, а?
     И Жермена, снова на коне, надежно утвердясь в седле, отвечала:
     -- Нет, не любим. Никто не любит шпионов.
     Жизнь Жака  напоминала  всегда неприбранные  комнаты  женщин Монмартра,
которые  встают  в четыре  часа и накидывают пальто  поверх  ночной рубашки,
чтобы  выйти поесть. При таком положении дел всегда нарастает напряженность.
Нестор  больше не  смеялся,  не показывал  писем.  Жака  он  не  подозревал,
несмотря на прямые улики; он  подозревал Жермену. Ослепленный самолюбием, он
вполне допускал,  что  она  может  изменять  ему с мужчиной  его  возраста и
дородства, что он наивно именовал "ее типом", но  чтобы с малышом Жаком -- в
такое  поверить   было   выше   его  сил.  Подобная   возможность   даже  не
рассматривалась.   Он  проникся  к  Жаку  особым   доверием   и  просил  его
присматривать за Жерменой.
     -- Мне ведь приходится чуть  ли  не жить на бирже, и работаю я часто до
поздней ночи. Вы уж не оставляйте  ее одну,  сопровождайте повсюду. Сделайте
мне такое одолжение.
     С некоторых пор Нестор Озирис  отводил  душу  сценами.  Пока  еще он не
угрожал;  бил только  статуэтки. Жермена заметила, что при каждом примирении
он дарил  ей бронзовых зверюшек. Это  позволяло ему  устраивать  погромы без
особого ущерба. Китайского фарфора и терракоты он избегал.
     Когда  он  разбил саксонскую  статуэтку, Жермена поняла,  что  водевиль
начинает  оборачиваться  драмой. Он  обшаривал ее  комоды,  выискивал следы,
подкупал маникюрш -- совсем потерял голову.
     Как-то  вечером, побывав  перед  тем  у  дантиста,  он  застал  Жермену
полулежащей  в  шезлонге.  Он спросил, принимала  ли  она  кого-нибудь.  Она
отвечала, что никто не приходил,  что она  весь день то  читала, то дремала.
Так оно и было.
     Нестор вышел в прихожую повесить  шубу.  И вернулся, потрясая тростью с
черепаховым набалдашником.
     --  А это что? Вот это? -- вопил  он. -- Раз твой приятель оставляет  в
моей прихожей свою трость, ты у меня ее отведаешь!
     Жермена закрыла книгу.
     -- Вы с ума сошли, -- сказала она. -- Извольте выйти вон.
     Зазвонил телефон.
     -- Не трогай  трубку, -- заорал Нестор.  -- Если это владелец трости, я
сам с ним поговорю.
     Звонок  действительно имел  прямое  отношение к трости.  Дантист просил
г-на  Озириса проверить, не  произошла ли ошибка,  потому  что у другого его
клиента оказалась  трость  с  монограммой  Н.  О.  вместо его собственной  с
черепаховым набалдашником.
     Жермена скромно  торжествовала. Этот эпизод обеспечил ей  мир на  целых
четыре дня.
     По воскресеньям  братья  Озирис  охотились.  Выезжали  накануне, в пять
часов. И тут  уж Жермена была  свободна.  В  эту субботу  Нестор пожертвовал
охотой, чтоб остаться с ней.  То был галантный жест, долженствующий снискать
ее прошение.
     Жермена сумела скрыть досаду. Она предупредила Жака. Всего разумнее ему
оставаться дома, на улице Эстрапад, и пораньше лечь спать.
     В  девять часов  Жак  читал  у себя в  комнате,  равно  как и остальные
пансионеры  (за  исключением Махеддина),  как  вдруг на лестничной  площадке
раздался робкий звонок.
     Птикопен, исполнявший обязанности привратника, открыв дверь и  с кем-то
пошептавшись, постучался к Жаку  и объявил, что это к нему.  В дверях стояла
Жермена с сумкой в руках. Жак глазам своим не верил.
     Чисто рефлекторно  он  задвинул ногой  под комод  старые носки. Жермена
смеялась над его изумлением.
     Ей стало невмоготу скучать за столом с Нестором. Она сказала ему:
     Посиди тут; я пойду на кухню, приготовлю салат-сюрприз. --  Взяла смену
белья, кое-что из одежды и удрала через черный ход.
     Не  ругай меня, любимый, --  упрашивала  она. -- Я свободна,  свободна,
свободна.  Пусть  он  там  хоть  все  перебьет.  Я  увожу тебя  в  свадебное
путешествие.
     Бывает,  что   пейзажи,  открывающиеся  по  пути  следования,  выглядят
настолько иными  на обратном пути, что человеку, возвращающемуся с прогулки,
кажется, что он заблудился. Родную  деревню, увиденную в неожиданном ракурсе
с какого-нибудь холма, можно принять за  другую, незнакомую. В свете явления
Жермены  на улице  Эстрапад  любовница предстала  Жаку  едва  узнаваемой,  а
собственную комнату и вовсе было не узнать.
     С минуту до него доходил смысл предложения: сесть в ближайший  поезд  и
провести воскресенье на ферме стариков Рато, уехавших в Гавр.
     Оправившись от шока, Жак впал в такое  же  буйное помешательство, как и
Жермена.  Они  окрестили  свое  путешествие "Вокруг  света".  Жаку надо было
спуститься к хозяйке и предупредить, что он уезжает и вернется в понедельник
утром к началу занятий.
     Не рискуя оставлять  Жермену в своей комнате,  куда мог зайти Питер, он
закрыл ее в пустующей комнате Мариселя, снабдив лампой и сигаретами. Там она
была в безопасности.
     Спустившись, Жак застал  профессорскую чету за важным делом:  профессор
заводил свои часы  Буль. Пришлось ждать, пока пробьет подряд  все  "ровно" и
"половины".  После  чего Жак, и без того исчезавший каждый субботний  вечер,
сообщил, что проведет воскресенье за городом у приятеля.
     Берлины не возражали, лишь  бы  ученик  предстал в понедельник  утром в
кабинете наставника.  Жак  побежал наверх,  освободил Жермену, и  они быстро
собрались.
     Все уместилось в одну сумку. Это обстоятельство  стало  лишним  поводом
для  ликования. Они давились от неудержимого смеха.  Жак, продолжая  игру  в
"Вокруг  света",  шептал, что надо соблюдать осторожность,  пробираясь  мимо
каюты злодея-англичанина с красными бакенбардами, с мешком денег и вуалью из
сачкового тюля. Этот англичанин выслеживает их  от самого Ливерпуля и строит
козни им на погибель.
     Освещая себе путь спичками, они беспрепятственно спустились по лестнице
и сели в автомобиль, оставленный Жерменой на углу улицы Муфтар.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.113 сек.