Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Мюррей Лейнстер. - Оружие - мутант.

Скачать Мюррей Лейнстер. - Оружие - мутант.

Глава 4

"Статистически неопровержимо, что любое действие имеет последствия для
совершившего его. И, опять-таки, статистически мы признаем, что последствия
акции тяготеют к повторению общего рисунка первоначальной акции. Например,
насилие с большой вероятностью вызывает обратное насилие. Таким образом,
совершивший поступок рискует подвергнуться неблагоприятным случайным
последствиям своей акции, и даже в форме насилия"

Фитцджеральд. "Вероятность и поведение человека".

В обезболенный участок на боку Мургатройда было введено полкубика крови
Хэлен. В крови содержался неведомый возбудитель эпидемии, свирепствовавшей
на Марисе-3. Поскольку прививка была сделана непосредственно в кровь,
эффект был гораздо большим, чем при попадании инфекции через слизистую
оболочку или пищеварение. В последнем случае вообще не было бы эффекта -
тормалы крайне невосприимчивы, их организм мгновенно вырабатывал антитела.
Сейчас весь организм тормала включился в выработку антител. Инкубационного
периода практически не было.

Мургатройд, которому ввели культуру неизвестного микроба за три часа до
заката, к сумеркам уже выказывал все признаки бурной реакции. Но два часа
спустя, пронзительно прокричав "Чи-чи!", он поднялся: он пробудился от
тяжелого сна, в котором пребывал эти два часа. На полянке горел костер,
вокруг него собрались истощенные горожане. Они беседовали с Кэлхауном.

- Захватчики, а это именно захватчики, - говорил Кэлхаун, - должны обладать
иммунитетом, иначе бы боялись заразиться. Город заражен, но они не боятся.
Потом пытаются убить меня. Следовательно, они знают, что это за болезнь, и
их не устраивает одно - болезнь недостаточно быстро убивает. И они спешат
ей помочь. Разумные существа так себя не ведут. - Значит, чума - не
природная болезнь! Кто-то спланировал все события с самого начала. К
несчастью, человек с бластером ничего рассказать не может. Я хотел его
только ранить, но арбалет - не очень точное оружие. В карманах у него
ничего существенного не было, единственная существенная деталь - ключи от
кара. Где-то его ждет машина.

Бородатый молодой человек сказал:

- Они не с Деттры. У нас такой формы не носят. И застежки не такие, как у
нас. Они с другой планеты.

Мургатройд заметил Кэлхауна и вприпрыжку помчался к хозяину. Радостно
попискивая, он обнял ноги Кэлхауна. Скелетоподобные жертвы чумы изумленно
смотрели на тормала.

- Это Мургатройд, - с огромным облегчением произнес Кэлхаун. - Он победил
чуму. Теперь мы всех вас вылечим. Эх, если бы побольше света!

Кэлхаун пощупал пульс тормала, проверил частоту дыхания. Мургатройд источал
энергию, здоровье - это свойство присуще всем животным, но у тормалов оно
достигало высшей стадии. Кэлхаун умиленно смотрел на четвероногого друга.

- Отлично, - сказал он наконец. - Пойдем!

Он вытащил из костра ветку, внутри которой был растительный сок, похожий на
каучук. Сок горел ярко, с треском. Он вручил ветку бородатому юноше, сам
пошел впереди. Мургатройд, довольный, шел сзади. Под незанятым навесом
Кэлхаун раскрыл футляр полевой лаборатории и склонился над Мургатройдом.
То, что он делал, не причиняло тормалу боли. Потом Кэлхаун выпрямился и
начал рассматривать на свет красную жидкость в стеклянном цилиндре
инструмента.

- Двадцать кубических сантиметров, - заметил он. - Мера чрезвычайная. В
нормальных условиях я бы так не поступил, но кто сказал, что мы в
нормальных условиях.

- По-моему, вы обречены, -сказал юноша. - Инкубационный период длится шесть
дней. Именно столько времени понадобилось, чтобы заболели врачи в комплексе.

Кэлхаун открыл одно из отделений экспресс-лаборатории, в неверном оранжевом
свете блеснули миниатюрные трубочки и пипетки. Кэлхаун с бесконечной
осторожностью перевел красную жидкость в миниатюрную фильтрующую бочечку,
пробив самозатягивающуюся пластиковую мембрану.

- Судя по тому, как вы разговариваете, вы учились медицине.

- Я был интером, а теперь я кандидат в трупы, - сказал Ким.

- В последнем сомневаюсь. Если бы у меня была дистиллированная вода... Так,
теперь антикоагулянт. - Кэлхаун добавил каплю жидкости к раствору, потряс
фильтрующую пробирку. - Теперь немного связующего... - Он капнул в пробирку
из микроскопической ампулы, снова потряс фильтратор. - Вы уже догадались,
наверное, что я делаю. Если бы у меня была нормальная лаборатория, мы бы
занялись синтезом сыворотки и скоро вакцина пошла бы из колб потоком. Но
нет у нас лаборатории.

- В городе такая есть. Ее готовили для переселенцев. Мы ее оснастили, как
положено. Когда началось это безумие, врачи делали все, что можно себе
представить. Вплоть до культивирования культур в каждом отдельном случае,
но им не удалось найти носителя, даже под электронным микроскопом. - Он
помолчал. - Работавшие с культурами заражались сами, их место занимали
другие. Каждый врач работал, пока мог...

Кэлхаун, прищурившись, рассматривал содержимое стеклянной пробирки в свете
мигающего, трескучего факела-ветки.

- Почти связалось. Подозреваю, в какой-то лаборатории хорошо поработали,
чтобы сделать механизм болезни невидимым для стандартной технологии
распознавания культур. Мне это не нравится!

Он снова проинспектировал содержимое фильтратора.

- Логически размышляя, руководить отрядом убийц должен тот же человек,
который все это придумал. Кто-то ведь должен следить, чтобы все шло как
задумано? - Кэлхаун сделал паузу, потом добавил ледяным тоном: - Я не
судья, но как работник Медслужбы я должен принять меры!

Он осторожно нажал на плунжер фильтратора, ориентируясь на уровень красной
жидкости, которая в свете факела казалась рыжей. На противоположной стороне
показалась прозрачная жидкость.

- Итак, ваши врачи ничего не обнаружили. Правильно?

- Ничего, - безнадежно вздохнул Ким. - Были проверены все бактерии планеты.
У всех взяли образцы внутриротовой и кишечной флоры. Норма. Ничего
неизвестного они в этом анализе не обнаружили.

- Возможно, мутация, - сказал Кэлхаун. Он смотрел, как прибавляется чистой
сыворотки. - Если не удавалось передать болезнь здоровому организму...

- Искусственное заражение получалось! Введение образцов подопытным животным
- через кишечник, слизистую, в кровь - вызывало чуму. Но мы не могли
нащупать саму бактерию!

Кэлхаун медленно выжимал плунжер, и скоро с чистой стороны оказалось более
двенадцати кубиков сыворотки, а с другой - сухой плотный блок спрессованной
массы кровяных клеток. Кэлхаун высосал сыворотку шприцем.

- Условия не стерильные, конечно, но придется рисковать, - сказал он с
кислой улыбкой. - От этой истории за световой год воняет спецлабораторией.
Так же, как от убийц в форме и с иммунитетом к чуме. Чума наша была
специально придумана такой, чтобы привести в полное остолбенение врачей.

- В полное остолбенение! - горько подтвердил Ким.

- Значит, - предположил Кэлхаун, - чистая культура и не должна переносить
болезнь. Патогенный аппарат отсутствует в культуре, когда вы его там ищете.
Я помню только один случай, когда Мургатройд был болен так же сильно, как
сегодня. Ведь сегодня он был очень болен. Тот случай мне надолго
запомнился. Ну и пришлось нам попотеть!

- Если бы я не был обречен, - мрачно сказал Ким, - я бы поинтересовался,
что это за случай.

- Поскольку вы будете жить, - возразил Кэлхаун, - я вам расскажу. Два
организма, отдельно практически безвредные, в присутствии друг друга
вырабатывали сильнейшие ядовитые токсины. Это называется синергической
парой. Страшнее бризантной бомбы! И выследить парочку было чертовски трудно.

Он пересек поляну в обратном направлении. Мургатройд, припрыгивая, следовал
за хозяином, почесывая лапкой обезболенное место на боку.

- Вы - первая, - кратко сообщил Кэлхаун Хэлен Джонс. - Это сыворотка для
выработки антител. Может появиться зуд, но не обязательно. Вашу руку,
будьте добры!

Она обнажила жалкую исхудавшую руку. Он ввел Хэлен кубический сантиметр
сыворотки, которая - плюс корпускулы и еще сорок с чем-то необходимых
элементов - бежала в последний час по венам и артериям Мургатройда.
Кровяные тельца были удалены с помощью связывающего вещества и фильтра, а
антикоагулянт, предотвращавший свертывание, аккуратно модифицировал
остальное. В течение нескольких минут лаб-комплекс подготовил сыворотку не
хуже, чем любой стандартный промышленный комплекс. В условиях хорошей
лаборатории Кэлхаун изолировал бы тела сыворотки, определил их структуру, и
синтезированная вакцина спасла бы всех уцелевших жертв эпидемии. Но пока в
массовом масштабе производство было ему не по силам.

- Следующий! - сказал Кэлхаун. - Ким, объясните им, что происходит.

Бородатый юноша закатил рукав и объяснил:

- Этот укол может нас вылечить. Если нет, хуже все равно не будет.

И Кэлхаун быстро сделал инъекции вакцины, которая, как он рассчитывал на
основании собственного опыта, должна была победить неопознанную болезнь,
вызванную, по его мнению, не отдельным микробом, а синергической парой
бактерий. Древесный уголь горит медленно. Жидкий кислород вообще не горит.
В соединении они дают взрыв мощнее динамитного. В медицине синергия
означает, что две отдельно друг от друга безобидные субстанции вместе могут
давать эффект третьей субстанции...

- Думаю, что к утру вам станет легче, - сказал Кэлхаун, когда с уколами
было покончено. - Может быть, вы вообще вылечитесь, только будете
чувствовать слабость и голод. Тогда советую уходить подальше от города и
надолго. Возможно, готовится новое заселение и транспорты с колонистами уже
в пути, только прилетят они не с Деттры-2. И очень опасаюсь, что здоровые
или больные, вы попадете в переплет, если войдете в контакт с новыми, если
их можно так назвать, "колонистами".

Люди молча и устало смотрели на Кэлхауна. Это была особая группа больных.
Они были полумертвы от голода, но в глазах не было страдания. Это был тот
особый тип людей, которые продолжают поддерживать нить человеческой
цивилизации вопреки инерции человека как расы, которые действуют по
внутреннему побуждению: оно заставляет их делать то, что должно быть
сделано. Пусть это выглядит абсурдно. Почему должны каждый день умываться
люди, обреченные на смерть? И помогать друг другу умереть с достоинством -
это уже дело не интеллекта, а самоуважения. Но Кэлхаун смотрел на них с
симпатией. Именно такие люди берутся за дело в момент опасности. Те, что
копят добро, предпочитают обращаться в бегство, а несознательная,
неразвитая часть населения бунтует, мародерствует.

Теперь они спокойно и безразлично ждали собственной смерти.

- Тому, что случилось на Марисе, нет прецедента, - объяснил Кэлхаун. -
Тысячу или более лет назад жил во Франции один король, - Франция была
страной на Старой Земле, - который пытался уничтожить болезнь проказу,
подвергая казни всех, кто имел несчастье этой болезнью заразиться.
Прокаженные были помехой. Они не могли работать, не могли нормально
общаться с другими людьми, их кормили из милости. Умерших прокаженных
хоронили только другие прокаженные. В общем, они нарушали нормальную жизнь
остальных людей. Но здесь происходит другое. Вас хотели убить по другой
причине. Им нужно было убрать вас немедленно.

Ким Уолпол предположил:

- Они хотят избавиться от наших тел - это вроде санитарии.

- Чепуха! - воскликнул Кэлхаун. - Город заражен, и эти люди не совершили бы
посадки, если бы не знали, что им болезнь не грозит.

Тишина.

- Если эпидемия - спланированное преступление, то вы все - его жертвы и
свидетели, от вас надлежало избавиться до прибытия новых поселенцев, не с
Деттры.

- Чудовищно, чудовищно! - хрипло прошептал темно-бородый мужчина.

- Согласен, - сказал Кэлхаун. - Но межзвездного правительства пока не
существует - как в прошлом не существовало всепланетного правительства на
Земле. И если кто-то пиратски отнимет у законного владельца
колонизированную планету, не найдется власти, могущей преступника покарать.
Единственный выход - война! Но кто решится начать межпланетную войну? Если
захватчики высадят своих поселенцев, у них все шансы удержать планету за
собой. - Он помолчал и добавил с иронией: - Можно, конечно, убедить их в
том, что они не правы.

О чем не стоило даже помышлять. Дети и дикари понимают идею справедливости,
только если она направлена к ним. Но не понимают идеи справедливости,
направленной на других людей. И хотя человеческая цивилизация
распростерлась до дальних звезд, очень значительная часть населения
оставалась цивилизованной только в том смысле, что умела пользоваться
орудиями труда. Большинство людей оставались дикарями или детьми в
эмоциональной, моральной жизни.

- Вам придется спрятаться, - повторил Кэлхаун. - Навсегда или нет - это
зависит, частью, от моего везения. Мне нужно в город. Нужно решить очень
серьезную проблему.

- В город? - с мрачной иронией сказал Ким. - Но там все здоровы. Они
охотятся на нас для развлечения.

- Бесполезно бороться с эпидемией, - пока не взят под контроль ее источник.
На корабле, принесшем захватчиков, должны быть руководитель и отличная
лаборатория, - продолжал Кэлхаун. - Вы выздоровеете, но я не уверен, что
данная синергическая пара - единственный вариант. У них может оказаться в
запасе вторая чума, третья и так далее... Понимаете?

Ким молча кивнул.

- Вы сами не заразились? Не забыли сделать укол?

- Введите мне четверть кубика, - попросил Кэлхаун. - Этого должно хватить.

Ким, судя по ловкости, с которой была произведена процедура инъекции, явно
умел обращаться с инъектором. Потом Кэлхаун помог остаткам группы уцелевших
горожан перейти на подстилки из листьев под навесами - в покое и
неподвижности выработанные Мургатройдом антитела имели больше шансов
произвести полный эффект. Больные молчали. Пожилые мужчина и женщина
вежливо пожелали Кэлхауну спокойной ночи.

Кэлхаун занял удобную позицию для всенощного бдения, Мургатройд устроился
рядом. Над полянкой воцарилась тишина.

Но не полная - ночь на Марисе-3 была полна тихих, а иногда и не очень
тихих, звуков: со стороны холмов слышалось глухое уханье, в низине что-то
трещало - наверное, решил Кэлхаун, стадо животных совершало ночной переход.

Кэлхаун размышлял, рассматривая некоторые довольно мрачные варианты
возможного развития событий. Человек, убитый стрелой, приехал на каре. У
него мог быть спутник, и этот спутник может пуститься на поиски товарища.

Кроме того, оставалась еще проблема чумы. Кэлхаун пытался срочно вывести,
какая именно синергическая комбинация в крови человека могла дать эффект
прекращения усвоения кислорода. Дозы дуального яда требовались
минимальные... Он мог бы работать как антивитамин или антиэнзим, или...

Он услышал чьи-то шаги, и рука тронула рукоять бластера. Но причин для
тревоги не было. Ким Уолпол с огромным трудом перебирался к навесу, где
лежала Хэлен Джонс, и Кэлхаун услышал его шепот:

- Как ты себя чувствуешь?

- Не могу заснуть. Я все думаю... есть ли у нас надежда?

Ким ничего не ответил.

- Если мы будем жить... - с тоской сказала Хэлен и замолчала.

Ким вновь промолчал.

Кэлхаун почувствовал, что наступил момент заткнуть уши пальцами, но из
соображений общей безопасности этого делать не стоило, поэтому он пару раз
кашлянул, выдав свое присутствие.

- Кэлхаун, это вы?

- Да. Если хотите разговаривать, то рекомендую перейти на очень тихий шепот
- мне нужно быть настороже. И есть один вопрос... Если чума искусственная,
ее нужно было как-то начать. За месяц или две недели до появления первых
симптомов среди рабочих... не совершал ли посадки какой-нибудь корабль?
Откуда угодно, любой.

- Никаких кораблей не было, - сказал Ким. - Никаких.

Кэлхаун наморщил лоб. Цепочка выводов казалась безупречной. Хэлен что-то
тихо сказала. Ким ответил, потом сказал громче:

- Хэлен мне напомнила - незадолго до начала чумы над городом прокатился
странный гром, где-то за неделю-две до начала эпидемии. Все проснулись,
весь город. Раскаты удалились за горизонт, и метеорологи не смогли
объяснить, что это было.

Кэлхаун молча размышлял. Мургатройд плотнее прижался к хозяину. Вдруг
Кэлхаун щелкнул пальцами.

- Вот оно! Вот где весь фокус! Ответов у меня пока нет, но я знаю, какие
вопросы задавать! И кажется, я знаю где их задавать.

Он, успокоившись, сел. Мургатройд заснул. Доносился шепот голосов с той
стороны, где сидели Ким и Хэлен. Кэлхаун еще раз рассмотрел проблему,
стоявшую перед ним. Чума, судя по всему, вызвана парой вирусов. Распыление
было совершено с ракетного корабля, имевшего крылья для атмосферного
полета. Сделав круг над городом, корабль сбросил замороженные гранулы с
культурой вирусов. Гранулы растаяли, не оставив улик, окутав город облаком
заразы. Корабль удалился за горизонт, а потом, на ракетных двигателях - на
орбиту, прочь от места преступления. Вошел в овердрайв и отправился домой.

Ждать результатов злодеяния...

Кэлхаун чувствовал ледяную злость. Используя такой прием, преступники могут
паразитировать за счет других обитаемых миров. Они могут захватить любую
планету, и никто не сможет воспротивиться - захваченная планета будет
бесполезной для всех, кроме преступников. Она перейдет в их владение.

События на Марисе-3 могут быть только пробой сил, после чего планета-убийца
начнет распространять по всей обитаемой Галактике свои смертоносные
щупальца!

Кроме того, необходимо было принять во внимание еще две проблемы. Первая -
что будет с людьми, рядовыми членами той цивилизации, которая начнет
экспансию за счет уничтожения других звездных колоний? И вторая...

- Полевые испытания, - хладнокровно подвел итог Кэлхаун, - они могут
провести ценой убийства одного рядового сотрудника Медслужбы. Но в
серьезном масштабе ничего не получится, если сначала они не уничтожат всю
Медслужбу. Нет, мне это чрезвычайно не нравится!





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0604 сек.