Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Владимир Михайлов. - Пещера многоногов

Скачать Владимир Михайлов. - Пещера многоногов

3

   Уравновешенная лодка застыла без  движения.  Три  головы  были  задраны
вверх, три пары глаз всматривались  через  прозрачный  потолок  в  еще  не
совсем ясную картину.
   Несколько продолговатых теней  скользило  наверху.  Они  опускались  по
пологой линии, и корабль находился сейчас  на  ее  продолжении.  Было  еще
трудно рассмотреть плывущих, опознать их или хотя бы понять, к  какому  же
классу живых существ они относятся. Но рыбы знали эти воды лучше людей,  и
раз уж они так торопливо покинули обжитое пространство,  очевидно,  у  них
были причины.
   - Сколько же их? - едва слышно, словно боясь спугнуть, произнес  Седой.
- Одна, две, три... Больше четырех, во всяком случае.
   - Неужели Валерий преследует всю группу? - прошептал Георг.
   - Если только он преследует...  -  хмуро  пробормотал  Седой.  -  Эдик,
прожектор на изготовку! Думаю, здесь будет очень серьезный  разговор  -  и
вовсе не с Валерием...
   Секунды текли лениво, и на миг сидящим в  рубке  даже  почудилось,  что
неизвестные существа  совсем  остановились  в  своем  подводном  полете  и
совещаются, заметив на пути темную и неподвижную массу корабля.  На  самом
же  деле  они  плыли,  но  было   обстоятельство,   заставлявшее   их   не
торопиться... Теперь уже можно  стало  разглядеть  продолговатые  тела,  а
полуминутой позже возможно разобрать, что одно из этих  тел  было  как  бы
двойным - две фигуры, соединенные чем-то вроде длинной и тонкой связки или
буксира. Оно-то, наверное, и двигалось  медленнее  всех,  а  остальные  не
старались обогнать его. Наоборот, они держались небольшим отрядом.
   Наконец, пловцы приблизились настолько,  что  уже  никак  не  могли  не
заметить корабль. И в тот миг, когда продолговатые тела, чуть изогнувшись,
изменили направление, чтобы обойти неожиданное препятствие  на  безопасном
(как, наверное, подсказывал им инстинкт) расстоянии, Эдик мягким движением
замкнул контакт прожектора.
   Длинное огненное  копье  вырвалось  из  рефлектора,  ударило  в  группу
плывущих, и задрожало, словно вонзившись во  всех  сразу.  И  вот  морским
жителям не осталось ничего другого, как  дать  людям  рассмотреть  себя  и
решить - что же теперь делать.
   Это продолжалось доли секунды - состояние полкой  неподвижности,  когда
две группы живых существ напряженно вглядывались  одна  в  другую,  и  все
нервы  и  мышцы  были  натянуты  до  предела.  Холодный  свет  прожектора,
наверное, на миг  ослепил  плывущих,  и  они  не  могли  сразу  разглядеть
изумленные лица сидящих в рубке. Зато сидящим били ясно видны  и  длинные,
панцирные,  покрытые   блестящей   слизью   тела,   и   суставчатые   ноги
остановленных прожектором существ, - и главное - вытянутая  клешня  одного
из них, которая крепко держала за ногу человека, не  проявлявшего  никаких
признаков жизни...  Вот,  значит,  каким  образом  погружался  Валерий  на
глубину: не преследователем, а жертвой. Его надо было  не  уговаривать,  а
спасать. И теперь стало ясно, что это окажется нелегким.
   Это стало ясно потому, что даже застигнутые  неожиданным  ударом  света
морские жители не  бросили  свою  жертву,  чтобы  поторопиться  в  убежища
(которые у  них  наверняка  были)  -  туда,  где  нет  этого  нестерпимого
слепящего света. Растерянность, заметная в  нескольких  первых  судорожных
движениях, владела ими очень краткое время. Затем весь отряд разом, словно
по команде, бросился в сторону.  Нужные  мысли  еще  не  успели  прийти  к
Седому, а Эдик уже разворачивал лодку, чтобы  не  выпустить  убегающих  из
прожекторного луча. Двигатели взревели, догоняя  преследуемых,  Седой  все
еще искал наилучший способ  действий  в  этих  неожиданных  и  заранее  не
рассчитанных обстоятельствах, а  маленькая  группа  морежителей  повторила
свой маневр снова, едва луч прожектора коснулся их, а  затем  -  еще  раз.
Эдик, не дожидаясь команды, судорожно менял курс, и на какое-то время даже
казалось,  что  ему  удастся  сократить  расстояние   между   кораблем   и
похитителями - но они были  все-таки  куда  подвижнее  и  обладали  лучшей
способностью  маневрировать.  Поэтому,  несмотря  на  их  малую  скорость,
догнать группу странных существ не удавалось.
   Эдик искоса взглянул на Седого, и снова застыл, словно вся его  энергия
проявлялась теперь  только  в  крутых  разворотах,  бросках  и  остановках
корабля. Но для Седого было достаточно и этого взгляда  -  он  понял,  что
Эдик  таким  образом  признает  свое  бессилие   в   борьбе   с   верткими
противниками. Конечно, они были в зоне досягаемости оружия; но ведь с ними
был человек, а кроме того, - кроме того на лодке-разведчике  океанического
отряда вообще не было оружия, потому что нужды  в  нем  не  возникало  уже
очень давно,  и  никто  не  ожидал,  что  настанет  момент,  когда  оружие
понадобится.
   Но все же Седой в свою очередь  взглянул  на  Эдика  и  кивнул,  и  это
означало, что за несколько секунд капитан успел выработать план  действий.
Протянув руку, Седой тронул рулевого за плечо.
   - Есть мысль... Убавь ход, и медленно - в глубину...
   Не думая о смысле маневра, Эдик мгновенно  выполнил  команду.  Людей  в
очередной раз качнуло в  креслах,  когда  Эдик  начал  замедлять  движение
корабля, а Седой в этот же миг включил ультразвуковой передатчик - обычную
в обиходе океанистов-разведчиков приманку. Георг торопливо вставил  нужную
пластинку - и прерывистое курлыкание, запись  голоса  раненной  барракуды,
прозвучало в кабине и ушло в океан.
   Убегающие не могли не услышать его, и тогда  должен  был  сработать  их
инстинкт, повелевающий добить раненого  врага.  А  барракуда,  несомненно,
была их врагом, как и всего живого в океане; и раз лодка  кричала  голосом
этого хищника, то, значит, она и была гигантской барракудой. На  этом  был
основан расчет Седого, подсказанный опытом.
   Расчет оправдался. Прожектор погас, и в тот же миг  убегавшие  существа
внезапно повернулись "все вдруг" и, увеличив скорость,  бросились  вперед,
чтобы уничтожить этого непонятного, огромного, опасного  преследующего  их
хищника.
   Сближение произошло в считанные секунды. Какой-то миг странные  круглые
глаза, вывернувшись  из  слизистых  складок,  пристально,  с  высокомерным
блеском,  смотрели  сквозь  прозрачную  броню   купола.   Потом   длинные,
суставчатые,  как  у  крабов,  ноги  вытянулись  вперед,  в  бессильной  и
напряженной ярости тыкаясь в преграду. Другие бросились на  корпус  лодки,
пытаясь поразить ее сразу во многих местах, и это говорило о  том,  что  у
неизвестных существ были уже свои приемы в тайной борьбе  даже  с  гораздо
более крупным противником. Но корпус разведчика  был  рассчитан  и  не  на
такие удары, он без  особого  напряжения  выносил  придонное  давление  во
многие сотни атмосфер, - и без труда отразил первое нападение.
   Все это произошло быстро, очень быстро - и,  даже  не  дав  рассмотреть
себя как следует, существа опять все разом, кинулись прочь, сомкнувшись  в
плотную группу, и стали уже заходить в новую атаку.
   Наставало время активного контрнаступления.  Седой  решительно  тряхнул
головой и включил сигнал, служивший для связи с  пловцами,  которые  давно
уже в нетерпении топтались возле выходного люка барокамеры,  ожидая  своей
очереди вступить в дело.
   Наконец,  прозвучал  сигнал,  и  створки  люка  медленно  разошлись   в
стороны...
   Из прозрачной рубки было видно, как две фигуры вынырнули справа  из-под
корабля и устремились вперед.  Они  казались  совершенно  обнаженными,  на
самом деле сейчас их облегали тонкие костюмы, на глазах были очки, во  рту
- трубки дыхательных аппаратов для высокого давления,  потому  что  сейчас
предстояло  двигаться  много  и  быстро,  и  дышать  растворенным  в  воде
кислородом было бы слишком трудно.  Тела  пловцов  были  стянуты  широкими
поясами, в  гнездах  которых  находились  геологические  взрывпатроны;  за
спиной  висели  трубки  с  шарообразным  резервуаром  на  одном  конце,  -
реактивные двигатели, которые могли помочь не отставать  полчаса  даже  от
дельфина, как известно - одного из лучших пловцов. В этом и заключалось на
сей раз все снаряжение океанистов - если не считать еще  ларингофонов  для
связи с кораблем.
   - Заходите, заходите  сзади,  ребята,  -  громко  и  раздельно,  словно
диктуя, командовал в микрофон Седой. При этом  он  потрясал  микрофоном  и
даже вскочил с кресла - должно быть, командир разведывательного  кораблика
в молодости был не очень усидчив. - Заходите сзади, пусть они бросаются на
нас, а вы ударьте в тыл и  сразу  же,  в  минуту  растерянности,  хватайте
Валерия и тащите в барокамеру,  люк  мы  откроем  своевременно.  В  нужный
момент мы дадим свет. Вам все ясно?
   - Почти, - отозвался Сандро, и его приглушенный голос четко прозвучал в
рубке. - Мы заходим сзади. Только что мы должны с ними делать?
   - Уничтожать, черт побери! - вскричал Седой. - Чего же еще?
   - Но ведь мы никогда этого не делали...
   - А сейчас надо это делать, - сказал  Седой,  и  в  сердце  его  словно
что-то оборвалось. - Ах вы, ребята... - И тут  же  он  закричал  в  полный
голос: - Отставить, не двигайтесь, оставайтесь на месте,  раз  не  умеете,
пусть они на этот раз еще атакуют...
   Вторая атака подводных агрессоров тоже разбилась о непроницаемую  броню
корабля. Но существа, очевидно, не теряли надежды - они  снова  отхлынули,
разлетелись, как разлетается волна, ударившись  о  камень,  и  устремились
назад, чтобы собраться для очередного, третьего штурма.  Это  дало  Седому
возможность сказать пловцам еще несколько слов.
   - Уничтожать, - задумчиво сказал он. - Вы меня слышите? Вас еще не было
на свете, а это уже перестало быть нужным. Даже здесь... Это была нелегкая
работа, но кончилась она тем, что уже полстолетия, как никто  не  нападает
на человека, даже самое дикое животное:  превосходство  человека  у  всех,
даже у леопардов и барракуд, стало безусловным рефлексом. А у этих -  нет;
не зря Мукбаниани назвал их  агрессивными...  Вы  не  привыкли  уничтожать
кого-либо, вам никогда не приходилось заниматься этим. Завидная  судьба...
Но сейчас надо спасти Валерия.
   - А как? - пробормотал  Сандро.  -  У  нас  же  нет  для  этого...  ну,
инструментов.
   - Оружия? Да, но у вас в поясах - геологические взрывпатроны. Вы должны
метать патроны в этих. Вам понятно?
   - Метать взрывные патроны в живых? - удивленно протянула  Инна;  Сандро
пожал плечами с видом явного недоверия, и Седой коротко не  то  засмеялся,
не то заплакал.
   - Да понимаю я, что  это  кажется  вам  невозможным...  Но  ведь  надо,
надо... Надо спасать своего. Смерть грозит ему, понимаете - смерть...
   - Но мы его не видим, - сказал Сандро.
   - Как? Смотрите, вот они собираются в атаку.
   - Их видим. А Валерия - нет.
   - Понятно, - процедил сквозь зубы Седой. - Они нападают  не  все.  Тот,
который тащил Валерия, удрал. И, может быть,  не  один.  Да,  это  уже  не
просто инстинкт... Хорошо. Направление вам примерно известно. Полный ход -
за ними. А мы здесь еще будем отвлекать этих, чтобы они не устремились  за
вами.
   - Все ясно, - быстро сказал Сандро,  и  Седому  показалось,  что  нотка
облегчения прозвучала в его голосе. -  Все  ясно,  -  повторил  он.  -  Мы
плывем...
   Отсюда, из рубки, не было видно, как оба пловца, вытянувшись над своими
реактивными двигателями, устремились в том направлении, в  котором  раньше
следовали похитители Валерия. Но из рубки  увидели  другое:  третья  атака
противника захлебнулась в  самом  начале.  Устремившись  вперед,  странные
существа вдруг круто затормозили на  месте,  повернулись,  и  в  последний
момент вся стая бросилась прочь.
   - Заметили, - с досадой процедил Седой. - Заметили наших, пустились  за
ними! Нет, они не так-то глупы, эти...
   - Внимание, ребята!.. - закричал он. - Внимание! Они пошли за вами. Они
вас нагонят,  -  прибавил  он,  видя,  какую  скорость  сразу  же  развили
преследователи. - Лучше не пытайтесь уйти! Обороняйтесь! Мы идем к вам...
   Неясные, слабо  фосфоресцирующие  создания  быстро  скользили  в  воде,
удаляясь все больше. Пловцы отсюда не были видны -  они  не  светились,  а
наверху солнце, очевидно, вошло  в  облака  и  сумрачный  свет  здесь,  на
глубине, почти совсем погас. Затем во тьме вспыхнули два острых, как бивни
нарвалов, луча. Они метнулись в  самую  гущу  светлых  пятен,  и  в  рубке
поняли, что противники встретились.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0989 сек.