Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Владимир Михайлов. - Пещера многоногов

Скачать Владимир Михайлов. - Пещера многоногов

8

   Через несколько минут изображение Эдика  погасло  на  экране  аппарата,
находящегося на другом конце  провода.  Огромная,  с  толстыми,  поросшими
кустиками волосков пальцами, рука повернула выключатель в  то  время,  как
глаза великана обратились к сидевшему напротив Седому.
   Успевший проводить больных и убедиться, что в больнице  все  в  лучшем,
самом океаническом порядке, успевший  даже  выслушать  обычные  для  таких
случаев заверения врачей, что  будет  сделано  все,  что  только  возможно
(заверения правдивые и ни к чему не обязывающие),  и  даже  простить  ради
этого врачу ее высокую прическу, которую, по его мнению, можно было носить
в  институте  красоты,  но  никак  не  среди  океанистов,  седой  командир
разведывательного кораблика полулежал сейчас в длинном и широком кресле  в
кабинете начальника  отряда.  Слова  встречи  были  сказаны,  все,  о  чем
следовало доложить  -  доложено.  Теперь,  выслушав  сказанное  Эдиком  по
видеофону, Седой задумчиво покачивал головой. Начальник отряда кашлянул, и
на его плосковатом лице, на котором  вместо  усов  росли  какие-то  чахлые
пучки волос, а больше никакой  растительности  не  было  вовсе,  явственно
проступило беспокойство.
   - Так как же это вы, а?  -  спросил  он,  и  на  лице  Седого  возникло
выражение смущения, словно именно он был виноват в том, что по соседству с
районом отряда появились эти твари, вредоносность которых, как выяснилось,
отнюдь не ограничивалась уничтожением дельфинов. - Как же это ты, Семен? -
повторил начальник отряда. - Человек у тебя в  опасности,  другой  -  черт
знает что, чуть не гибнет, понимаешь... Гибнет, а? Да и  все  вы  чуть  не
застряли в мышеловке... Что же ты?
   Седой знал, что вопросы эти нужны начальнику в основном для того, чтобы
собраться с мыслями, подумать, что делать в дальнейшем, потому что  и  то,
что случилось, и степень вины  в  этом  командира  лодки  были  начальнику
отряда уже ясны, и выводы где-то в этом массивном, блестящем черепе успели
сформироваться. И все же он начал отвечать, загибая пальцы.
   - Во-первых,  выход  наверх  был  чисто  формальный  -  для  протокола,
проверка береговой линии, да и то - выборочная. Кто мог предполагать,  что
именно там произойдет эта  встреча,  и  что  произойдет  она  именно  так?
Во-вторых, ребята сначала прямо рвались  на  эту  проверку.  Как  никак  -
всякому хотелось погулять по суше... А особенно Инна просилась, и  этот  -
пострадавший.
   - Пострадавший,  -  недовольно  прогудел  начальник.  -  Любовь...  Вот
работаем с тобой здесь, здесь живем, хорошо, ни  дождя,  ни  жары,  работы
интересной по горло, - что еще нужно? А любить все равно все стремятся  на
сушу, к солнышку... Инстинкт, что ли, - не пойму.
   - Возможно, что инстинкт, - ответил Седой.  -  Солнце  -  это  все-таки
неплохо. Сейчас-то здесь хоть свет по составу хорошо подобран. А  в  самом
начале - помнишь?
   - Помню... Смешными мы были в те времена.
   - Смешными... - согласился Седой. -  Забываются  эти  дела,  но  не  до
конца.
   - Ладно... А у этих... многоногов  -  тоже  инстинкт.  Они-то  зачем  к
солнцу?
   Седой пожал плечами.
   - У них  электрический  заряд.  Может  быть,  им  нужно  солнце,  чтобы
зарядиться?
   - А эта радиоактивность откуда? Из окружающей воды? А в воде она  ни  с
того ни с  сего  откуда  взялась?  Твой  водитель  вот  предполагает,  что
поблизости должно быть месторождение. И просит пощадить многоногов.  Чтобы
заставить их помогать в разработке. А?
   - Месторождения быть не может, - помотал головой Седой. -  Мы  с  тобой
это знаем. Помнишь, как геологи здесь работали?
   - Работали на совесть, - согласился начальник. -  И  я  думаю,  что  не
месторождение. Значит - что же? Он  думал  сначала,  твой  водитель,  что,
может быть, тот контейнер. И многоноги ни при чем.
   - Об этом тебе лучше знать, - сказал Седой. -  Меня  в  тем  районе  не
было.
   -  Мне  лучше  знать.  Он  напутал,  твой   парень.   Авария-то   тогда
приключилась в двадцати милях отсюда. Да, контейнер был разорван,  это  мы
точно установили. Тогда запретили для  работ  район  радиусом  как  раз  в
двадцать миль - вот этот уголок и включили в  запрет.  А  горючее  попасть
сюда никак не могло...
   - Ну, не могло, и дьявол его побери,  -  согласился  Седой.  Он  поднял
голову,  глядя  через  прозрачный  потолок  вверх  -  туда,  где  тоже  за
прозрачной  стеной  накрывающего  город  купола  стояли,  в   задумчивости
рассматривая необычный мир, глазастые рыбы. По эту сторону  купола  летали
птицы, и, встречаясь  глазами  с  обитателями  моря,  впадали  в  страшное
беспокойство  и  с  тревожным  криком  бросались  прочь.  Впрочем,   самые
самоотверженные из них уже долбили клювами по пластику, стараясь добраться
до кое-где присосавшихся к куполу  актиний,  и  невозможно  было  доказать
птицам всю бессмысленность этих попыток...
   - Так что ж делать будем? - спросил начальник отряда.
   - Не знаю я, - с некоторой даже ноткой раздражения ответил Седой, и это
значило: ты начальник, вот и решай. А я что ж, - я выполню...
   - Нервочки, - сказал начальник. - Нервы, Семен.  Под  водой  и  в  воде
ты... ну да, пять с лишним десятков. А всего тебе...
   - Сколько и тебе, - буркнул Седой.
   - Семьдесят три. Перевал. Пора и тебе садиться в кресло.
   - Думаешь?
   - Что ж тут думать? Судьба наша... А разве я был плохой разведчик? - Он
выпятил необъятную грудь, широко распахнул руки. -  Неплохой,  говорят.  А
ушел прежде тебя. Судьба.
   - Судьба, что тебя поломал кальмар.
   - Поломал - склеили. Но - ушел.  А  кальмар  этот,  между  прочим,  был
последний неусмиренный в истории. А больше никого и  не  осталось.  Только
вот ты теперь подбавил.
   - Да. Что ж, если ты говоришь, - пора...
   - Пора.  Зрение,  нервы...  годы.  И  потом  -  молодым  надо  молодого
командира. Вот хотя бы твой водитель.
   - Это я и сам знаю. Пора, говоришь...
   - Да ты и сам чувствуешь.
   - Временами чувствую.
   - Что ж, хороших глубин твоему Эдику, прозрачной воды.
   - Только эта операция - еще моя. Этих ты у меня  не  отнимай.  Их  надо
уничтожать. А ты ведь помнишь - я умел...
   - Помню.
   - Да. А эти ребята - не надо им мараться  в  такой  грязи.  Их  дело  -
строить. Уничтожение - не для них.
   - Вот как? А помри мы с тобой годом раньше?
   - Ну, и хорошо, что мы не померли, - сказал  Седой.  -  Эти  твари  уже
окончательно будут последними. Разве что нашествие из космоса  случится  -
но такого, кажется, не предвидится. Значит, и привыкать ребятам не к чему.
   - Что ж, возможно - ты прав. Не обещают нам нашествия. Ладно,  операция
эта - твоя. Только не совсем. Не исключительно твоя,  точнее.  Потому  что
если... Анализы? Давайте сюда!
   Он на минуту умолк, склонившись над бланками и пленками. Встав с места.
Седой подошел к нему и стоял, глядя через его плечо.
   - Видишь? Все точно. Вот почему это не только твоя операция.  Будь  все
нормально -  пошел  бы  ты,  выпустил  бы  в  этом  ущелье  баллонов  пять
"усмирителя" в  концентрации,  скажем,  в  пять  сотых,  и  они  стали  бы
шелковыми. На людей бросаться бы перестали, мы бы их изолировали, - на  то
и заповедник - и такой бы тут начался пир науки...
   - Да, идиллия. А сейчас?
   - А сейчас придется их уничтожать. Безжалостно! Хотя  нас  от  этого  и
коробит, ничего не  поделаешь.  Раз  у  них  до  такой  степени,  повышена
радиоактивность, раз в составе тканей  имеется  плутоний  -  вот  он  где,
видишь? - значит, они угрожают  нам  своим  существованием,  а  не  только
клешнями. А угрозы мы не потерпим.
   - А может, их все-таки сумеют использовать металлурги?
   - Думаешь? Не верится, но все же  свяжемся  с  ними,  ладно.  Побережем
совесть. И с гидрогеологами. У них есть результаты последнего  нейтринного
просвечивания. Но если они убедительных данных в защиту не приведут, то  -
беспощадно. Ничто не должно угрожать человеку.
   - На том стоим. Ясно.
   - Так вот, Семен, в  таком  случае  пойдет  с  вами  Хабаров  на  своем
корабле, и Мезенцев - на своем.  Устроим  небольшой  аврал...  Возьмите  с
собой что следует. Баллоны с синей полосой. И дадите полную концентрацию.
   - Не думал я, что сохранились у нас такие баллоны.
   - Как видишь... Я запасливый.
   - Если течение прорвется из пещеры, отравим рыбу.
   - Я договорюсь с электроловом, он ее уведет.  Вот  такая  схема.  Могут
быть уточнения.
   - Понятно. А с кем ты пойдешь?
   - А с чего ты взял, что я пойду? Ну ладно, не скаль зубы. С  Хабаровым.
Пошел бы с тобой, но столько стариков на одной лодке -  это  уж  чересчур.
Наверное, из ученых тоже кто-нибудь захочет. Того посадим к Мезенцеву. Ну,
вот и все, пожалуй. Выход - через четыре часа. Твои все отдыхают?
   - А конечно, - сказал Седой. - Что им еще делать?
   - Чтобы были  как  огурчики.  Потому  что  работы,  чувствуется,  будет
немало.  А  откладывать  мы  тоже  не  можем:  в   таких   случаях   лучше
поторопиться,  чем  промедлить.  Хотя  уничтожить  радиационную  опасность
никогда не бываем слишком рано. А твой парень молодец: не натолкнись он на
это - мы бы, пожалуй, отложили на денек-другой.
   - Он молодец.
   - Да... Ну, ты свободен. Подготовку закончить засветло.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1124 сек.