Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Филип ДИК - ПРИШЕДШИЙ ИЗ НЕИЗВЕСТНОСТИ

Скачать Филип ДИК - ПРИШЕДШИЙ ИЗ НЕИЗВЕСТНОСТИ

                                    3

     Зловещее молчание наконец-то было нарушено стройной, высокой девушкой
в зеленой полупрозрачной тунике.
     - Мы были уверены, что вы будете искать  нас  на  улице  Фингал,  где
имеется наше отображение. Однако вы попали сразу сюда. Кто вам сказал, что
мы здесь?
     - Поймите, господа, я посторонний человек  и  попал  сюда  совершенно
случайно. Я не знаю, кто вы такие, и уверен, вы не знаете, кто я.
     - Кто ты мы знаем, - гортанным голосом  произнес  низкорослый  юноша,
стоявший немного поодаль от всей компании - ты шюпо.
     - Конечно же шюпо, - подтвердил щеголь и глаза его зловеще сверкнули.
     Джим не понял, что означает этот термин, однако чутье подсказало ему,
что употребляется он в отрицательном контексте.
     - Я не шюпо, - как можно увереннее ответил он.
     - Но кто кроме шюпо, надев маску, заберется в помещение  невзирая  на
закрытый замок? - щеголь обернулся к компании  в  поисках  поддержки.  Его
товарищи одобрительно закивали.
     - Какая ужасная белая  маска!  -  с  мрачным  отвращением  произнесла
высокая девушка, - у нас тоже есть маски, но не такие мерзкие.
     Миниатюрная женщина, подойдя к Парсонсу, вытянула вперед правую  руку
с поднятым вверх большим пальцем и капризно произнесла:
     - С ним пора кончать, шутка слишком затянулась.
     Вокруг одобрительно закачали головами.
     В руке говорившей сверкнул нож.
     - Что ему отрезать сначала? - тем же капризным голосом спросила  она,
обращаясь скорее к Парсонсу, чем к своим друзьям.
     Джим прислонился спиной к стене
     Мысли смешались в его голове.
     "Вот так попал, город преступников, век цивилизованного варварства".
     Он  вспомнил  про  мальчишку  в  автомобиле,  который   пытался   его
раздавить. Уже второй раз в этом городе его жизнь оказалась под угрозой.
     "Черт с ним, пусть режут. Не они, так  кто-нибудь  другой,  в  другом
месте. Все равно здесь я не жилец."
     Он закрыл глаза и приготовился к боли.
     - Не надо  торопиться,  -  вдруг  произнес  кто-то  твердым  властным
голосом, - мы всегда успеем его разрезать.
     Парсонс  открыл  глаза  и   отыскал   взглядом   говорившего.   Голос
принадлежал мужчине, а не юноше, до этого молча  стоявшего  в  углу  и  не
вмешивавшегося до поры в происходящее.
     Теперь он выступил вперед и оказался между девушкой с ножом и Джимом.
     Наступила тишина.
     - Вы здесь кого-то искали?
     Парсонс отрицательно мотнул головой.
     - Значит, вы рассчитывали, что здесь никого нет?
     Мужчина  сделал  небольшой  глоток  из  своего  стакана  и  задумчиво
посмотрел в глаза Парсонсу.
     -  Цвет  вашей  кожи,  -  глубокомысленно  произнес   он,   -   может
свидетельствовать о какой-то тяжелой болезни. Однако в остальном у вас вид
здорового человека. Можно подумать, что вы - альбинос, да и  глаза  у  вас
как у альбиноса. И все-таки больше всего меня удивляет  ваша  одежда.  Так
одевались, наверное, в тысяча девятьсот десятом году.
     - В две тысячи десятом году, - выдавил из себя Джим.
     - Неважно, - улыбнулся незнакомец, - разница небольшая.
     - Тогда скажите мне, какой сейчас год? - осмелел Парсонс.
     - Ну, теперь все понятно, - его собеседник повернулся к толпе,  молча
стоявшей  за  его  спиной,  -  все  не  так  уж  страшно.   Мы   свидетели
пространственно-временного феномена. А поэтому я думаю, что нам необходимо
прежде всего починить замок, а уж потом все обсудить на свежую голову.
     Он опять повернулся к Парсонсу.
     - Сейчас две тысячи четыреста  пятый  год...  Вы  первый  человек,  с
которым происходила подобная история. Насколько мне известно, до  сих  пор
перемещались предметы и некоторые животные. Иногда  на  улицах  появлялись
лягушки - вымершие существа, потом они также неожиданно исчезали, сбивая с
толку наших ученых. До сих пор это необъяснимо.
     Он пожал плечами и снова улыбнулся:
     - Меня зовут Вад.
     - Парсонс, - ответил Джим, выдавливая из себя улыбку.
     - Ну, что ж, - Вад приподнял свой стакан, - добро пожаловать господин
Парсонс в наше общество.
     - Вы политическая группа? - Джим  задал  вопрос,  который  давно  его
мучил.
     - Вы угадали. Я стою во главе этих  людей,  которые  поставили  перед
собой цель переделать общество. Не буду говорить о нашей программе. Вы все
равно не в состоянии будете его  оценить.  Скажу  только,  что  находиться
вместе с нами и делать то, что делаем мы весьма опасно. Ну  что,  господин
Парсонс, у вас появилось желание поскорее уйти отсюда?
     Произнося эту речь, Вад постоянно поглядывал на стоящих за ним людей,
как бы испрашивая их поддержки. Те  молчали,  однако  многие  одобрительно
качали головами.
     - Боюсь, господин Вад, - после небольшой паузы ответил  Парсонс,  что
покинув вас я окажусь в еще большей опасности.
     Он дотронулся рукой до своей щеки.
     - Всему виной - цвет моей кожи. Однако, если вы будете столь  любезны
и предоставите мне некоторое время, я постараюсь что-то с этим сделать.
     - Конечно, можете делать все что хотите, - Вад, судя по всему, ожидал
услышать именно такой ответ, - но оставшись у  нас,  вы  будете  вынуждены
подчиняться строгим правилам, которые могут  прийтись  вам  не  по  вкусу.
Все-таки вы не совсем человек...
     - Вы хотите сказать, - медленно заговорил Джим,  -  что  все  кто  не
относятся к вашему роду, допустим роду Орла, а именно  его  изображение  я
вижу  на  ваших  одеждах,  являются  врагами  и   подлежат   безжалостному
уничтожению? Но это я уже понял. Это явно в духе вашего идола.
     - Не совсем так, - мягко  перебил  его  Вад,  -  все  соответствующие
группы объединены одной единственной целью - адаптироваться  и  выжить.  А
что касается орла - так никто из присутствующих  здесь  никогда  не  видел
этой птицы. Названия наших групп достались нам  в  наследство  от  Великой
войны и начавшейся после нее Эпохи мракобесия.
     - Так я могу заняться своим делом, - прервал его  разглагольствования
Парсонс, доставая из чемоданчика пульверизатор.
     - Вас никто не выгоняет, - равнодушно ответил  Вад  и,  повернувшись,
направился к центру помещения, остальные, сбившись в кучу, последовали  за
ним.
     Внезапно раздался скрип открывающейся двери  и  на  пороге  появилась
молодая женщина.
     Завидя Джима, она попятилась назад и замерла, широко раскрыв глаза от
удивления.
     - Кто вы? - произнесла она дрожащим шепотом.
     Парсонс огляделся в поисках Вада. Но тот уже был возле него.
     - Не волнуйся, Икара. - Казалось, голос Вада вернул женщину к  жизни.
- Это не больной и не шпион. Перед тобой перемещенное во времени  существо
по имени Парсонс. А это, - теперь  он  обращался  к  Джиму,  -  моя  самая
близкая подруга - Икара.
     Икара, обогнув по большой дуге Парсонса, который  молча  стоял  перед
нею, подошла к Ваду и протянула ему два пакета, которые принесла с собой.
     - Почему он такой белый? - ее вопрос был скорее адресован Джиму, а не
Ваду.
     -  Все  очень  просто,  моя  госпожа,  -  Парсонс  говорил  медленно,
старательно выговаривая каждое слово, - во времена, из которых, ну  скажем
так, меня вытащили, на  Земле  существовало  три  расы:  белая,  черная  и
желтая. Я принадлежу к белой.
     - Мне тяжело вас понять, - Икара нахмурила свой лобик,  -  да  еще  и
язык, на котором вы говорите, он такой странный. И что это  за  коробка  у
вас в руках?
     - Это пульверизатор, - Парсонс поднес его к щеке и нажал на кнопку, -
смотрите, крем оседает на лице и оно приобретает коричневый цвет.
     - А как вы собираетесь уничтожить ваш запах? - вопрос  был  настолько
неожиданным, что струя крема пролетела мимо лица Джима.
     - Запах? - недоуменно переспросил он.
     - Да, да, именно запах, от вас сильно отдает плесенью.
     - Скорее гнилыми овощами, - уточнил кто-то.
     - Не  могу  понять,  это  воняет  от  вас  или  от  вашей  одежды?  -
бесцеремонно продолжала Икара, -  такое  ощущение,  что  вас  выкопали  из
земли. Так-то оно лучше, -  отметила  она,  когда  он  закончил  процедуру
опрыскивания лица,  -  теперь  хоть  его  можно  принять  за  человеческое
существо.
     Видя, что Парсонс молчит, она вновь обратилась к Ваду.
     - И что ты собираешься с ним делать? Он же создаст нам  ряд  проблем.
Куб наверняка выйдет из равновесия, да и вообще, сможет ли он внедриться в
сосуд? Кстати, кто мне объяснит, почему открыта дверь?
     - Он сломал замок, - хмуро произнес Вад.
     - Это очень опасно? - наконец заговорил Парсонс.
     - То что открыта дверь?
     - Нет, то что я отличаюсь от вас?
     - Еще бы, - раздраженно передернув плечами ответила  Икара,  -  здесь
опасно для любого, не принадлежащего к нашей общности. Между прочим,  этот
цвет вам идет, если бы вы еще научились правильно говорить...
     - Это действительно проблема, - задумчиво перебил ее  Вад,  -  он  не
знает даже того, что должен знать годовалый ребенок.
     Он удрученно покачал головой.
     - Парсонс, сколько вам лет?
     - Тридцать два.
     - Тридцать два? - Вад и Икара обменялись быстрыми взглядами, - в  это
невозможно поверить. Впрочем,  глядя  на  вас,  начинаешь  верить  во  что
угодно. Ну что с ним делать? Его нельзя внедрить ни в одно из  племен.  Он
все перевернет. Правительству это явно не понравится.
     - Ну, знаете ли,  -  вдруг  взорвался  Парсонс,  -  мне  надоело  это
слушать. Взгляните сюда, - он откинул крышку своего чемоданчика  и  провел
рукой по лежащих внутри  инструментах.  -  Неужели  здесь  это  никому  не
пригодится?  Не  знаю  в  каком  состоянии  находится  ваша  медицина,  но
насколько я понимаю, врач с десятилетним стажем требуется везде!
     - Вы... врач? - Вад был явно озадачен. - Что это означает?
     Теперь пришло время удивляться Парсонсу.
     - Ну, как вам сказать? Врач, он же доктор, медик, ну, как еще...
     Внезапно заскрипела дверь, снаружи послышались голоса.
     - Быстро! Бежим! - закричал Вад, толкнув Парсонса в сторону выхода.
     Джим так и не успел сообразить, что произошло, как резко  открывшаяся
дверь сбила его с ног.
     В дверном проеме стоял человек, одетый в зеленую униформу. Голову его
закрывал шлем с прозрачным защитным забралом,  сквозь  которое  проступали
карикатурные черты лица.
     - Парсонс! - услышал Джим голос Вада, - спасайся! Это шюпо!
     Пришелец повернул  голову  в  сторону  Парсонса  и  медленно  поднял,
сжимаемый в руке, металлический прут. Однако Джим опередил его. Удар ногой
пришелся прямо в пах шюпо, отчего тот согнулся пополам и осел на пол.
     В помещение ворвались еще двое в  униформе.  Парсонс  начал  медленно
пятиться назад, прикрываясь как щитом своим чемоданчиком. Но внимание шюпо
привлек не он, а их коллега, корчившийся возле дверей.
     Мгновение и град ударов металлическими прутьями обрушился бедняге  на
голову.  Расколовшийся  шлем  отлетел  в  сторону,  обнажив  окровавленную
безжизненную голову. Еще несколько  ударов  и  все  было  окончено.  Этого
времени потрясенному Джиму  хватило  для  того,  чтобы  прийти  в  себя  и
укрыться за одной из опор  здания,  прикрытой  к  тому  же  и  открывшейся
дверью. То, что произошло дальше,  было  ужасно.  Через  дверной  проем  в
помещение врывались все новые и новые солдаты.  Заговорщики,  загнанные  в
дальний угол, даже не пытались сопротивляться. Методично,  как  на  бойне,
шюпо обрушивали на них беспощадные удары. Внезапно их живой круг  нарушили
два человека - мужчина и  женщина.  Не  обращая  внимания  на  удары,  они
побежали к двери.
     Парсонс с трудом узнал в этих окровавленных,  избитых  людях  Вада  и
Икару. Четверо шюпо отделились от основной группы  и  бросились  за  ними.
Несколько метров не хватило беглецам,  чтобы  достичь  двери.  Настигнутые
преследователями, они упали на пол и снова в  воздухе  замелькали  прутья.
Через пару секунд  два  тела  перестали  подавать  признаки  жизни.  Шюпо,
удовлетворенные  своей  работой   пошли   помогать   коллегам   уничтожать
остальных.   Внезапно   Вад   слабо   зашевелился.   Медленно    поднялась
окровавленная голова и его взгляд встретился со взглядом Джима.
     - Парсонс... - услышал он хриплый шепот умирающего, -  умоляю...  ее,
Икару, спаси.
     Голова упала на пол и Джим понял, что Вад мертв.
     Стараясь не привлекать внимания, Парсонс выполз из своего  укрытия  и
оказался рядом  с  Икарой.  Вид  ее  был  ужасен.  Одежда  превратилась  в
лохмотья, красивые волосы были залиты кровью. Присмотревшись, он  заметил,
что грудь ее слегка колеблется. Девушка была жива.  Резко  взвалив  ее  на
плечо, подхватив чемоданчик, Джим выскочил из зала.
     Снаружи  шюпо  не  было.  Вокруг  стояли  пустые  машины,  да   толпа
любопытных с противоположного  тротуара  наблюдала  за  ходом  "операции".
Оглядевшись вокруг, Парсонс побежал прямо  на  них.  Зеваки  расступились,
освободив проход и как ни  в  чем  не  бывало  принялись  вновь  обсуждать
продолжающуюся бойню. Джим бежал не чувствуя своих ног. Единственное,  что
ему хотелось, это оказаться подальше от  этого  страшного  места.  Ночь  и
плохая освещенность улиц были его союзниками. Тела Икары он  почти-что  не
чувствовал, молодая женщина весила очень мало.  Однако  усталость  дала  о
себе знать. Он остановился,  положил  девушку  на  тротуар  и  сел  рядом.
Окровавленные волосы  откинулись  со  лба  Икары,  открыв  ее  лицо.  Было
удивительно, что оно не пострадало. Несмотря на весь  драматизм  ситуации,
Парсонс  не  мог  не  залюбоваться  им.  Она  была  удивительно   красива.
Совершенно  правильные  черты  лица,  чуть  приоткрытые  правильные  губы,
обнажали ряд безупречных, ослепительно белых зубов. Небольшой  европейский
прямой нос и гладкий без единой морщинки лоб. Джим нащупал пульс и  ощутил
слабые удары сердца.
     Отдышавшись,  он  снова  взвалил  Икару  на  себя  и  твердым   шагом
направился в сторону ярко освещенной улицы.
     Через несколько минут он уже оказался в многолюдном  месте.  Прохожие
не обращали на него и его странный груз никакого внимания и  Джим  немного
успокоился. Заметив впереди себя  высокое  здание,  через  двери  которого
поминутно  проходили  люди,  он  направился  к  нему.  Войдя  внутрь  Джим
осмотрелся. Было похоже,  что  он  находился  в  холле  гостиницы.  Увидев
стоящий в глубине помещения диван, он подошел  к  нему  и  бережно  уложил
Икару.
     Особенного удивления у окружающих его поведение не вызвало. Лишь один
человек, выделявшийся из общей массы своим ослепительно белым, не  имевшем
никакой эмблемы, костюмом, наблюдал за ними.
     Парсонс прикоснулся к шее  Икары  -  пульс  не  прощупывался.  Быстро
открыв свой чемоданчик, он извлек из него стимулятор сердечной  мышцы.  Ни
секунды ни  задумываясь,  он  разорвал  тунику  Икары,  обнажив  небольшие
упругие груди. Приставив стимулятор к левому боку раненной, он активировал
его.
     Через пятнадцать секунд индикатор прибора показал, что  сердце  вновь
заработало. Парсонс облегченно вздохнул и вытер пот со лба.
     Теперь за Икару можно было не волноваться.
     Достав  шприц,  он   приготовился   вводить   ей   противостолбнячную
сыворотку.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1125 сек.