Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Фридрих Дюрренматт - Судья и палач

Скачать Фридрих Дюрренматт - Судья и палач

* * *

Вызванные Чанцем по телефону, прибыли Шар-нель из Ламбуэна, Кленин из
Тванна, а из Биля наряд полиции. Чанца нашли истекающим кровью рядом с
тремя трупами, один из выстрелов задел ему левую руку. Схватка была,
по-видимому короткой, но каждый из троих убитых успел выстрелить. У каждого
из них нашли револьвер, один из слуг еще сжимал его в руке. Что происходило
после прибытия Шарнеля, Чанц уже не видел. Когда врач из Невилля его
перевязывал, он дважды терял сознание; но раны оказались неопасными.

Позже пришли жители деревни, крестьяне, рабочие, женщины. Двор был полон
народа, и полиция оцепила его, но одной девушке удалось прорваться в холл,
где она, рыдая, бросилась на труп Гастмана. Это была официантка, невеста
Шарнеля. Он стоял тут же, красный от ярости. Потом Чанца понесли среди
расступившихся крестьян к машине.

- Вот они лежат, все трое, - сказал Лутц на следующее утро и указал, на
трупы, но в голосе его не было триумфа, он звучал печально и устало.

Фон Швенди в замешательстве кивнул. Полковник по поручению своего клиента
ездил с Лутцем в Биль. Они вошли в помещение, где лежали трупы. Сквозь
маленькое зарешеченное оконце падал косой луч света. Оба стояли в пальто и
мерзли. У Лутца были красные глаза. Всю ночь он занимался дневниками
Гастмана, неразборчивыми документами со стенографическими записями.

Лутц глубже засунул руки в карманы.

- Вот мы, люди, из боязни друг друга строим государства, фон Швенди, -
снова начал он тихим голосом, - окружаем себя стражами всякого рода,
полицейскими, солдатами, общественным мнением, а что толку в этом? - Лицо
Лутца исказилось, глаза его вышли из орбит, он засмеялся пустым блеющим
смехом в этом помещении, голом и бедном. - Достаточно одного пустоголового
во главе крупной державы, национальный советник, и нас не станет,
достаточно одного Гастмана - и вот уже цепи наши разорваны, форпосты
обойдены.

Фон Швенди понимал, что лучше было бы вернуть следователя на землю, но не
знал толком, как это сделать.

- Всевозможные люди используют наши круги прямо-таки бессовестно, -
произнес он наконец. - Это неприятно, чрезвычайно неприятно.

- Никто ни о чем не подозревал, - успокоил его Лутц.

- А Шмид? - спросил национальный советник, обрадованно ухватившись за эту
тему.

- Мы нашли у Гастмана папку, принадлежавшую Шмиду. В ней были данные о
жизни Гастмана и предположения о его преступлениях. Шмид пытался уличить
Гастмана. Делал он это как частное лицо. Ошибка, за которую он поплатился;
доказано, что Гастман велел убрать Шмида; Шмида, по-видимому, убили из
оружия, которое один из слуг держал в руке, когда Чанц его застрелил.
Обследование оружия подтвердило это предположение. Причина убийства тоже
ясна: Гастман боялся, что Шмид его разоблачит. Шмид должен был бы
довериться нам. Но он был молод и честолюбив.

В покойницкую вошел Берлах. Когда Лутц увидел старика, он стал
меланхоличным и снова спрятал руки в карманы.

- Что ж, комиссар, - сказал он, переступая с ноги на ногу, - хорошо, что мы
встретились здесь. Вы вовремя вернулись из своего отпуска, да и я не
опоздал сюда со своим национальным советником. Покойники поданы. Мы много
спорили, Берлах, я стоял за сверххитрую полицию со всякими штучками, охотно
снабдил бы ее даже атомной бомбой, а вы, комиссар, были скорее за более
человечную, за своего рода отряд сельских жандармов, сформированный из
простодушных дедушек. Покончим с этим спором. Мы оба были неправы, Чанц
доказал это нам простым револьвером, совсем не научным способом. Я не желаю
знать, как он это сделал. Ну хорошо, пусть это была самооборона, мы должны
ему верить, и мы можем ему верить. Результат стоит того, как говорится,
убитые тысячу раз заслуживают смерти, а если бы все шло по-научному, нам
сейчас пришлось бы шпионить за чужими дипломатами. Чанца мне придется
повысить; а мы оказались ослами, мы оба. Дело Шмида закончено.

Лутц опустил голову, смущенный загадочным молчанием старика, ушел в себя,
снова вдруг превратился в корректного, добросовестного чиновника,
откашлялся и, заметив все еще смущенного фон Швенди, покраснел, потом он
медленно вышел, сопровождаемый полковником, скрылся в темноте какого-то
коридора, оставив Берлаха одного. Трупы лежали на носилках, покрытые
черными покрывалами. С голых серых стен шелушилась штукатурка. Берлах
подошел к средним носилкам и открыл лицо мертвеца. Это был Гастман. Берлах
стоял, слегка склонившись, все еще держа в левой руке черную ткань. Молча
смотрел он на восковое лицо покойника, на еще сохранившие усмешку губы;
глазные впадины стали теперь еще глубже, но ничего страшного не таилось
больше в этих пропастях. Так они встретились в последний раз, охотник и его
дичь, лежавшая приконченной у его ног. Берлах предчувствовал, что жизнь
обоих достигла конца, и его взгляд еще раз проник сквозь годы, его мысль
еще раз проделала путь по таинственным ходам лабиринта, представлявшего
собой жизнь их обоих. Теперь между ними не осталось ничего, кроме
беспредельности смерти, судьи, приговором которого было молчание. Берлах
все еще стоял, склонившись, и бледный свет камеры падал на его лицо и руки,
играл и на покойнике, одинаковый для обоих, созданный для обоих, примиряя
обоих. Молчание смерти опустилось на него, проникло внутрь, но не дало ему
успокоения, как тому, другому. Мертвые всегда правы. Берлах медленно покрыл
лицо Гастмана. Последний раз он видел его: отныне его враг принадлежал
могиле. Одна только мысль владела им долгие годы: уничтожить того, кто
теперь лежал у его ног в голом сером помещении, покрытый осыпающейся
штукатуркой, словно легким, редким снегом; и теперь старику не оставалось
ничего другого, кроме как устало накрыть труп, смиренно просить о забвении,
единственной милости, могущей смягчить сердце, изглоданное неистовым огнем.

В тот же день, ровно в восемь, Чанц вошел в дом старика в Альтенберге,
срочно вызванный им к этому часу. К его удивлению, дверь отворила молодая
служанка в белом переднике, а когда он вошел в коридор, из кухни доносился
шум кипящей воды, приготовления пищи, звон посуды. Служанка сняла с него
пальто. Левая его рука была на перевязи; тем не менее он приехал в машине.
Девушка открыла перед ним дверь в столовую, и Чанц замер на пороге: стол
был торжественно накрыт на две персоны. В подсвечнике горели свечи, в конце
стола сидел Берлах в кресле, освещенный неярким красным светом, являя собой
картину непоколебимого спокойствия.

- Садись, Чанц, - сказал старик своему гостю и указал на второе кресло,
придвинутое к столу. Чанц сел, оглушенный.

- Я не знал, что приглашен на ужин, - произнес он наконец.

- Мы должны отпраздновать твою победу, - ответил спокойно старик и немного
отодвинул подсвечник в сторону, так что они могли без помех смотреть друг
другу в лицо. Потом он хлопнул в ладоши. Дверь отворилась, и статная полная
женщина внесла поднос, до краев уставленный сардинами, раками, салатами,
огурцами, помидорами, горошком, майонезом и яйцами, холодной закуской,
курятиной и лососиной. Старик положил себе всего. Чанц, который видел,
какие огромные порции накладывал себе этот человек с больным желудком, от
изумления положил себе лишь немного картофельного салата.

- Что мы будем пить? - спросил Берлах. - Ли-герцского вина?

- Хорошо, лигерцского, - ответил Чанц как во сне..Служанка налила вина,
Берлах начал есть, взял себе хлеба, проглотил лососину, сардины, красное
мясо раков, закуску, салаты, майонез, холодное жаркое, ударил в ладоши,
потребовал еще. Чанц, остолбенев, все еще не управился со своим
картофельным салатом. Берлах велел наполнить свой стакан в третий раз.

- А теперь паштеты и красное нойенбургское вино, - распорядился он. Им
сменили тарелки, Берлах велел положить себе три паштета, начиненные гусиной
печенкой, свининой и трюфелями.

- Но вы же больны, комиссар, - произнес он, наконец, робко.

- Не сегодня, Чанц, не сегодня. Я праздную, потому что, наконец, уличил
убийцу Шмида!

Он выпил второй стакан красного вина и принялся за третий паштет, без
передышки жуя, жадно поглощая дары этого мира, непрерывно работая
челюстями, словно дьявол, утоляющий неутолимый голод. На стене плясала,
увеличенная вдвое, дикая тень его фигуры, отражая сильные движения его рук,
наклон головы, подобно танцу торжествующего негритянского вождя. Чанц с
ужасом следил за жутким представлением, даваемым этим смертельно больным
человеком. Он сидел неподвижно, не притрагиваясь к еде, не взяв ни кусочка
в рот, даже не пригубив стакана. Берлах велел подать себе телячьи отбивные,
рис, жареную картошку, зеленый салат и шампанского. Чанц дрожал.

- Вы притворяетесь, - прохрипел он. - Вы не больны!

Берлах ответил ему не сразу. Сначала он засмеялся и занялся салатом, смакуя
каждый листик в отдельности. Чанц не решался вторично обратиться с вопросом
к жуткому старику.

- Да, Чанц, - произнес, наконец, Берлах, и глаза его дико засверкали. - Я
притворялся. Я никогда не был болен, - и он сунул себе кусок телятины в
рот, продолжая есть, безостановочно, ненасытно.

И тут Чанц понял, что попал в коварную ловушку и теперь она захлопнулась.
Он покрылся холодным потом. Ужас охватывал его все сильней. Он понял свое
положение слишком поздно, спасения не было.

- Вы все знаете, комиссар, - произнес он тихо.

- Да, Чанц, я все знаю, - произнес Берлах твердо и спокойно, не повышая
голоса, словно речь шла о чем-то второстепенном. - Ты убийца Шмида. - Потом
он схватил бокал шампанского и опорожнил его единым духом.

- Я всегда чувствовал, что вы это знаете, - простонал он еле слышно.

Старик и бровью не повел. Казалось, его ничего больше не интересует, кроме
еды; немилосердно наложил он себе вторично тарелку риса, полил его соусом,
взгромоздил сверху телячью отбивную. Еще раз Чанц попытался спастись, дать
отпор этому дьявольскому едоку.

- Ведь пуля, сразившая Шмида, из того револьвера, который нашли у слуги, -
упрямо заявил он.

Но в голосе его звучало отчаяние.

В прищуренных глазах Берлаха блеснули подозрительные молнии.

- Вздор, Чанц. Ты отлично знаешь, что твой револьвер слуга держал в руке,
когда его нашли. Ты сам сунул его убитому в руку. Лишь открытие, что
Гастман был преступником, помешало разгадать твою игру.

- Этого вы никогда не сможете доказать! - отчаянно сопротивлялся Чанц.

Старик потянулся на стуле, уже не больной и слабый, а могучий и спокойный,
воплощение нечеловеческого превосходства, тигр, играющий со своей жертвой,
и выпил остаток шампанского. Потом он велел неустанно сновавшей взад и
вперед служанке подать сыр; с сыром он ел редиску, соленые огурцы, мелкий
лук. Все новые и новые блюда поглощал он, словно в последний раз, в самый
последний раз отведывал то, что дарит земля человеку.

- Неужели ты все еще не понял, Чанц, - сказал он наконец, - что ты уже
давно доказал мне свое преступление? Револьвер был твой: ведь в собаке
Гастмана, которую ты застрелил, чтобы спасти меня, нашли пулю от того же
оружия, которое принесло смерть Шмиду: от твоего револьвера. Ты сам
представил нужные мне доказательства. Ты выдал себя, когда спасал мне жизнь.

- Когда я спасал вам жизнь! Вот почему я не обнаружил потом этой твари, -
ответил Чанц механически. - Вы знали, что у Гастмана был такой пес?

- Да. Я обмотал свою левую руку одеялом.

- Значит, вы и здесь устроили мне ловушку, - произнес убийца почти
беззвучно.

- Да, и здесь. Но первое доказательство ты дал в пятницу, когда повез меня
в Лигерц через Инс, чтобы разыграть комедию "с синим Хароном". Шмид в среду
поехал через Цолликофен, это мне было известно, так как он останавливался в
ту ночь у гаража в Люссе.

- Откуда вы могли это знать? - спросил Чанц.

- Очень просто - я позвонил по телефону. Тот, кто в ту ночь проехал через
Инс и Эрлах, и был убийцей: ты, Чанц. Ты ехал со стороны Гриндсльвальда. В
пансионате Айгер тоже есть синий "мерседес". В течение недель ты наблюдал
за Шмидом, выслеживал каждый его шаг, завидуя его способностям, его успеху,
его образованности, его девушке. Тебе было известно, что он занимается
Гастманом, тебе было даже известно, когда он его навещает, но тебе было
неизвестно зачем. И вот тебе случайно попалась в руки его папка с
заметками. Ты решил сам заняться этим делом и убить Шмида, чтобы, наконец,
добиться успеха. Ты верно рассчитал, что обвинить Гастмана в убийстве будет
легко. А когда ты увидел в Гриндельвальде синий "мерседес", тебе сразу стал
ясен и путь. Ты нанял эту машину в ночь на четверг. Я побывал в
Гриндельвальде, чтобы удостовериться в этом. Все дальнейшее просто: ты
поехал через Лигерц в Шернельц, оставил машину в тваннбахском лесу, пересек
лес кратчайшей дорогой через ущелье и вышел на дорогу Тванн - Ламбуэн.
Возле скал ты подождал Шмида, он узнал тебя и с удивлением остановил
машину. Он открыл дверцу, и тут ты его убил. Ты сам рассказал мне об этом.
А теперь у тебя есть все, к чему ты стремился: его успех, его должность,
его машина и его невеста.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0647 сек.