Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Фридрих Дюрренматт - Судья и палач

Скачать Фридрих Дюрренматт - Судья и палач

* * *

В семь часов вечера Чанц поехал к Берлаху в Альтенберг, где с тысяча
девятьсот тридцать третьего года комиссар жил в доме на берегу Аары. Шел
дождь, л быстроходную полицейскую машину занесло при повороте на
Нюдекбрюке. Но Чанц ловко управился с ней. По Альбертштрассе он поехал
медленно, так как никогда еще не бывало Берлаха; сквозь мокрые стекла он с
трудом рассмотрел нужный номер дома. На его неоднократные гудки никто в
доме не откликнулся. Чанц вышел из машины и побежал под дождем к дому. В
темноте он не нашел звонка и после недолгих колебаний нажал дверную ручку.
Дверь была не заперта, и Чанц вошел в прихожую. Он увидел полуоткрытую
дверь, из-за которой падал луч света. Он шагнул к двери и постучал, но, не
получив ответа, распахнул ее. Перед ним был холл. Стены были заставлены
книгами, на диване лежал Берлах. Комиссар спал, но он был уже готов к
поездке к Бильскому озеру - он лежал в зимнем пальто. В руке он держал
книгу. Чанц слышал его ровное дыхание и не знал, что делать. Сон старика и
это множество книг показались ему жуткими. Он внимательно огляделся. В
помещении не было окон, но в каждой стене - дверь, ведущая в другие
комнаты. Посередине стоял большой письменный стол. Чанц испугался, когда
взглянул на него: на нем лежала большая бронзовая змея.

- Я привез ее из Константинополя, - донесся спокойной -голос с дивана.
Берлах поднялся. - Вы видите, Чанц, я уже в пальто. Мы можем идти.

- Простите меня, - ответил ошеломленный Чанц, - вы спали и не слышали, как
я вошел. Я не нашел звонка у двери.

- У меня нет звонка. Он мне не нужен, дверь никогда не запирается.

- Даже когда вас нет дома?

- Даже когда меня нет дома. Всегда очень интересно вернуться домой и
посмотреть, украдено у тебя что-нибудь или нет.

Чанц засмеялся и взял привезенную из Константинополя змею в руки.

- Этой штукой меня однажды чуть не убили, - заметил комиссар слегка
иронически, и только теперь Чанц разглядел, что голову змеи можно было
использовать как ручку, а тело ее остро, как кинжал. Озадаченно
рассматривал он причудливый орнамент, поблескивавший на страшном оружии.
Берлах стоял рядом с ним.

- Будьте мудрыми, как змеи, - сказал он, долго и внимательно разглядывая
Чанца. Потом он улыбнулся: - И нежными, как голуби. - Он слегка похлопал
его по плечу. - Я спал. Впервые за много дней. Проклятый желудок.

- Так худо? - спросил Чанц.

- Да, так худо, - ответил комиссар хладнокровно.

- Оставайтесь дома, господин Берлах, погода холодная, идет дождь.

Берлах снова посмотрел на Чанца и засмеялся.

- Ерунда, речь идет о том, чтобы найти убийцу. Вам, может быть, было бы на
руку, чтобы я остался дома?

Когда они уже сидели в машине и проезжали по Нюдекбрюке, Берлах сказал:

- Почему вы не поехали через Ааргауэрштальден в Цолликофен, Чанц, это ведь
гораздо ближе, чем через весь город?

- Потому что я хочу попасть в Тванн не через Цолликофен - Биль, а через
Керцерс - Эрлах.

- Это необычный маршрут, Чанц.

- Совсем не такой необычный, комиссар. Они замолчали. Огни города
проносились мимо них.

Когда они проезжали Вефлеем, Чанц спросил:

- Ездили вы когда-нибудь со Шмидом?

- Да, частенько. Он был осторожным водителем. - Берлах неодобрительно
посмотрел на спидометр, который показывал почти сто десять.

Чанц немного убавил скорость.

- Однажды я ехал со Шмидом черт знает как медленно, и я помню, что он дал
странное имя своей матине. Он назвал его, когда мы заправлялись. Вы не
помните, как он называл свою машину? Я забыл.

- Он называл свою машину синим Хароном, - ответил Берлах.

- Харон - это персонаж из греческой мифологии, не так ли?

- Харон перевозил умерших в царство теней, Чанц.

- У Шмида были богатые родители, и он имел возможность посещать гимназию. А
такой, как я, не мог себе этого позволить. Вот он и зная, кто такой был
Харон, а мы этого не знаем.

Берлах засунул руки в карманы пальто и снова глянул на спидометр.

- Да, Чанц, - сказал он. - Шмид был образованным человеком, знал греческий
и латынь, иерея ним открывалось большое будущее, как перед человеком
образованным, но тем не менее я не ездил бы быстрее ста километров в час.

Миновав Гюмменен, машина вдруг остановилась у бензоколонки. К ним подошел
человек с намерением обслужить их.

- Полиция, - сказал Чани, - нам нужны кое-какие сведения.

Они увидели любопытное и немного испуганное лицо, склонившееся к машине.

- Останавливался у вас два дня тому назад автомобилист, называвший свою
машину синим Хароном?

Человек удивленно покачал головой, и Чанц поехал дальше.

- Спросим у следующего.

В заправочной под Керцерсом тоже ничего не знали.

Берлах проворчал:

- То, что вы делаете, не имеет смысла. Под Эрлахом Чанцу повезло. В
понедельник вечером здесь был такой, ответили ему.

- Вот видите, - сказал Чанц, когда они у Ландерона свернули на дорогу
Нойенштадт-Биль, - теперь нам известно, что в понедельник вечером Шмид ехал
по дороге Кернере-Инс.

- Вы уверены? - спросил комиссар.

- Я представил вам бесспорное доказательство.

- Да, доказательство бесспорное. Но для чего оно вам, Чанц? -
поинтересовался Берлах.

- Просто так. Все, что мы знаем, нам поможет в дальнейшем, - ответил он.

- Вот вы и снова правы, - сказал старик и стал смотреть на Бильское озеро.
Дождь перестал. После Невиля озеро выглянуло сквозь разрывы тумана. Они
въехали в Лигерц. Чанц ехал медленно, ища поворот на Ламбуэн.

Теперь машина поднималась по склонам виноградников. Берлах опустил стекла и
смотрел вниз, на озеро. Над островом Петере видны были звезды. В воде
отражались огни, по озеру неслась моторная лодка. Поздновато для этого
времени года, подумал Берлах. Перед ними в долине лежал Тванн, за ними -
Лигерц.

Они сделали поворот и поехали к лесу, который угадывался в темноте. Чанц
заколебался н сказал, что дорога, может быть, ведет только в Шервельц.
Когда они поравнялись е пешеходом, Чанц остановил машину.

- Это дорога на Ламбуэн?

- Прямо вперед, а у ряда белых домов на опушке леса - направо в лес, -
ответил человек в кожаной куртке и свистнул своей собачонке - белой с
черной мордой, - крутившейся в свете фар.

- Пошли, Пинг-понг!

Они миновали виноградники и вскоре оказались в лесу. Ели надвигались на них
- бесконечная вереница освещенных колонн. Дорога была узкой и плохой, то и
дело ветки ударялись о стекло. Справа дорога круто обрывалась. Чанц ехал
так медленно, что они слышали, как шумит вода в ущелье.

- Это ущелье Тваннбах, - пояснил Чанц. - По ту сторону дорога в Тванн.

Слева скалы скрывались в темноте и затем снова вспыхивали белым светом.
Кругом был мрак, как раз наступило новолуние. Дорога больше не подымалась,
и ручей шумел теперь рядом с ними. Они свернули налево и проехали через
мост. Перед ними лежала дорога. Дорога от Тванна на Ламбуэн. Чанц остановил
машину.

Он выключил фары, и они очутились в полной темноте.

- Что теперь? - спросил Берлах.

- Теперь будем ждать. Без двадцати восемь.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1112 сек.