Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Леонид КУДРЯВЦЕВ - МИР КРЫЛЬЕВ

Скачать Леонид КУДРЯВЦЕВ - МИР КРЫЛЬЕВ

      Розовый жук теребил Птица за руку и  нудно  бормотал,  что  хотел  бы
познакомиться как можно ближе с такими прекрасными созданиями,  как  он  и
медвежонок. Рассеянно цыкнув на него, Птиц стал  думать  о  том,  что  вот
сидит он, Птиц, на этой самой дороге  миров  и  вроде  бы  все  прекрасно.
Только как бы узнать, что же действительно с ними произошло. По  идее  они
должны  били  погибнуть,  и  сейчас  тихо-мирно  перевариваться  в  животе
четырехмерного акулоида, просматривая  сладкие  довоенные  сны  и  напевая
идиотскую песенку о том, как у Мэри был барашек, получивший эту кличку  за
любовь к барам и модному танцу шек.
     Что за сила выдернула их из мира акулоида и вернула на дорогу? Почему
это случилось?  Хотя,  впрочем,  на  дороге  миров  бывают  вещи  и  более
странные. Все же, ему очень хотелось в этом разобраться. Может, из-за  еще
не потерянной надежды как-нибудь найти ответы на некоторые вопросы? Кто он
такой? И зачем он? Как оказался на дороге? Куда идет? Что ищет?
     Достоверно он знал только, что есть он, есть  дорога,  и  он  по  ней
идет. Кроме  того,  били  детские  воспоминания,  но  с  ними  происходили
странные вещи.  Например,  сейчас  он  знал  о  них  только  то,  что  они
существуют, но какие они - вспомнить не мог. Когда же  это  произошло?  Да
перед самым нападением акулоида. Точно.  Может  быть,  спасшая  его  сила,
одновременно их и прихватила? Как плату за спасение?
     Он погладил ладонью голову и снова задумался....
     А еще про дорогу миров говорят, будто бы по ней нельзя путешествовать
больше трех лет. Якобы с теми, кто пересек трехлетний  барьер,  происходят
ужасные вещи. Нет, это выдумка. Они с медвежонком идут  по  дороге  больше
трех лет, и до сих пор ничего страшного не случилось. Правда... А вдруг их
спасла именно дорога миров? А ведь если так... То что же? Но все-таки...
     Птиц разозлился.
     Трусишь ты, братец. Испугался?  Ну  да,  еще  бы,  такая  знакомая  и
привычная дорога миров подкинула  непонятную  штуку?  Что  теперь  делать?
Сидеть и ждать у моря погоды? Не слишком ли шикарно? Дудки!
     Встав, он резко  взмахнул  руками,  да  так,  что  от  нею  испуганно
шарахнулся   пристроившийся   рядом   рыбокентавр.   Сидевший   неподалеку
медвежонок-панда  оторвался  от  созерцания  резвившихся  на  краю  дороги
хвойных лохов и бросил на него вопросительный взгляд.
     - Пора! - сказал Птиц.
     - Пора, - согласился с ним медвежонок и суетливо встал. Они поглядели
друг другу в глаза, и Птиц со страхом понял, что медвежонок сейчас думал о
том же самом, что и он.
     Черт, какой в этом смысл?
     Молча они пошли по дороге и  почти  сразу  наткнулись  на  выворотня.
Друзья остановились, не в силах оторваться от созерцания его безмятежного,
абсолютно счастливого  лица,  пустых  глаз  и  безостановочно  двигавшейся
метлы. Да уж, метлой он  работал  безупречно,  аккуратно,  сметая  к  краю
дороги скопившийся на ней мусор. Неожиданно черты лица выворотня дрогнули.
Словно плавящийся парафин, он потек вниз. Через  секунду  выворотень  стал
раза  в  два  меньше  ростом,  утратил   человеческие   очертания,   потом
превратился в кучу белого, вяло шевелящегося студня.
     - Ух ты! -  произнес  Птиц  и,  выдрав  у  себя  из  хвоста  перышко,
задумчиво его сжевал. Медвежонок же,  напротив,  смотрел  на  происходящее
спокойно, будто видел подобное сотни раз.
     - Видал? - возбужденно спросил Птиц, не  в  силах  оторвать  глаз  от
медленно исчезавшей, теперь уже небольшой, белой лужицы.
     - Ну конечно, - медвежонок сел и неторопливо почесал у себя за  ухом,
точь-в-точь как это делают собаки. - А ты разве никогда до этого?..
     Птиц отрицательно помотал головой.
     - Это ты зря, - медвежонок зевнул. - С  годик  назад  я  видел  и  не
такое. Ты когда-нибудь о дорожных крестьянках  слышал?  Нет?  Тогда  тебе,
действительно, повезло. Как ты думаешь, почему этих назвали выворотнями?
     - Наверное, потому что они словно бы вывернуты, словно  бы  постоянно
смотрят внутрь себя.
     - Ничего подобного. Их назвали выворотнями  вот  за  это.  Подметают,
подметают, а потом как вывернутся наизнанку - и внутрь дороги. Вот  они-то
уж знают про нее все. Но не скажут.
     - А-а-а! - протянул Птиц и опять озлился, подумав, как  ему  все  это
недоело. И дорога, и ее тайны, и вообще - все.
     Ему захотелось чего-то своего: гнезда, пещеры,  пристанища.  Главное,
чтобы он был там хозяином. Чтобы можно было вернуться и, отдыхая, знать  -
это твое. И вообще, плевал он с высокой  колокольни.  Нет  у  него  больше
охоты путешествовать. Вот только найдет подходящее  местечко.  Вот  только
найдет...
     Птиц круто повернулся и пошел дальше, даже не проверив, следует ли за
ним медвежонок. Сейчас было не до него. Однако чем  дальше  он  уходил  по
дороге,  тем  лучше  понимал,  какими  наивными  мечтами  были   мысли   о
собственном доме. Ничего подобного никогда не будет. Будет дорога, ставшая
для него сейчас, когда он потерял  даже  прошлое,  всем:  домом,  пещерой,
гнездом.
     Тут он вспомнил про медвежонка и оглянулся. Тот был рядом.  Наверное,
он понял, что Птицу сейчас плохо, и оставил его в покое. Кстати, мудро.
     Птиц улыбнулся медвежонку, а медвежонок улыбнулся Птицу, и дальше они
шли уже рядом.
     А дорога все тянулась вдаль,  и  где-то  там  в  бесконечной  черноте
превращалась в золотистый, постепенно пропадающий волосок. Кто  только  по
ней не шел! Мимо Птица с медвежонком то и дело пробегали  ослоухие  гримсы
из мира, где огромное  в  полнеба  солнце  светит  круглые  сутки,  шагали
плоскостопые топотуны из мира, в котором настолько перепуталось прошлое  и
будущее, где время выкидывает поистине чудовищные штуки,  куда-то  спешили
гоны в серо-зеленой одежде, с нашитыми на спине символами "инь"  и  "янь".
На головах гонов задорно торчали треугольные  шляпы,  на  боку  у  каждого
висела здоровенная сумка из свинской кожи, украшенная замысловатым гербом.
     Приятелям  нужно  было  куда-то  свернуть,  выбрать  подходящий  мир.
Впрочем, не все ли равно? Каждый мир по-своему хорош  к  интересен,  точно
так же, как и по-своему плох. Не бывает идеальных миров. А раз так,  то  и
выбирать нечего. Сворачивай в первый же попавшийся.
     Так они и сдавали. Вернее  говоря,  это  Птиц  свернул  в  первый  же
попавшийся им мир, а медвежонок просто за ним последовал. Может быть,  они
это сделали зря. Может, - нет. А может...


     Вот это да! Да ведь подбросив гадюку Дангнур,  по  идее,  должен  был
первым делом избавиться от этого пакета. Почему же он этого не сделал?  Не
было времени? Хотя пакет ему могли и  подбросить.  Нет,  вряд  ли.  Скорее
всего, это - простая небрежность. Или же Дангнур был  твердо  уверен,  что
обыск в комплексе делать не будут. Почему? Может быть, он точно знал,  что
вслед за акцией с хрустальной гадюкой будут события,  которые  не  оставят
времени на обыск? Что же еще может стрястись?
     Ладно, что будет, то будет. А пока надо отыскать самого  Дангнура.  В
одиночку с ним не справиться. Значит, надо взять кого-то в помощь. Кого?
     Он осмотрелся. Напротив Велимира  сидел  рыжеволосый,  угрюмого  вида
дорожник  -  Нломаль.  Человек  надежный  на  сто  два  процента.  Велимир
наклонился к нему и вполголоса сказал:
     - Слушай, мне пора в диспетчерскую.  Проводи,  есть  дельце  на  пару
минут.
     Вставая, он незаметно сунул пресловутый пакет в карман.
     - В обществе секретов нет, - буркнул было Нломаль, но, встретившись с
Велимиром глазами и осознав, что дело нешуточное, тоже встал.
     Когда  они  очутились  в  коридоре,  диспетчер  быстро  оглянулся   и
вполголоса спросил у Нломаля:
     - Ураганка, висевшая на спинке кресла, в котором я сидел, Дангнура?
     Нломаль кивнул.
     - Ну, тогда понюхай! Вот это я нашел в ее кармане.
     Велимир  протянул  Нломалю  пакет.  Тот  его  осторожно  понюхал   и,
ошарашенно шевельнув губами, спросил:
     - Он?
     - Похоже,  -  пожал  плечами  диспетчер.  -  Хотя...  Пакет  могли  и
подбросить. Как бы то ни было, но проверить это надо обязательно.
     - Так, - лицо Нломаля посуровело. - Мы это проверим. Сейчас. И не дай
Бог...
     Руки его шевельнулись, как будто он отвинчивал колпачок  у  невидимой
фляжки.
     - Где он может быть?
     - Да где угодно.
     - Ладно, - Нломаль огляделся. - Пошли его искать.  Из  комплекса,  по
крайней мере, он выйти не мог.
     - Но где?
     - Где-то здесь, - Нломаль все еще  задумчиво  оглядывался.  -  Только
держись ко мне поближе. Этот тип из тебя играючи отбивную сделает.
     Глаза Нломаля потемнели. Сам он как-то подобрался, напружинился.
     - Откуда начнем? - спросил диспетчер.
     - От твоей резиденции, конечно. Только - потише и осторожнее.  Терять
ему нечего, он будет драться до последнего. Значит, от диспетчерской и  по
порядку, до конца коридора.
     Так они и сделали.  Первая  справа  от  диспетчерской  дверь  вела  в
аварийку. Это была большая,  заставленная  ящиками,  коробками  с  едой  и
снаряжением комната. Тут было все, что угодно, на любой аварийный  случай.
От  спичек  до  последних   моделей   исследовательских   роботов   класса
"супермен". Впрочем, памятуя историю с заменой  диспетчеров  искусственным
мозгом, этих роботов никто на дорогу так и не решился выпустить.
     Осматривали  в  строго  определенном   порядке.   Нломаль   обшаривал
помещение. Диспетчер оставался возле двери, одновременно следя за комнатой
и коридором.
     В аварийке Дангнура не было.
     - Ничего, - пробормотал, выходя из  нее,  Нломаль.  -  Никуда  он  не
денется.
     Они зашли в комнату слева, встретившую их пустотой и пылью.  Когда-то
здесь была  комната  отдыха.  Но  диспетчеры  почти  все  время  сидели  в
диспетчерской, а дорожники предпочитали отдыхать в своей комнате. Так  как
она  пустовала,  мебель  из  нее  постепенно  вывезли.   Хотели,   правда,
приспособить ее под что-то другое, но за недостатком времени и средств так
ничего и не сделали. Конечно же, Дангнура не было и здесь.
     Следующей комнатой справа был архив, заставленный огромными шкафами с
документами, папками и писчими кристаллами. Выходя из нее,  Нломаль  криво
ухмыльнулся и, бережно прикрыв дверь, разочарованно развел руками.
     Они безрезультатно обследовали еще шесть комнат, и Велимир  прикинул,
что больше половины коридора перед дверями с цифровым замком уже пройдено.
А не мог ли Дангнур уйти в другую часть комплекса? Вряд ли. Кстати,  тогда
его должны были видеть стоявшие на страже возле двери  с  цифровым  замком
мухобои.
     Теперь перед ними была дежурка.
     Открыв стеклянную дверь, Нломаль спросил у Сизоносена, не видел ли он
Дангнура. Дежурный посмотрел на них пустыми, ничего не выражающими глазами
и, отрицательно мотнув головой, снова уткнулся в книгу.
     Необследованными оставались еще только четыре комнаты. Комната отдыха
дорожников, комната тренажеров, класс  теоретической  подготовки  и  склад
оружия. Вернее, даже три, так как в комнате отдыха дорожников Дангнура  не
было. Не густо.
     Диспетчер вздохнул и потопал вслед за Нломалем в класс тренажеров. По
размерам он был не меньше средней руки спортзала и  состоял  из  множества
разделенных между собой узкими  дорожками  квадратов  со  стороной  метров
пять. В каждом из них была воссоздана определенная ситуация. Причем, очень
точно и достоверно. Нерадивый ученик здесь мог даже слегка пострадать.
     Все время поглядывая в коридор, Велимир видел, как Нломаль бродил  от
одного квадрата к другому. Вот он отошел дальше и скрылся из глаз.
     Диспетчер снова выглянул в коридор. Никого.
     Пожалуй, Дангнура здесь тоже нет. Кстати, он вполне мог прорваться  и
на дорогу миров. А там ищи его - свищи.
     Велимир нервно зевнул, и тут его позвал Нломаль. Идя  на  его  голос,
Велимир  прошел  квадрат,  где  ползали   огромные,   страшные,   покрытые
пластинчатой броней, вооруженные  когтями  и  рогами  ящеры.  В  следующем
квадрате лилась лава и полыхал огонь. Потом был странный  ледяной  мир,  в
котором бродили похожие на зайцев звери с рыжей шерстью и двумя головами.
     Нломаль ждал  его  в  квадрате  рукопашного  боя.  Двух  с  половиной
метровые гиганты полосовали друг друга мечами. И среди этой  дикой  резни,
криков, стонов, свиста оружия, глухих ударов о  щиты  и  воплей  умирающих
стоял  Нломаль.  В  нерабочем  состоянии  все  эти   проекции   совершенно
безвредны, поэтому Нломаль не обращал  внимания  на  происходившее  вокруг
него, а только рассматривал что-то возле своих ног. Подойдя и став  рядом,
Велимир увидел, что это тело какого-то воина.
     Воина? Да не бывает воинов в костюмах дорожников. Это был Дангнур. Он
лежал на боку, скрючившись в позе шестимесячного зародыша. А вокруг  кипел
яростный рукопашный бой.
     Они стояли и молчали. Диспетчер думал о том, что наконец-то его нашли
и теперь узнают все про хрустальную гадюку. А потом они, может быть, будут
его судить судом дорожников. После всю эту  историю  можно  будет  забыть.
Историю о том,  как  что-то  материальное  пересилило  мужскую  дружбу.  И
совершенно  неважно,  что  было  этому  причиной:  больная  жена,  угрозы,
алчность или страх. Главное - все скоро кончится. И можно будет  вернуться
к дороге.
     Кстати, а почему Дангнур  лежит  неподвижно?  Наверное,  он  поджидал
здесь Нломаля и, улучив момент, на  него  кинулся.  И  получил,  наверное,
хорошо получил. А если...
     Неожиданно Нломаль нагнулся и повернул голову Дангнура так, что  стал
виден левый висок. Из небольшой дырочки в нем сочилась кровь.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0507 сек.