Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Боевики

Илья РЯСНОЙ - ОХОТА НА УРОДОВ

Скачать Илья РЯСНОЙ - ОХОТА НА УРОДОВ

***

   Теперь  Туман  знал,  что  их  главный  городской  кабакторий  "Морозко",
казавшийся ему совсем недавно покруче "Астории", -  самая  что  ни  на  есть
заштатная забегаловка по сравнению с московскими кабаками. Но  других  в  их
глуши не было, а потому приходилось довольствоваться имеющимся.
   Когда-нибудь Туман купит себе  черную,  блестящую  черным  лаком  машину,
лучше "Крузер", как у покойного  Плотника,  и  швейцары  московских  кабаков
будут подобострастно открывать дверцу его машины. Так и будет.  Но  пока  он
сидел и смотрел на  опостылевшие  морды,  такие  знакомые  и  унылые,  своих
земляков. Одни и  те  же  морды.  Одни  и  те  же  разговоры.  В  углу  бара
притулилось двое москвичей - здоровяки с  бритыми  массивными  затылками,  в
костюмчиках-тройках, скорее всего, бизнесмены, из бывших бандитов,  приехали
какие-то договора заключать. Заодно выпить и найти подстилку  на  ночь.  Они
думают, что крутые. Интересно, а если подойти и сунуть  им  в  морду  ствол?
Сохранится ли на их лицах это брезгливое выражение превосходства?
   Кикимора молотила ладонью по столику в такт льющейся из динамиков музыке.
   - Па-па-па, - подпевала она.
   - Заглохни, - лениво бросил Туман.
   - Чего?
   - Заглохни, говорю.
   Она поморщилась, хотела что-то сказать, но только присосалась к бокалу  с
коктейлем.
   Голова у Тумана была какая-то ватная. Он слез с иглы, ломки вроде уже  не
было, но внутри образовалась пустота. Он знал, что вскоре опять вколет  себе
в вену "герыч". Даже не из-за наркотической зависимости, а потому что  пусто
и скучно без этого. Но это будет потом. Пока у него еще много дел.
   Москвичи-бизнесмены стали клеиться к  девахам,  которых  Туман  знал  как
дешевых шлюх. Одна из них хохотала и передергивала плечиками. Москвич что-то
вливал с патокой в уши, а она неумело делала  вид,  что  стесняется.  Вечная
игра, когда самец прорубает дорогу к  телу  самки.  Почему-то  Туману  стало
противно. Ему сегодня все было противно.
   Он проглотил коктейль.  Это  пойло  совершенно  не  действовало.  Пустота
захватывала внутри него все больше места.
   Тут и принесла нелегкая Брокера. На  нем  был  серый  костюм,  облегающий
накачанную массивную фигуру, на пальце светился массивный золотой  перстень.
Ботиночки тоже были ничего себе.  Выглядел  он  как  с  картинки  У  Брокера
настроение было тоже какое-то странное, тянущее,  тоскливое  -  то  ли  бури
магнитные действовали, то ли перемена погоды. Ему  было  страшно  скучно.  И
хотелось развлечений.
   Он заказал "Мартини" с тоником,  взял  бокал,  приземлился  за  свободный
столик.
   Туман, насупившись, окинул его взором. Брокер заметил это  и  хмыкнул.  А
через пару минут поднялся и направился к их столику.
   - Здорово, Надюха, - кивнул он Кикиморе. - Пошли, потанцуем.
   - Не хочется.
   - Да ладно ломаться, - Брокер взял ее за запястье и  дернул.  -  Пошли...
Договоримся...
   Тумана он игнорировал нарочито, и в том закипала ярость.
   Брокер окончил их школу три года  назад,  с  первого  класса  числился  в
неизменных отличниках и считался бы маменькиным сынком со всеми  вытекающими
отсюда последствиями, если  бы  не  природное  здоровье  и  целеустремленное
увлечение вольной борьбой. Он прожужжал всем уши,  как  станет  после  школы
финансистом, и за это получил кликуху Брокер. Так получилось, что его тренер
по борьбе был одним из  ближайших  помощников  Плотника,  и  пехоту  братаны
набирали именно в борцовской секции И год назад  Брокеру,  в  то  время  уже
учившемуся на вечернем экономическом факультете одного из московских  вузов,
предложили войти  в  бригаду.  Сначала  на  роль  "принеси-подай".  Потом  -
охранником на рынке, следить за  порядком  на  торговых  точках  и  собирать
навар. Но он рассчитывал на  большее,  потому  что  был  дисциплинированным,
неглупым и вообще подавал  надежды.  Брокер  был  горд  до  жути,  что  стал
бандитом.
   Они знали  друг  друга  достаточно  хорошо.  Тумана  невозможно  было  не
заметить - разговоров в школе было только о нем да о  Тюрьме,  как  о  людях
конченых, уже собирающих чемоданы в колонию. На них в  среднем  два  раза  в
месяц приходили кляузные бумаги из инспекции  по  делам  несовершеннолетних.
Брокера же всегда ставили в пример  -  вежливый,  учится  хорошо,  думает  о
будущем, надежда родителей. Туман его ненавидел.
   Да, Туман ненавидел Брокера по целому ряду причин. У этого  чистюли  были
нормальные родители. Он трескал всю жизнь за обе  щеки  деликатесы,  икру  и
карбонаты, тогда как Туман побирался  объедками,  которые  оставались  после
мамашиных собутыльников, а потому маменькин сыночек нажрал морду  и  накачал
мышцы, о которых единственному сыну стареющей шалавы-алкоголички нечего было
и мечтать. Вокруг Брокера всегда крутились самые  красивые  девчонки,  и  он
шутил, балагурил с ними раскованно, уверенно. И у Брокера  было  будущее.  К
Туману же он относился с презрением, а чаще с безразличием, как к  бездомной
псине. Внимание уделял лишь затем, чтобы дать пацану подзатыльник.
   Вот и сейчас говорил Брокер только с Кикиморой, которая, надо  отдать  ей
должное, в новом прикиде выглядела вполне сносно.
   - Не пойду, - томно проворковала она, опасливо косясь на Тумана. В другой
ситуации она, конечно, согласилась бы  на  все,  но  сейчас  боялась  своего
бешеного кавалера, и для того это не было секретом.
   - Да не ломайся. У меня бабки сегодня есть. Не обижу.
   - Слышь, Брокер, тебе чего надо? - подал голос  Туман,  к  неудовольствию
своему ощущая, как его сковывает слабость, как  всегда,  при  близости  этой
горы мышц.
   Брокер даже не ответил, лишь крепче сжал локоть  Кикиморы,  так,  что  та
поморщилась:
   - Больно.
   - Слышь, Брокер, шел бы ты! - воскликнул Туман. Брокер посмотрел на  него
недоуменно.
   - Утухни, шкет.
   - Слышь, ты...
   - Слышу, - кивнул Брокер, не отпуская Кикимору.
   - Ты - пидор гнутый... Брокер уставился на него:
   - Что?
   -  Я  твою  маму..,  козлота!..  Греби  отсюда!  -  Голос  был  тонкий  и
предательски дрожал, Туман понимал, что выглядит жалко и неубедительно.
   - А ты хорошо подумал, что сказал, дегенерат? -  задумчиво  почесал  щеку
Брокер и сжал кулак, которым мог разом своротить скулу.
   - Пошли, выйдем, - с щенячьей задиристостью  воскликнул  Туман.  -  Чего,
зассал, да?
   - Минут через пять вызови "Скорую", - сказал Кикиморе Брокер и поднялся.
   Они прошли  мимо  охранника,  дежурившего  у  входа  в  бар,  и  вышли  в
заплеванный безлюдный двор.
   - Ну ты и вляпался, - хмыкнул Брокер, готовясь броситься вперед. Главное,
схватить змееныша, чтобы не убежал. Борец  закрывал  своим  массивным  телом
выход со двора, и Туману было не проскочить.
   - Да пшел ты, козел!
   - Убивать не буду Ты просто у меня сейчас кучу дерьма сожрешь, -  хмыкнул
Брокер. Единственно, чем мог быть опасен этот щенок - если у него нож. Но на
нож он зря надеется. Не успеет и дернуться...
   - Это ты вляпался... Я тебя сейчас прикончу! -  Туман  выдернул  пистолет
из-за пояса, передернул затвор и направил  ствол  прямо  в  лоб  Брокеру.  -
Кабздец котенку.
   Брокер шагнул навстречу, протягивая руку, чтобы отнять железяку... И  тут
как напоролся на преграду. Он вдруг совершенно ясно осознал,  что  следующий
шаг его будет последним. В руке  у  отморозка  был  не  пугач,  не  газовик,
которым только тараканов травить, а настоящий "ТТ".  И  еще  он  понял,  что
Туман готов выстрелить. И не будет думать ни секунды.
   - Ну что, пидор, молись, - Туман захохотал. - Отличничек... Не быть  тебе
финансистом...
   - Ты понимаешь,  на  кого  прешь?  -  сглотнув  комок,  протянул  Брокер,
отступая. Он быстро терял решимость. Вид черного зрачка,  смотрящего  ему  в
лоб, гипнотизировал и будто насосом высасывал все силы.
   А Туман ликовал. Он, как пустынник воду, пил животный  страх,  исходивший
от его противника.
   - Ax да, ты же крутой. Ты в бригаде. Я уже обкакался! - Туман  захихикал.
- Семь патронов здесь. Тебе одного хватит... Ты понял, что я тебя не  прощу?
Что я тебя завалю сейчас!
   - Тебя найдут.
   - Моя забота...
   - Слышь, Туман, не надо... - Брокер отступил. Все его надежды на будущее,
все мечты о светлой жизни,  теплом  месте  в  солидном  банке,  иномарках  и
западных счетах, все это обрушится в один миг, если этот дегенерат нажмет на
спусковой крючок. - Я... Разойдемся... Извини...
   - Да?.. На колени, сука.
   - Нет.
   - На колени! - взвизгнул Туман. - Я псих!!! Брокер знал  это...  Сглотнул
еще раз тугой комок в  горле...  Это  казалось  невозможным.  Но  еще  более
невозможной была ждавшая рядом смерть. Брокер вдруг представил,  что  в  его
жизни не будет больше ничего. Что этот двор - конец его пути. А эта  мерзкая
косоглазая морда перед ним - последнее, что он видит.
   И, застонав, тихо, сдавленно, как отболи. Брокер опустился на колени.
   - Хорошая поза, - оценил Туман, подскочил и саданул ногой в лоб врагу. Но
тот не рухнул, удержался на коленях, на лбу отпечатался башмак. -  А  теперь
говори: прости щенка, больше не буду.
   Брокер молчал.
   - Слышь, я повторять не буду.
   - Прости щенка.
   - Громче!
   - Прости щенка.
   - Ладно, щенок. Прощаю... Не боись. Никому не скажу. Я доволен.
   Брокер с трудом поднялся, он будто лишился всех сил. Пошатываясь,  побрел
прочь. Его трясло. Он знал, что все это  останется  между  ними.  Никогда  и
никому он не скажет об этом. Язык не повернется.  Конечно,  после  этого  он
должен убить отморозка. Раздавить его...  Но  этот  холодный  черный  зрачок
ствола и черта, подводимая Под всей жизнью... Нет, Брокеру  хотелось  только
одного -  побыстрее  забыть,  вырвать  из  памяти  этот  кусок.  Только  это
невозможно. Эта рана будет затягиваться долго...





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0479 сек.