Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Боевики

Илья РЯСНОЙ - ОХОТА НА УРОДОВ

Скачать Илья РЯСНОЙ - ОХОТА НА УРОДОВ

***

   Павлов был доволен. После утренних стрельб ему удалось зажилить несколько
патронов  от  ПМ,  и  теперь  можно  будет  попалить  в  карьере  с  Ленкой,
блондинистой, с тонкой талией секретаршей из прокуратуры, которая шалела  от
одного вида оружия. Она подавала надежды, но в постель  Павлов  затащить  ее
пока не сумел, и это для него стало вопросом чести.
   Он сладко потянулся, представив, как Ленка расстегивает блузку, и...
   - Бр-р-р, - он встряхнул головой, отхлебнул из стоявшей на столе  бутылки
с "фантой", огляделся Кабинет у него был маленький, с  просторным,  покрытым
плексигласом столом,  сейфом  и  стульями.  Конечно,  начальнику  уголовного
розыска, к тому же обладающему такими внушительными габаритами, неплохо было
бы иметь кабинет побольше и получше. Ну да ладно...
   Насвистывая веселый мотивчик, Павлов выбрался из-за стола, протиснулся  в
дверь и пошел обходить дозором  свои  владения.  Толкнул  дверь  кабинета  с
покосившимся деревянным номерком "три". Там унылый малолетний  опер,  только
что выпустившийся из школы милиции и мечтающий в этот  день  развалиться  на
солнышке с подружкой и пить пиво, с видом человека, подвергнутого изощренной
пытке, брал объяснение с потерпевшего, у  которого  увели  с  дачи  насос  и
велосипед. В другом кабинете  оперативники  осваивали  установленный  неделю
назад спонсорами новый компьютер - гоняли "Квек-два".
   - Хватит ерундой маяться! - начальственно возмутился Павлов.  -  В  делах
бардак. А они в игрушки играются.
   - Да, сейчас, - рассеянно кивнул игравший, ему сейчас все было до фонаря,
потому  что  каких-то  три  выстрела  осталось  для  того,  чтобы   завалить
чудовище... Чудовище завалило его. И он разочарованно протянул:
   - Гад.
   - Работать, я сказал, - прикрикнул Павлов и вышел из кабинета, зная,  что
работать сегодня никто  не  будет.  Настроение  нерабочее,  душа  рвется  на
вольные просторы природы.
   Аркаша Гомонов, старший опер, спокойный,  как  танк,  пухлый  и  круглый,
прозванный  Колобком,  но,  вообще-то,  больше  напоминающий  пивную  бочку,
сегодня  дежурил  и  должен  был  выезжать  на  происшествия   и   принимать
заявителей.
   Заявительница сидела  перед  ним  -  миловидная  барышня,  миниатюрная  и
растерянная. Выглядела она экзотично. Ее фирменная,  платиново-блондинистая,
с  химией  и  прибамбасами  прическа  была  безвозвратно  испорчена,  волосы
обмазаны чем-то липким и  неприятным,  в  них  запутались  куски  капусты  и
моркови.
   Павлов ее знал. Звали ее Света, она была сожительницей Золотого -  правой
руки Плотника, наиглавнейшего местного авторитета, этакого бугра  на  пустом
месте. Сегодня, измаявшись от не праведных трудов, Золотой  заявился  домой,
потребовал обед, получил холодный борщ и в сердцах надел  Светке  на  голову
кастрюлю. И отбыл в  неизвестном  направлении.  Она  обиделась  и  пришла  в
милицию с тем, чтобы призвать негодяя к порядку,  потому  что  слышала,  что
милицию он боится. Во всяком  случае  кряхтел  не  раз,  держась  за  ребра,
сломанные ему год назад в порыве гнева  разъяренным  и  скорым  на  расправу
Аркашей.
   - А чего он так себя ведет? - всхлипнула она, вытаскивая из  волос  кусок
капусты и брезгливо отбрасывая его.
   - Не мусорь, - сказал Аркаша.
   - Здорово, Светик, - сказал Павлов, заходя в кабинет. Настроение  у  него
было светлое, он подбрасывал в руке зажиленные патроны.
   - Здрасте.
   - Патрончики, -  он  подбросил  патроны  и  ловко  поймал  их.  -  А  где
пистолет?
   - За холодильником, - ответила Света.
   - Чего?
   -  За  холодильником.  Ванька  его  там  держит.   Павлов   справился   с
нахлынувшими вмиг эмоциями и небрежно бросил:
   - Поехали. Изымем.
   - Поехали.
   Пистолет действительно  был  за  холодильником.  Упакованный  в  целлофан
"макарыч" с двумя магазинами, снаряженными новенькими патронами.
   - И зачем ему? - спросил Павлов.
   - Говорит, нужен, - сказала Света.
   Тут послышался звонок в дверь, и на пороге возник сам Золотой, невысокий,
смуглый, цыганистый на вид - отец его  действительно  был  цыганом,  а  мать
молдаванкой. Он прибыл из Западной Украины пять лет назад  и  успел  за  это
время достать весь городок.
   - Здорово, Ваня, - поприветствовал его Павлов, открывая дверь.
   Тот отшатнулся, прикидывая, как бы улизнуть, но Павлов  железной  хваткой
поймал его за отворот рубашки, втолкнул в коридор,  уткнул  в  стену  мордой
так, что едва не выровнял на ней все выступы.
   Светка наблюдала за этим действом с плохо скрываемым злорадством.
   Скосив глаз. Золотой  увидел  в  комнате  понятых,  ненавистного  Аркашу,
лежащий на столе пистолет и издал непотребное всхрюкивание.
   Павлов обшарил  карманы  Золотого,  не  нашел  ничего  предосудительного,
повернул его лицом к себе и гаркнул:
   - Откуда пистолет?
   - Продала, сука, - зыркнул на Светку Золотой.
   - Они сами пришли!  -  воскликнула  Светка,  которую  перед  этим  Павлов
вразумил, чтобы она держала язык за  зубами,  и  она  поняла,  что  брякнула
лишнее, так что теперь испытывала двойственные  чувства:  мести  и  опасения
расплаты.
   - Не мой  пистолет!  -  преданно  глядя  в  глаза  начальнику  уголовного
розыска, воскликнул Золотой.
   - А чей? - удивился Павлов.
   - Квартира ее. Холодильник ее. И пистолет, наверное, ее.
   - А ты его не видел ни разу?
   - Нет.
   - А откуда знаешь, что он за холодильником был?
   - Я предполагаю.
   Тут к нему подскочил  Аркаша  и  примерился  кулаком.  Золотой  съежился.
Павлов поднял руку:
   - Стоп, господа. Держите себя в руках. Золотого оттащили в  отдел.  Сняли
объяснение. И отдали в руки следствия.
   - Хорошо, - потянулся Аркаша и потер пухлые руки.
   - Хорошо, - согласился Павлов.
   - Жалко только, Золотого не поучили, - Аркаша сжал кулак. - Такая гнида.
   - Да ладно, - примирительно  произнес  Павлов.  -  Тебе  надо,  чтобы  он
прокурору заявы писал? Пусть посидит.
   - Выпустят же.
   - Наверное,  -  кивнул  Павлов.  -  Но  ствол  изъят.  Палка  красивая  в
отчетность пошла. Как раз под "Антитеррор".
   - Может, нам его под "Антитеррор" завалить надо было? - хмыкнул Аркаша.
   - Ты злой. - Павлов отхлебнул "фанты".
   - Спокойное дежурство. Это первый выезд. Может, все нормально будет.
   - Не говори гоп...
   И точно - сглазили. В семнадцать ноль-ноль Павлову  позвонил  дежурный  и
спросил:
   - Аркадий у тебя?
   - У меня.
   - На выезд.
   - Что случилось?
   -  Там,  кажется,  жмурик.  С  огнестрельными.  Я   группу   немедленного
реагирования послал.
   Павлов повесил трубку и кивнул своему бравому помощнику:
   - На выезд. У теплоцентрали кто-то прижмурился. С огнестрельными.
   - У, е-е, - покачал головой Аркаша.
   Жмурик с огнестрельными обещал не одни и не двое суток ударного  труда  с
неясным результатом.
   Обещанный жмурик действительно лежал на указанном месте Когда  Павлов  на
своем стареньком, дышащем на ладан, но все  еще  вращающем  колеса  "Фиате",
битком набитом поднятыми  по  тревоге  оперативниками,  пристроившись  вслед
дежурному "жигуленку", подкатил к месту события,  там  уже  толпился  народ.
Милицейский "уазик" стоял  в  стороне.  Лениво  прогуливались  "гоблины"  из
группы немедленного реагирования - в бронежилетах, с автоматами и дубинками.
   - Что там? - спросил Павлов у капитана - старшего  группы  ГНР,  ленивого
громилы.
   - Бомжара какой-то.
   Что это был бомж - нетрудно было догадаться. Он лежал на спине. И в башке
у него была дыра. Такая же дырка была и в груди.
   - Гусь, - всплеснул руками Павлов. - Старый знакомый.
   - Да, - согласился Аркаша.
   Павлов работал в уголовном розыске пятнадцать лет, и за эти годы Гусь его
основательно достал. Этот тип проживал когда-то  в  поселке  овощесовхоза  и
судьбу свою строил по неизменному сценарию: напился, похмелиться не на  что,
вытряс из гражданина на улице кошелек, угодил в тюрягу. Иногда он  крал,  но
чаще грабил, пользуясь завидным  телосложением.  Наконец  по  пьяни  лишился
квартиры. Но жить продолжал здесь, в родных краях, где  каждый  листочек  на
дереве, каждый дом навевает воспоминания о  беззаботном  детстве,  когда  не
надо было искать червонец на бормотень, и  вообще  птицы  пели  красивее,  а
солнце светило ярче.
   -  Заказуха,  -  авторитетно  заявил  капитан  из  ГНР.  -  Профессионалы
работали. Первый выстрел аккуратненько в  грудь.  Контрольный  -  в  голову.
Оружие сбросили.
   - Где? - спросил Павлов.
   - Вон "ТТ" валяется. Мы не трогали.
   - Заказуха, - Павлов ткнул носком ботинка в  кучу  лохмотьев,  в  которые
было завернуто массивное человеческое, сильно провонявшее и уже долгие  годы
бесполезное для общества и для самого хозяина тело.
   - Ты чего трепешь? - возмутился эмоциональный Аркаша. - Кому Гусь  нужен,
его заказывать?
   - Может, князь в изгнании? - хмыкнул Павлов. - Дело о  наследстве.  Агата
Кристи. Том десятый.
   - Наследник Рокфеллера. Тьфу! - в сердцах сплюнул Аркаша.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0387 сек.