Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Александр Бородыня - Похождения рофессора Эпикура

Скачать Александр Бородыня - Похождения рофессора Эпикура

Глава 10. СЕНЕКА

   Опытный стоик со здоровым сердцем, железной логикой и белыми  руками,
Сенека ни за что не пошел бы в Институты войны,  но  тема  самоубийства,
привлекала его до страсти. Гордое самоубийство и в армиях,  и  на  флоте
противопоставленное, так называемому, самоубийству  бытовому,  вялому  -
вот была тема его первой курсовой работы.
   К выпускным экзаменам он перешел к теме: "Самоубийство в воздухе",  а
уже через сорок минут после вручения диплома первый пилот  бронестрекозы
перерезал себе в небе вены и с блаженной улыбкой, поливая  кровью  штур-
вал, врезал свою груженую ядовитыми бомбами машину в здание горного  са-
натория. Вместе с пилотом-апологетом была вычеркнута из жизни община фи-
лософов, всего сорок один старец.
   Сенека отрекся от своего диплома. Отрекся, но из Института не ушел, а
напротив, создал новую кафедру, кафедру военных капелланов. Любая  рели-
гиозная концессия, несущая в мир элементарный тезис  "не  убий",  теперь
могла выйти на поле брани.
   Свое профессорское звание Сенека получил на поле сражения. Он стоял с
крестом в руке среди дыма и взрывов. (Удивительно,  его  грозный  вопль:
"НЕ НАДО СТРЕЛЯТЬ В БРАТА", воспринимался  совершенно  буквально,  и  не
стреляли только в него самого.)
   Умирающий генерал-полковник, почетный академик Иероним  шестнадцатый,
в этом роковом бою славно завершивший свою карьеру, вступил, не  покидая
поле битвы, в перекрестную исповедь с Сенекой и перед смертью  пожаловал
ему медаль Легиона и профессорское звание в комплекте.
   Институт капелланства развивался быстро, с той блистательной  широтой
и охватом, какие вообще были свойственны современной науке, но опять Се-
нека был глубоко разочарован. Новых духовных пастырей вполне устраивало,
что их самих никто не расстреливает, хотя иногда и случались  восторжен-
ные самосожжения, однако они не могли примириться с тем обстоятельством,
что не будут умирать солдаты. Церковь не мыслила себя без ритуала  отпе-
ваний и погребений.
   Невероятным образом, не выходя за рамки канона, каждый из новых  мис-
сионеров умудрялся доказать, что убивать не только можно, а даже  и  по-
лезно для духовного здоровья. Старинное:  "СОЛДАТ  УБИТЫЙ...ПРОЖИВАЕТ  В
РАЮ" повлекло за собою новые страшные жертвы, и профессор Сенека ушел  в
чистую теорию, в стерильный лабораторный эксперимент.
   Несколько лет просидев в архивах Сенека доказал: все мало-мальски от-
ветственные эксперименты сперва проводят на людях, а лишь потом, уже без
всякого смысла, повторяют на мышах. Хотя постоянно и утверждается обрат-
ное. Сенека поставил перед собою задачу:  эксперимент  на  мышах  должен
опередить человеческий опыт. Но задача оказалось непосильна. И лишь пос-
ле многих лет упорной работы ему удалось достичь некоего равновесия, не-
которой одновременности происходящего.
   Теперь он мог на стенде имитировать бой во  время  самого  боя.  Нес-
колько раз  ему  удавалось  на  лабораторном  столе  умертвить  грызунов
столько же, сколько было убито солдат в настоящем бою. Строгий традицио-
налист Сенека работал только с мышами. Обезьяны были  для  него  слишком
громоздки, а мухи могли дать лишь общую картину  войны,  причем  события
многолетней войны протекали у тонизированных  и  верно  сориентированных
мух в считанные секунды.
   "Война может и должна быть прекращена, - заявлял Сенека с высокой ка-
федры, взгромождаясь на нее между своими  изнурительными  опытами.  -  Я
признаю войну, как одно из наиболее ярких, наиболее могучих, скажем так,
проявлений человека, но высшей смысл для человека - удержаться от войны,
исключить ее из нашей жизни, как можно исключить излишества в  пище  или
сексе, война - это одно из самых больших искушений,  война  -  это  гло-
бальное излишество, и с  него  следует  начинать  великий  путь  отказа.
Представьте себе: зоны войны отменены... Рвы  засеяны  цветами...  Пусть
бродят по ним свободные кони... Пусть девушки вдыхают запах роз без при-
меси гари..."
   - Но, позвольте! - возразил ему однажды средних лет, обширного телос-
ложения, еще тогда незнакомый, профессор. - Запах напалма может украсить
запах розы, во всем свое наслаждение, свой шарм. Вы, милейший, - Эпикур,
перебирая тяжелыми ножками, взбежал на сцену и оказался рядом  с  кафед-
рой,- что-то здесь перепутали. Наслаждение везде. И нечего, - он  разма-
хивал перед носом Сенеки толстым пальцем обжоры, - нечего  отрезать  нам
путь к истинным наслаждениям. Выхолащивать  саму  человеческую  природу,
закрывать бездонный колодец человеческой души какими-то цветами, ведь  в
этом колодце, на дне его, вечные, сверкают звезды. И это -  звезды  нас-
лаждения.
   Зал просто разорвало громом аплодисментов. Эпикур галантно раскланял-
ся, и не подозревая, что в одну минуту приобрел себе не только  научного
оппонента, а и смертельного врага. Но что мог  противопоставить  Эпикуру
какой-то профессор, замкнувшийся возле самой крыши  центрального  здания
Института со своими мышами.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0585 сек.