Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Александр Бородыня - Похождения рофессора Эпикура

Скачать Александр Бородыня - Похождения рофессора Эпикура

Глава 13. ПЫТКИ И КАЗНИ (окончание)

   Очнулся Эпикур от сильной головной боли. Он попробовал разлепить гла-
за, и через какое-то время ему это удалось. Вокруг  было  темно.  Ротный
попробовал шевельнуться и выяснил, что крепко связан тонкими ремешками.
   "Так, кажется, я попал в плен, - соображал он. - Почему я  ничего  не
помню?! Я помню, как убили Нарцисса, помню, как  они  пошли  в  атаку...
Нарцисс шел с моим платком, и платок, значит, тоже  погиб...  Любопытно,
хоть кто-нибудь уцелел из моей роты?! Или уцелел  я  один?  Может  быть,
созрела необходимость измены, а я даже не в силах этого просчитать,  от-
того что ничего не помню?!"
   Где-то рядом знакомый голос простонал:
   - Воды!..
   - Вакси, это ты? - спросил наудачу Эпикур. - Где ты?
   Обследование помещения привело к следующему результату: это была  не-
большая прямоугольная комната с низким металлическим потолком,  металли-
ческим полом и металлическими стенами. Ни окон, ни дверей в  комнате  не
было. В правом верхнем углу Эпикур нащупал крупную лампочку-трехсотватт-
ку из небьющегося стекла и тут  же  попытался  кулаком  ее  разбить,  но
только сильно ушиб руку.
   В комнатке их было трое: сам Эпикур, тяжело раненый Вакси  и  гливер.
Гливер что-то пробормотал нечленораздельное и сразу умер. Было  довольно
холодно, голова Эпикура кровоточила и болела.
   - Что будем делать? - спрашивал он у Вакси, но тот  только  стонал  в
ответ и просил воды.
   "Если провал в памяти невелик, то часов через сорок стажировка закан-
чивается, - думал, лежа на спине, Эпикур, - только бы они газ не пустили
или не зажарили нас здесь!.. Конечно, бездарно роту положил, но в рамках
темы."
   Загремели по металлу шаги, и под железным  белым  потолком  вспыхнула
матовая яркая лампочка. Эпикур зажмурился от неожиданности.
   - Пить... - простонал Вакси. - Застрелите меня, только дайте воды!..
   Со скрипом распахнулась стена. Двое солдат подхватили Вакси под  руки
и поволокли его по открывшемуся за стеной длинному проходу  без  дверей.
Радист только слабо отбивался.
   - Попрошу ваш мандат! - потребовал молоденький офицер в  форме  внут-
ренних войск, склоняясь над Эпикуром.
   "А что, если скрыть мандат, - мелькнула крамольная мысль.  -  Но  это
значит - лишение степени. Скрыть мандат - это испачкать честное имя уче-
ного."
   - Пытать будете? - спросил он, протягивая офицеру свою картонку.
   - А как же?! Вы не узнаете меня,  профессор?  Посмотрите,  посмотрите
получше!
   Где-то за стеной невдалеке раздался пронзительный стон Вакси. Вероят-
но, за него уже взялись.
   - Это новинка, - увидев заинтересованность Эпикура, объяснил  офицер.
- Электродыба, очень эффектно! Я думаю, он уже все сказал. -  Злая  улы-
бочка кривила тонкие губы молодого офицера. Его черные  блестящие  глаза
были полуприкрыты. На фуражке горела в свете белой лампы кокарда.
   Эпикур узнал его. Любимый аспирант -  Мишель,  лучший  ученик.  Он-то
знает толк в пытках. Эпикур сам предложил ему тему:  "Эйфория  во  время
пытки как проявление неведомого свойства духа."
   - Ну что, пошли? - спросил Мишель.
   Эпикур поднялся и, хватаясь за голову, последовал за своим  учеником.
Дверь в комнату, где пытали Вакси, была открыта. Офицер разрешил посмот-
реть, и Эпикур остановился перед этой дверью.
   Все было ярко освещено здесь. Раздетый по пояс  Вакси  был  прикручен
оголенной проволокой к сложной металлической конструкции, а  рядом  суе-
тился маленький рыжий инженер в белом халате. Он вертел какие-то рукоят-
ки, подтягивал цепи, включал  и  выключал  небольшой  черно-красный  ру-
бильник. Комбинезон Вакси валялся рядом на полу. По груди радиста  текла
кровь. Мутными от боли глазами он посмотрел на Эпикура и прошептал:
   - ... Я молчал... Я ничего не сказал!.. - Голова Вакси  свалилась  на
грудь.
   - Ну, ты чего?! Ты чего?! - закричал, занервничал инженер.
   - Вы попробуйте электрошок на сердце, - посоветовал Мишель. - Возмож-
но, вам удастся вытащить его еще на пару часов. Он подтолкнул Эпикура  в
спину, мол, не задерживайся, но тут же приказал остановиться.
   - Вы не имеете права! - на офицера наскакивала маленькая рыжая женщи-
на в халате и белых тапочках. - Сегодня материала  практически  нет!  Вы
срываете эксперименты!..
   Откуда она взялась, Эпикур не понял, но в сердце его медленно зароди-
лась надежда. Он разглядывал длинный коридор, тянувшийся перед ним. Мно-
гие двери были приоткрыты, некоторые просто распахнуты. Из иных раздава-
лись крики, из иных стоны, из иных граммофонная музыка.  Закрытые  двери
не пропускали ни звука, они были хорошо звукоизолированны.
   - Не могу, - Мишель пожал плечами. - У меня разнарядка, документ!  Не
имею права!
   - Имеете, имеете! - маленькая женщина  поправила  свои  рыжие  волосы
пухлой ручкой. - У вас разнарядка на  его  жизнь,  а  мне  он  нужен  на
три-четыре часа для опыта!.. При нашем подходе ни один волос не упадет с
его головы. Обещаю вернуть вам его целиком.
   "Какое все-таки наслаждение стоять вот так, когда других уже  пытают,
а тебя еще нет! - отметил Эпикур. - В этом есть что-то настоящее...  Это
грань бытия!.."
   - Хорошо, - неожиданно согласился Мишель. - Я вам его уступлю, на че-
тыре часа, не больше! Через четыре часа я вернусь за ним!
   Он ушел, пощелкивая каблуками, по выложенному кафельной плиткой кори-
дору. Маленькая женщина отперла своими ключами одну из дверей и вежливым
жестом пригласила Эпикура войти внутрь. Комната ярко осветилась.  Элект-
родыбы здесь не было, но имелись в наличии все необходимые орудия  пытки
по среднему номиналу. Обежав все это богатство глазами, Эпикур поморщил-
ся.
   - Да вы присаживайтесь, присаживайтесь! -  говорила  она,  пододвигая
кресло. - Небольшая студенческая разработка, - она была немного  возбуж-
дена, немного нервничала. - Этакий эксперимент, - она щелкнула пальцами.
   - Какой эксперимент? - угрюмо спросил Эпикур. Он не  был  противником
каких бы то ни было экспериментов, но он  был  противником  того,  чтобы
эксперименты проводились на нем.
   - Работа называется "пытка пыткой", - объяснила  женщина.  -  Суть  в
том, что я не буду вас пытать...
   - А кто меня будет пытать? - спросил Эпикур.
   - Вы все еще не поняли, никто не будет вас пытать... Это вы сами  бу-
дете пытать меня. Тут ни о какой военной тайне  речи  нет:  я  загадываю
число, а вы пытаете меня всеми известными  вам  способами,  пытаясь  это
число из меня выжать. Будете пытать? Ну! - Она улыбнулась. - Ведь мы до-
говорились?!
   - Ладно, - задумчиво протянул Эпикур.
   - Вот и хорошо, - она погладила своей маленькой пухлой ручкой его ог-
ромную грубую руку. - Вот и начнем, - она  на  миг  откинулась  в  своем
кресле, зажмурилась. И тут же, как ребенок, вскинулась, опять  улыбаясь.
- Все, я загадала число! Вы можете начинать меня пытать.
   - Ну, и какое же число вы загадали? -  спросил  Эпикур,  оценивая  то
последнее удовольствие, что подарила ему судьба.
   - Не скажу! - звонким и задиристым голосом отозвалась женщина.
   - А если я не буду вас пытать, вообще не стану?
   Она вздохнула:
   - Если вы не станете, я сразу вызову того любезного офицера, и пытать
будут вас, но не через четыре часа, а теперь же!
   - Ладно, ладно, хорошо, - закивал Эпикур. - Дайте-ка вашу ручку, - он
взял маленькие пальчики женщины и прикрутил их болтами со скобами к спе-
циальному столику. - Ну, и какое же число вы загадали?
   - Не скажу! - женщина трясла головой и закусывала губу. - Никогда  не
скажу!
   - А если я изуродую вас во время пытки? - спросил Эпикур.  -  Отрежу,
скажем, груди или выколю глаз?
   - Все равно не скажу! - она мотала головой и пожимала плечами. -  Это
исключено.
   - Ну, так что же, будем работать.
   Порывшись в железном ящике с инструментами, Эпикур  достал  новенький
металлокислотный мундштук и несколько одноразовых шприцев с разного цве-
та тромбовыми спайками. Спайки до упора наполняли  пластиковые  корпуса.
Неожиданно для себя он увлекся этой работой и трудился уже не спустя ру-
кава, а на совесть, до пота. Он поглядывал на большой квадратный циферб-
лат настенных часов, стрелки двигались, время шло. Студентка только  бе-
шено мотала головой, лицо ее сверкало от горячей влаги, но из  разорван-
ных мундштуком губ звучало все то же:
   - Не скажу! Не скажу!
   Когда Эпикур в рабочем пылу использовал ежовые  подошвы,  женщина,  с
трудом ворочая языком, предложила:
   - В обмен, я согласна, я скажу вам мое число, а вы скажете номер  ва-
шей воинской части!
   Эпикур вздохнул с облегчением:
   - Боже мой, как это просто, рота номер... - он больно  прикусил  себе
язык. В экстазе работы ротный чуть не выболтал  профессиональную  тайну,
чуть не погубил свою диссертацию.
   - Скажите цифру, и я скажу цифру!..  Скажите  цифру!..  -  прошептала
студентка. - Просто цифру, я меняю цифру на цифру!..
   "А что за цифрой стоит? - злобно подумал Эпикур. - За твоей цифрой не
стоит ничего, а что стоит за моей  цифрой?  Впрочем,  за  каждой  цифрой
что-то стоит."
   В углу кабинета он обнаружил ефремовского коня, бережно стер  с  него
пыль рукавом, приладил женское седло. Когда женщина  по  его  требованию
разделась, на ее розовом мягком теле обнаружилось множество шрамов. Шра-
мы были от ожогов, порезов, от ударов электричеством, от игл.  Некоторые
из них были свежими, их прикрывал бактерицидный пластырь, некоторые  ме-
сячной давности, почти зажившие, были и старые, багровые, совершенно за-
рубцевавшиеся. Когда женщина расстегнула бюстгальтер, обнаружилось,  что
левой груди у нее уже нет. На пол упала и покатилась  пластмассовая  ча-
шечка...
   "Число, число? Ерунда какая-то, - думал Эпикур,  когда  Мишель  грубо
вытолкнул его в  коридор  и  велел  следовать  впереди  себя.  -  Число,
абстрактное число?! Чушь, она так и не сказала! Это незнание  будет  му-
чать меня до самой смерти, благо смерть близка!"
   В коридоре полыхали лампы, и было холодно. По кафелю, по ногам  ходил
тугой ветерок.
   "Единственный выход в моем положении - это измена! - стараясь  вытес-
нить идею числа, размышлял Эпикур. Он шел за офицером  по  лестнице  ку-
да-то вниз. - Потом можно будет перепродаться еще раз, но сейчас следует
изменить и срочно изменить! Иначе, когда они начнут пытать,  ничто  меня
не спасет!"
   - Мечтаете об измене, профессор? - распахивая тяжелую железную  дверь
и зажигая в комнате свет, спросил Мишель. - Напрасно, и не мечтайте, ни-
чего не выйдет. У вас осталось еще тридцать два часа,  я  успею  с  вами
проститься.
   Он подтолкнул Эпикура к креслу с кожаной спинкой и  стал  притягивать
ротного ремнями. Руки к ручкам кресла, ноги к ножкам кресла. Он подкатил
высокое зеркало на колесиках, и поставил его так, чтобы Эпикур  мог  ви-
деть себя.
   - Интересное какое оборудование! - восхитился Эпикур. - Я  совершенно
с ним не знаком. Скажи, Мишель, мальчик мой, зеркало для того,  чтобы  я
видел собственные страдания?
   - Не болтайте, все решено! - сухо сказал аспирант. - Вы убили мою не-
весту.
   - Мало ли, кого я убил на стажировке?! - удивился Эпикур. -  Ты,  Ми-
шель, припомни хотя бы свою преддипломную практику!
   - Ты сжег ее живьем! - Аспирант ухватил профессора рукой за  подборо-
док. - Эпикур, вспомни Аномалию!
   - Нет, ты что-то не то делаешь! - Эпикур пытался вырвать свой  подбо-
родок из цепких пальцев ученика. - Здесь незачем применять пальцы, здесь
нужны клещи! Достань клещи! - Голос профессора звучал  все  увереннее  и
увереннее, и аспирант подчинился, полез в ящик  с  инструментами.  -  Да
нет, не эти! Возьми пошире, чтобы сразу сломать  челюсть.  И  потом,  ты
ошибаешься, я, конечно, отдал приказ расстрелять и сжечь твою  Аномалию,
но повесили ее грили! - Широкие зубастые клещи надвинулись на его  лицо,
Эпикур дернул головой и продолжал уже скороговоркой: - А я,  между  про-
чим, труп снял и со всеми почестями захоронил! И, между прочим... - Кле-
щи уже сдавили его челюсть. - Это легко, очень легко проверить.
   Мишель швырнул клещи на пол, сделал шаг в сторону и защелкал клавиша-
ми внутреннего телефона. С трудом поворачивая голову, Эпикур осматривал-
ся. В комнате было небольшое квадратное окно, шкафы и ящики с инструмен-
тами, и еще одно такое же кресло, еще одно такое же зеркало и единствен-
ная табуретка для палача. Окно, как и следовало ожидать, выходило не  на
улицу, оно выходило в какое-то другое подземное помещение. В зеркале от-
ражалось лицо Эпикура.
   "Если бы вырваться, то можно попробовать взорвать их изнутри", -  по-
думал он.
   В зеркале отражался немолодой плотный человек со свалявшимися  седыми
волосами, налепленными на жирном лице, с синяками вокруг  глаз.  Человек
был одет в изодранный черно-коричневый комбинезон.
   - Я не верю! - крикнул аспирант в телефонную трубку. - Она  не  могла
изменить, я сам ее готовил! - голос его мелко дрожал.
   "Сгорела, сгорела у мальчика защита! Даже жалко!" - подумал Эпикур, а
вслух сказал:
   - Мишель, ты должен знать, мой мальчик, она  работала  сразу  на  три
разведки, и готовил ее не один ты.
   Аспирант поморщился, как будто глотнул  кислого.  Он  все  сильнее  и
сильнее вжимал себе в ухо телефонную трубку.
   Профессор с замиранием сердца смотрел, как  медленно  расстегивает  у
себя на поясе кобуру любимый его ученик, как достает пистолет, как прис-
тавляет его к виску.
   - Ну! - не удержался Эпикур.
   Аспирант грустно посмотрел на него и нажал на собачку.
   "Как сентиментально, а впрочем, это готовая научная работа!"
   Эпикур оглядывался в поисках выхода. Отражали друг друга зеркала. Ум-
ноженные отражениями яркие лампы очерчивали два отражения  Эпикура,  два
отражения мертвеца, лежащего на полу. Отражалась струйка  черной  крови,
медленно выползающая из простреленной головы - черная змейка на  разноц-
ветных квадратиках линолеума. И за непроницаемым окном,  где-то  там,  в
глубине, высокое мелькание далеких огней, шум шагов сверху и, если прис-
лушаться, эхо далеких взрывов.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0588 сек.