Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Александр Бородыня - Похождения рофессора Эпикура

Скачать Александр Бородыня - Похождения рофессора Эпикура

Глава 6. ОБЗОР (продолжение)

   Ночь завершилась чудовищным тропическим ливнем с градом. Струи  горя-
чей воды затопили джунгли. Палатку с красным крестом на  боку  вздуло  и
приподняло над землей. Эпикур проснулся от того,  что  в  его  резиновый
комбинезон медленно просачивалась горячая вода. Отплевываясь и  ругаясь,
он вылез из палатки. В кромешном мраке долго шарил, наконец нашел выклю-
чатель. Вполнакала загорелась одна из фар.
   В стеклянном от падающей влаги мире, над поляной покачивались в своих
надутых комбинезонах спящие гливеры. Перпендикулярно вверх торчали  тон-
кие стволы их автоматов.
   "Скоты! - подумал Эпикур. - И ведь если бы не разработка по проклято-
му этому комбинезону... Так крепко спят, что затопило бы  их,  захлебну-
лись бы, не просыпаясь... Впрочем, умаялись  мальчики!..  Целый  день  в
тропиках в резине ходить... - Эпикур почувствовал,  что  ему  становится
грустно... - А ведь раньше, лет пятьсот назад, здесь была средняя  поло-
са, и называлось это место то ли Западная, то ли Восточная  Европа...  И
никаких тебе джунглей!.."
   По пояс в воде, голый, потерявший где-то фуражку, с  громким  плеском
Нарцисс проверял караулы.
   - Стой, кто идет!? - слышалось из темноты, и гремел затвор.
   - Абонированный импульс! - слышалось в ответ трезвое слово пароля.
   - Частота?
   - Триста.
   - Проходи!
   - Почему на посту стоишь, когда должен лежать!? - долетали до Эпикура
грозные речи секретчика.
   - Так где же здесь ляжешь!? - оправдывался гливер.
   - Обязан, лечь! - настаивал Нарцисс. - Ты утонуть на посту обязан,  а
букву параграфа выполнить.
   - Что я, мумми-смертник, - бубнил часовой. - Что я могу, когда ноги в
жиже скользят!
   - Молчать! С кем разговариваешь?! Как стоишь!? Как щуришься!?  Что  в
зубах!? Почему не вижу потухшей трубочки? Ясно же в уставе сказано: "Ча-
совой обязан иметь в зубах, в левом уголке рта потухшую трубку или  тру-
бочку!"
   Эпикур полез обратно в палатку, поймал плавающий планшет из  крокоди-
ловой кожи, пристегнул пояс с кобурой, выбрался наружу и ловко для своей
комплекции взобрался на дерево, в наблюдательное гнездо. В гнезде оказа-
лось сухо, пахло соломой. Эпикур посветил фонариком. Часовой спал, поло-
жив голову на пулеметный диск. Не выключая  фонарика,  ротный  устроился
поудобнее и открыл планшет, но погрузиться в размышления над будущим бо-
ем мешал навязчивый горько-сладкий запах этих ядовитых плодов. Плоды ви-
сели тут же, рядом с гнездом, достаточно было только протянуть руку.
   В резиновой клешне часового был зажат огрызок.
   "Ага, нарушаем!?" - подумал Эпикур.
   - А почему живой в таком случае? - спросил  он,  тряхнув  спящего  за
плечо. - Плоды жевал?
   - Жевал. - Часовой расплылся в сонной улыбке.
   - Ну и как они, плоды?
   - Ох, как вкусно!.. - часовой даже облизнулся. - Освежают!.. - и  тут
же весь подобрался, отодвинул железный диск. - Нарекания будут?
   - Ну ладно, ладно... - успокоил его Эпикур. - Вкусно - это не значит,
обязательно запрещено!.. Но, если ты ел плоды, то почему же ты живой,  я
тебя спрашиваю?! Почему живой-то?
   - Тише!
   - Часовой беспокойно заерзал, припадая к резиновому  наглазнику  инф-
ракрасного прицела своего пулемета. Внизу под деревьями все еще слышался
плеск, и гнусавящий голос  Нарцисса  распекал  очередного  часового.  Но
больше ничего, даже ветра не было. Подождав с минуту,  Эпикур  отстранил
гливера и сам заглянул в прицел. Увеличение было стократным.  Один  глаз
Эпикур зажмурил, а перед другим поплыли фигуры  грилей.  Грили  спокойно
спали в ожидании своих бронежилетов. Зеленые впалые пятна лиц с багровы-
ми натеками век на месте глаз, зеленые руки на  нежно-фиолетовых  облег-
ченных автоматах...
   "Вот сбросят им бронежилеты, и они нас голыми руками... Голыми же ру-
ками... - думал горестно Эпикур. - Ведь мог же в грили пойти,  когда  на
практику назначали, мог... Чего, балбес, не пошел?! Им умирать  запреще-
но. Правда, если уж убьют, то  никакой  тебе  защиты,  никакого  упоения
страхом в диапазоне трехмесячного боя!.."
   - Вы не туда смотрите, ротный! - прошептал часовой.
   - А куда я должен смотреть?.. Я на противника смотрю!
   - В обратную сторону, ротный!.. Вон же она, я ее уже  глазом  вижу!..
Идет, спотыкается... Вон, блесточки между стволов!..
   - Где?!
   - Да, вот же, вот!..
   Громко, на весь лес, на одной болезненной для зубов ноте загудел  вы-
зов рации. Тут же из палатки выскочил Вакси и, не открывая глаз,  защел-
кал множеством тумблеров. Внизу под деревом замигали, переливаясь,  раз-
ноцветные лампочки. Отозвавшись на шум, ударило где-то в лесу  множество
крыл, закаркало множество  птичьих  глоток.  Эпикур,  оцарапывая  живот,
сполз вниз по бугристой коре. Вода почти сошла, она бесшумно впитывалась
в землю и теперь доходила ему только до щиколоток.
   - Я - Гнусный! Я - Гнусный! Говорит рота Эпикура! - кричал в  железку
микрофона Вакси. - Я, Гнусный, перехожу на прием!
   - Я - Соратник, я - Соратник, вторая аудитория! - послышалось из  ра-
ции. - Лаборатория профессора Призо. Гнусный, фиксируйте  свежую  боевую
задачу...
   Эпикур посмотрел на часы, зеленые фосфорные стрелки не оставляли сом-
нений: семь часов утра, в Институте начался рабочий день. Он хотел взве-
сить боевую задачу, но на ум почему-то лез проклятый  Сенека  со  своими
экспериментальными мышами. Сенека в эти самые минуты  решал  аналогичную
задачу только в миниатюре, и проклятому оппоненту ничего не стоило взять
длинным черным пинцетом с зеленого стекла номерную мышь, обозначенную  в
модели, как ротный Эпикур, и острыми хирургическими ножницами перерезать
ей горло. Хотя результаты лабораторных экспериментов никак  не  сказыва-
лись на подлинных полевых условиях, мысль о  Сенеке  показалась  Эпикуру
крайне неприятной.
   - Мне-то что делать? - крикнул с ветки  часовой,  все  еще  ожидающий
взыскания.
   - Записывай, записывай, - Эпикур потрепал Вакси по жирному  плечу.  -
Фиксируй!..
   Рука Вакси, сдавившая в двух пальцах длинную шариковую авторучку, за-
носила в журнал, подсунутый подоспевшим  к  палатке  секретчиком,  текст
приказа:
   "...Вступить в бой с ближайшим отрядом противника, на его плечах  со-
вершить стандартный шестикилометровый марш-бросок и захватить укрепрайон
пряных "Бетон-2". Основная задача - нейтрализация  штаба,  также  обяза-
тельное условие при захвате: уничтожение шахтовых ракетных установок. На
провокации грилей не отвечать. При  возникновении  боевой  необходимости
уничтожать мумми-смертников, не давая им мумифицироваться! Будет обеспе-
чена поддержка с воздуха!.. Как поняли, Гнусный!?"
   Нарцисс стоял без фуражки, навытяжку, лицо его  было  бледно.  Вакси,
откинувшись на спину, застыл в шоке.
   "На плечах противника, - повторил про себя Эпикур.  -  Если  останусь
жив, то диссертация, конечно, в кармане, но останусь ли!?"
   Бултыхаясь в густой темной жиже и вставая пока только на колени, гли-
веры поворачивали головы, как по стойке смирно, в одном направлении.
   - Она идет! - жалостно простонал из своего гнезда часовой. -  Та  са-
мая!
   - Господи! - прошептал Нарцисс. - Я-то думал,  отсидимся,  ну,  кухню
взорвем, ну, холера тропическая, шпионов пару-тройку разоблачим, а  там,
глядишь, неделька-другая, и...
   - Думал, думал... - передразнил его Эпикур. - Не надо думать!
   С треском разворачивалось где-то рядом в лесу множество крыл.  Эпикур
по одной включил на полную мощность все три походные фары, и в их свете,
желтой волной упавшем на затопленную поляну, увидел женщину. Ту самую, в
кожаном платье с блестками, без мандата!
   - Ну, а вам что здесь надо? - раздраженно спросил он. - Вы понимаете,
что по уставу я не имею права даже разговаривать с вами!? Вы для меня не
существуете, у вас нет документов, указывающих на то, что вы  существуе-
те!
   - У меня нет документов, - покивала женщина, - но я заблудилась...  Я
вышла к шоссе, а там никакого шоссе нет, одни  воронки!...  У  вас  есть
карта?
   - Есть, есть у меня карта! Пожалуйста! - Эпикур  вырвал  из  планшета
карту. - Но на ней только наши зоны, вот, смотрите, - он  чертил  ногтем
по карте. - У меня здесь обозначены только пространства, отведенные  под
войну. Общекультурных и производственных объектов здесь нет!.. Вот,  ви-
дите? - он провел ломаную линию по толстой бумаге. - Вот, между  этим  и
этим куском леса, несуществующий для нас  фрагмент  рельефа,  и  на  нем
должна быть ваша дорога, но ее не существует, и вас не существует...
   Он вернул карту в планшет и демонстративно отвернулся.
   - Спасибо, я поняла, - устало сказала женщина. - Я просто  все  время
шла не в ту сторону. Спасибо.
   Где-то очень далеко возник звук. Почти неслышное гудение транспортных
стрекоз.
   - Нужно побыстрее все делать! - суетливо проверяя свой автомат, гово-
рил секретчик. - Когда им сбросят бронежилеты, будет поздно!..
   Дама сомнамбулически покивала, покрутилась на месте, пытаясь  получше
представить себе направление, и ее платье с блестками снова исчезло сре-
ди черных стволов.
   Вакси не без удовольствия обесточил приемник, щелчком крупного  ногтя
раздавив в раздражении один из светодиодов, на чем немного и успокоился.
Эпикур, сверившись с инструкцией, отдал несколько  простых  приказов,  и
спящих грилей просто перекололи ножами. На всех нашелся  только  один  в
бронежилете, но он спал крепко, сжимая в металлических пальцах  автомат.
Эпикур постучал рукояткой пистолета по головному панцирю. Гриль  засопел
и проснулся.
   - Смотрите-ка, звери какие! - послышалось откуда-то сзади восклицание
Вакси. - Варвары!..
   Гриль смотрел сквозь узкие металлические щели в  своей  непробиваемой
маски, и голубые глаза его безучастно мигали.
   - Ну что? - спросил Эпикур. - Нравится?
   Гриль, вероятно, хотел отрицательно покачать  головой,  но  шлем  был
настолько тяжел, что это не получилось, а вышел только легкий неприятный
скрип, на голубые глаза со щелчком упали темно-коричневые пуленепробива-
емые защитные стекла. Эпикур  вздрогнул,  потому  что  руку  его  обдало
чем-то шершавым, горячим и мокрым. Но это была всего лишь собака.
   - Опять ты, Бобочка? - спросил добродушно ротный.
   Бобочка тихо взвыл и потерся об прорезиненную ногу. Эпикур успел отс-
кочить, но только в самую последнюю секунду. Магазин разрывных пуль, вы-
пущенных в упор, в семь мгновений превратил кобеля  в  горку  дымящегося
мяса и шерсти. Гриль, не в состоянии двигаться под тяжестью бронежилета,
не в состоянии даже целиться, бил из автомата бешено и полусонно, рассе-
кая в джунглях узкую просеку кинжальным огнем.
   Постояв грустно над останками пса, Эпикур отошел и присел возле своей
палатки на торчащий из воды матерчатый квадратик раскладного стула.
   - Что делать-то с ним будем? - спросил Нарцисс, указывая на  стреляю-
щего длинными очередями противника.
   - А чего с ним делать?! - Эпикур, не поднимаясь со стула, потуже зас-
тегнул молнию комбинезона, загнал ее под самый подбородок. -  Что  ты  с
ним сделаешь!? Патроны кончатся, нужно будет к трактору подцепить - и  в
яму! Закопаем просто, все равно не убить!
   - Пожалуй, это верно, - Нарцисс уже нашел свою фуражку, и чистил  ре-
зиновыми пальцами лакированный козырек, снимая мокрую землю и пыль посе-
ченных листьев. - Куда ж его такого, если не в яму?
   В небе гудело и  мелькало  крыловыми  огнями  несколько  транспортных
стрекоз. Чуть выше над ними, в окружении крупных звезд, роились бронеко-
марики прикрытия. Открывались, как  розовые  бутоны,  купола  парашютов.
Медленно плыли к земле, падали, цепляясь за ветки, большие черные ящики.
Это были полные комплекты бронежилетов для уже  умерших  грилей.  Кто-то
стонал еще, но Эпикур рассчитывал на память гливеров: солдат обязан,  не
дожидаясь специальных приказаний, добить раненого.  Нарушение  параграфа
влекло за собою серьезное наказание.
   - Звери!.. Негодяи!.. Какая жестокость!...  -  Поднявшись  со  стула,
Эпикур, тяжело переставляя ноги по высыхающей грязи, подошел к причитаю-
щему Вакси. - Мерзавцы!..
   Рассмотрев вблизи картину жуткой казни, Эпикур хотел даже  снять  пи-
лотку, но, вспомнив, что он служит теперь не палачом у мумми-смертников,
а ротным у гливеров, только почесал грязными  ногтями  небольшую  плешь.
Под голой, горизонтально вытянутой черной веткой, в полуметре над землей
медленно раскачивались босые ноги двух женщин. Тела женщин были  окутаны
грубыми мешками, а веревки, на которых они были повешены, чуть поблески-
вали под луной металлом.
   - Какое кощунство, звери! - не унимался Вакси. - Негодяи!..
   - Ладно, - вздохнул Эпикур. - Они были нашими врагами, но даже с вра-
гами... - Голос его застрял вместе с дыханием в горле. - Даже с врагами,
так... - Когда голос вернулся, ротный приказал: - Снять, переодеть и по-
хоронить по-человечески!
   Четверо гливеров быстро и безмолвно выполнили приказ.  Они  рыли  не-
большую двухместную могилу, плевались, пили из фляги холодную воду.  Бе-
лый лунный свет омывал обнаженные тела двух женщин:  старухи,  узловатое
желтое тело которой походило на скрученную детскую  пеленку,  и  молодой
девушки, похожей в своей мертвой наготе на сжатую в кулачок руку младен-
ца.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.127 сек.