Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Александр Бородыня - Похождения рофессора Эпикура

Скачать Александр Бородыня - Похождения рофессора Эпикура

Глава 7. ЛАБОРАТОРИЯ (продолжение)

   Для того чтобы достать из огромного  сейфа  необходимые  инструменты,
Сенека был вынужден погрузиться в железный ящик почти  по  пояс.  Внутри
сейфа было холодно, темно и пахло недавно пролитой  кислотой,  и  специ-
альной мазью "Мышиная сладость".
   Поворачивая внутри сейфа голову, профессор  все  время  натыкался  на
большие тяжелые бутыли со "сладостью", расставленные здесь повсюду.
   - По-моему, эта коробка слева на второй полке! - сказал первый  лабо-
рант. - Но я могу ошибаться!
   Рука пощупала металлическую шершавую стенку, пальцы нервно  пробежали
сверху вниз, отпрыгнули рефлекторно от какого-то разбитого стекла и тот-
час сжались на нужном предмете. За спиной  профессора  Сенеки  отчетливо
взрывались на стенде опытные снаряды, и звенел мышиный писк,  совершенно
неуместный мышиный писк, такой писк  экспериментальная  мышь  производит
только в агонии. Перед тем грызуны вели себя вполне мирно, вовсе не  же-
лая имитировать человеческие страсти и убивать друг друга.
   Сенека пользуясь тонкой длинной пипеткой  обрызгал  шейки  усыпленных
грилей "мышиной сладостью", и, привлеченные любимым лакомством,  гливеры
не заставили себя ждать, устроили грызню.
   "Если я их сейчас же не одену в бронежилеты, -  задыхаясь,  профессор
выкарабкался из сейфа и кинулся к стенду. - Я потеряю  имитацию  боя!  -
Над зеленым стеклом курился неприятный розовый дымок. - Все! Опоздал!  -
профессор горестно опустил руки.- Все слизали, дочиста!"
   Бился последний белый хвост, то сворачиваясь в судорожное кольцо,  то
распрямляясь иглой. Ловко орудуя резцами, активизированные запахом мыши,
одетые в форму роты Эпикура, уже расправились  со  спящими  беззащитными
грилями.
   Наглая мышь в распахнутом резиновом чехле, согнувшись,  сидела  возле
макета палатки, и рядом с ней постреливал маленькими искрами  микромакет
рации. Здесь не было точек и тире, здесь была только имитация  -  слабые
электрические разряды.
   "Мотивации... Должны быть совсем другие мотивации... Но какая  разни-
ца, какие у них были мотивации, физиологические  или  глубоко  духовные,
когда вот так - не успел сейф открыть, а уже у роты  все  клыки  в  кров
и..."
   - Будем фиксировать? - спросил второй лаборант, поднимаясь со  своего
стула.
   -Будем! - буркнул Сенека.
   Лаборант медленными и мелкими почти танцующими шажками обошел  экспе-
риментальный стол и, склонившись над письменным столом,  открыл  тяжелый
номерной журнал, послюнявил открытое чернильное перо,  после  предыдущей
записи перо успело засохнуть. Колпачок закатился куда-то  внутрь  макета
еще пять часов назад, когда профессор грубо оттолкнул проявившего  любо-
пытство лаборанта, теперь слюнявить металлическое перо  приходилось  при
каждой записи.
   - Что пишем? - спросил лаборант и посмотрел вопросительно  на  своего
шефа.
   Маленькие тяжелые бронекостюмы, в миниатюре имитирующие настоящее об-
мундирование грилей, посыпались из перевернутой коробки с  высоты  метра
на зеленое стекло. Мыши-гливеры кинулись врассыпную. В стекле от  ударов
образовалось множество мелких трещин.
   - Пишем так! - сказал Сенека и выпрямился. Он заложил руки за  спину,
скрутил пальцами хлястик своего халата и уже как бы сверху осмотрел  по-
зицию. - Произведен опыт, - он посмотрел на лаборанта, и тот, заглянув в
журнал, показал на пальцах сложную римскую цифру. - Произведен опыт  но-
мер 4356 по программе: "Ибикус-резерв (Развитие в джунглях обычных  гли-
веров против обычных грилей)." Опыт проводился на лабораторных мышах.  В
условиях экспериментальной площадки нарушений не  было...  В  результате
опыта установлено, что обычная лабораторная мышь, даже одетая  в  специ-
ально пошитый чехол (военную форму) и тонизируемая ударами тока, не рас-
положена к агрессии и убийству. Для подлинной имитации боя мне  пришлось
использовать..."
   Между двух металлических пластинок,  обозначающих  вход  в  подземные
бункеры пряных, высунулась острая розовая мордочка вице-губернатора Рау-
ли. Вице-губернатор Раули пошевелил усиками, но под строгим взглядом Се-
неки вздрогнул и моментально ретировался вниз. Он побежал по узкому  ла-
биринту и исчез с глаз.
   "В принципе, данную резню вовсе нельзя назвать победой,  -  размышлял
Сенека, одновременно диктуя лаборанту совершенно иной  текст.  -  Убитые
грили, конечно, понесли некоторый физический урон, они все  умерли...  -
Сенека ни на секунду не сомневался, что действия на его маленьком  поли-
гоне в точности копируют реальность боя, - то есть, они  понесли  макси-
мальный материальный урон, то есть потеряли жизнь. Но  и  грили  понесли
урон, - он чуть не оторвал собственный хлястик,- урон  моральный.  Здесь
действует закон сохранения: всякий убитый несет потери физические,  вся-
кий убийца, таким образом, несет потери моральные. После чего, - он пок-
рутил пуговицу на хлястике и оторвал. - они, так скажем, меняются места-
ми."
   В одной из раскаленных железных коробок все еще скреблась и  пописки-
вала мышь, изображающая мумми-смертника.
   - Что мы записали? - спросил Сенека, поворачиваясь к лаборанту.
   - Мы записали, что шпионы грилей были казнены  грилями,  потому  что,
полностью перевоплотившись в гливеров и впитав  для  лучшей  конспирации
чуждую идеологию вражеской армии, начисто забыли ключевое слово пароля.
   - Как казнены!? - и сам же себе профессор ответил довольным  голосом.
- Повешены! - кончиком длинного белого пальца он покачал двух  подвешен-
ных мышей, маленькое искусственное деревце при  этом  скрипнуло.  -  Так
что, будем считать доказанным, - продолжал диктовать он. -  Шпионаж  как
форма развития диалектической мысли, не  имеет  никакого  смысла.  Любой
шпион работает против своего народа. И чем  лучше  работает  шпион,  тем
больше вреда он наносит снарядившей его родной армии.
   - Кентурио, кажется, издох! - не поднимаясь со своего  стула,  сказал
сонно второй лаборант. - Посмотрите, профессор, не шевелится...
   Осторожно открутив проволочки, Сенека снял с креслица тело полковника
Кентурио, тельце мышки было еще теплым и мягким.
   - Шальная пуля! - сказал он, быстро препарировав тельце на  отдельном
тоже стеклянном столике. - Но, позвольте... Позвольте! - он поднял голо-
ву и обращался почему-то не к кому-нибудь, а прямо к ярко светящей лампе
в серебряном отражателе. - Откуда же шальная пуля-то взялась?
   - Бомбострекозы, по-моему... - предположил первый лаборант,  все  еще
стоящий над открытым своим талмудом. - Но я могу ошибаться.
   - Мы пускали бомбострекозы? - спросил, отворачиваясь от лампы и глядя
на сейф, Сенека. - Что-то я не помню, чтобы мы пользовались авиацией...
   - Условно! - сказал первый лаборант. - Вы же сбросили в джунгли  бро-
нежилеты для грилей, так что, наверное, мы могли бы записать...
   - Что? - спросил Сенека. - Если бомбовый удар был условным, то  каким
же образом пуля? - он показал лаборанту микроскопический осколок  метал-
ла, извлеченный из тельца препарированной мыши. - Впрочем,  может  быть,
это и не пуля, может быть, это инфаркт. Как вы считаете, может  у  нашей
мышки случиться инфаркт?
   Он сидел на высоком своем лабораторном стуле без спинки  и,  подперев
голову, смотрел на макет, а с макета на него смотрела наглая мышь в  ра-
зобранной коричневой резине. Профессор Эпикур даже в этой неестественной
инкарнации умудрился получить удовольствие. Он получил  удовольствие  от
того, что в очередной раз унизил, прижал к стенке и  оскорбил  действием
оппонента.
   В другом конце экспериментального стенда  на  зеркальной  поверхности
двойного озера что-то само по себе происходило, но  ученый  потерял  уже
всякий интерес к научной картине в целом, его интересовал лишь узкий ас-
пект данного широкомасштабного эксперимента.  Он  хотел  расправиться  с
Эпикуром. Что-то больно укололо Сенеку в левую щеку. Он хлопнул ладонью,
посмотрел - никакой крови. Лишь на бугре  Венеры  расплывалось  радужное
металлическое пятно раздавленного бронекомарика.
   "Верно, - подумал Сенека. - Чего сидеть?.. Бомбить надо... Бомбить, и
в атаку... Марш-бросок... Попробуй у меня  марш-бросок!  -  он  погрозил
пальцем наглой мыши. - Сможешь?"
   Лаборанты неохотно  переделывали  скальный  рельеф,  от  рельефа  уже
сильно воняло разлагающимися мышиными трупами дивизии  "Дуглас".  Сенека
сосредоточился на макете. Лупа чуть-чуть дрожала в его руке.  Мышка  под
лупой была в фуражке с кокардой и без комбинезона. Вид у грызуна был не-
зависимый, и он крутился рядом с ненавистным ротным. Он так  же,  как  и
сам ротный, привлекал внимание ученого. С ним тоже  следовало  индивиду-
ально разобраться.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0761 сек.