Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Александр Бородыня - Похождения рофессора Эпикура

Скачать Александр Бородыня - Похождения рофессора Эпикура

Глава 9. В БОЯХ (продолжение)

   Рассвело. Луна погасла, растворилась в побелевшем разгорающемся небе.
На горизонте широкой волной вспучивало кромку неба еще не вышедшее из-за
скал солнце. Эпикур вывел свою роту на опушку и, тщательно замаскировав-
шись, изучал теперь в мощный бинокль белые скалы с раздавленными  солда-
тами дивизии "Дуглас", лощину, поблескивающую заваренными  бронемашинами
мумми-смертников.
   Он пытался рассмотреть окопы пряных, но  ничего  разглядеть  не  мог.
Только торчали через равные промежутки разноцветные треугольные  флажки,
а дальше буграми вздувались бетонные насаждения.
   "Так ты, старуха, и не смогла воспользоваться своими привилегиями,  -
размышлял Эпикур. Глазам его было больно от растущего солнца. -  Никогда
не знаешь, где тебя накроет... Впрочем, хорошая смерть! Для  профессора,
прямо скажем, идеальная смерть!.."
   - Дай-ка бинокль! - попросил Нарцисс. - Дай, погляжу.
   Эпикур отдал Нарциссу бинокль, ползком забрался в кусты  и,  подозвав
санитарку, тихо пошептав ей что-то на  ухо,  накрылся  куском  брезента.
Никто ротного не осуждал. Любовь перед боем не запрещалась и не  поощря-
лась.
   Белое яркое небо быстро наполнялось назойливым гудением бронестрекоз.
Вот, только что всходило в тишине солнце, а вот уже тяжелые  прозрачнок-
рылые машины занимают свои позиции, готовые к бомбометанию.
   - Перехватили приказ! - прошипел Нарцисс, убирая  бинокль  в  кожаный
футляр.
   Эпикур выбрался из-под брезента, оттолкнул голую руку санитарки,  пы-
тающуюся затащить его обратно, и приказал:
   - Стройсь! Короткими перебежками в сторону скал.
   - Я радирую? - спросил Вакси.
   - Да, пусть дадут прикрытие с воздуха... Впрочем, - Эпикур,  приложив
ладонь к глазам, разглядывал небо, - уже не надо, уже дали!
   Гливеры, пригибаясь, побежали один  за  другим  по  открытому  прост-
ранству. Метров сорок до лощины с броневиками. Разорвалась первая  оско-
лочная бомба. Никого не задело.
   Нацепив фуражку, Нарцисс зашагал, даже не пригибаясь, точно по уставу
выставляя ноги "пятками внутрь, носок наружу тяни" - замыкающим. В белом
небе маленький истребитель "пи-пи-эр", пользуясь отсутствием  прикрытия,
ловко сшибал малоповоротливые бронестрекозы. Он налетал сверху  и  жалил
очередью прямо в стеклышко кабины, стрекоза коротко взрывалась и,  теряя
управление,  мягко  скользила  вниз,  складывая  мотающиеся   прозрачные
крылья. Бронестрекоз было десять, и  семь  из  десяти  "пи-пи-эр"  успел
сбить. Вдруг  откуда-то  из-под  солнца  выскочили,  сверкая  магнитными
рыльцами, пять бронекомариков прикрытия, и завязался неравный  воздушный
бой. "Пи-пи-эр" одну за другой исполнял фигуры высшего пилотажа,  больше
ему ничего не оставалось, иначе было не уйти из-под  перекрестного  огня
противника.
   Эпикур при помощи Вакси заправил в ракетницу два самолетных взрывате-
ля, найденных у десантника, и мягким нажатием кнопки отправил их в небо.
Еще одна стрекоза, потеряв управление и задымившись, пошла снижаться над
джунглями. Никакого грохота - только вспышка управляемого снаряда.
   - Нормально, - почти пропел Эпикур. - Теперь в атаку!
   Гливеры легко миновали опасное пустое пространство и, забежав в лощи-
ну, жались к запаянным, раскаленным под солнцем броневикам.
   Позади, за спиной Эпикура ухнуло, он  обернулся.  Медленно  в  воздух
поднимались куски горящего брезента. Разорванное взрывом тело  санитарки
подбросило вверх  и,  зацепившись  за  ветки,  оно  повисло,  истекающее
кровью. Рядом с ботинком Эпикура шлепнулась в песок обугленная рука, вы-
вернутые черные пальцы сплелись в немыслимый кукиш.
   Присев у последнего дерева, Вакси быстро радировал:
   - Необычайно сильные душевные переживания ротного завершились гибелью
предмета переживаний. Над головой ротного неравный воздушный бой, впере-
ди обезумевшая его рота, спрятанная в лощине.
   - Что?! Что он делает? - неслось из рации с придыханием. - Ну,  пере-
давайте же скорее!
   - Он стоит, - отозвался Вакси. - Он стоит, как соляной столб.
   Пи-пи-эру, наконец, удалось сбить один из  бронекомариков,  и  тот  с
адским гулом потерял высоту и врезался в скалы. Полыхнул вдалеке красною
вспышкой взрыв, взметнулось к небу облако желтой пыли. Задыхаясь от  го-
ря, Эпикур дошел до лощины и только тогда взглянул на скалы. Он был  пе-
реполнен таким сильным отрицательным чувством,  что  эпизод  как  нельзя
лучше вписывался в работу. На скалах трудно было не  заметить  движения.
Мелькали плоские каски пряных. Было  видно,  как,  пользуясь  прикрытием
трупов дивизии "Дуглас", солдаты разворачивают пулеметные установки.
   - Нарцисс, я тебе бинокль давал? - спросил Эпикур.
   - Ну, мне, - неохотно отозвался секретчик.
   - Давай его сюда обратно!
   Получив бинокль и выдернув его из футляра, Эпикур  разглядывал  чужую
позицию. Прямо среди бегающих солдат пряных стоял живописец. Он  развер-
нул свой мольберт на железных ногах, установил холст, и теперь,  высовы-
вая язык, облизывая губы, в творческом экстазе смешивал  краски  и  живо
писал что-то, вероятно, поле сражения.
   - Ребята, будьте внимательны, - предупредил  Эпикур.  -  Не  заденьте
случайно художника! Он без мандата, это определенно, его практически  не
существует!
   - Да, ясное... ясное дело... понятно... - загудели гливеры.
   Два бронекомарика зажали "пи-пи-эр" с двух сторон, а  третий,  сделав
петлю, атаковал снизу.
   - Эх! - вздохнул Эпикур. - Летчик, ты летчик!
   Вся рота смотрела в небо.
   - Прыгай, - прошептал Нарцисс. - Прыгай!
   Взорвалась рядом бомба, сброшенная одной из бомбострекоз. Все  упали,
их завалило горячей сорванной листвою и мягкой пылью. Взрывом разнесло и
повалило набок одну из бронемашин. Пользуясь, как прикрытием,  разорван-
ной раскаленной броней, Эпикур опять посмотрел на  небо.  Но  небо  было
чисто.
   Висело в голубом просторе маленькое прозрачное облачко,  сквозь  него
лилось солнце, и только вдалеке, почти у  горизонта,  все  еще  торчали,
уменьшаясь, четыре точки - три бронекомарика прикрытия и стрекоза.
   - Куда ж он делся-то? - удивился ротный.
   Заработали, застукали пулеметы пряных. Полетели фонтанами пыль и  пе-
сок. Зазвенели бока броневиков. Ждать было нечего. Эпикур поднял  гливе-
ров в атаку и сам кинулся первым. Лощина кончилась. До скал  опять  было
неприкрытое пустое пространство - метров сто. Он бежал, задыхаясь,  неч-
ленораздельно орал во все  горло,  орал  одним  бессмысленным  продолжи-
тельным звуком. А позади тяжело топали его солдаты. Как и положено  сек-
ретчику, Нарцисс бежал рядом, по левую руку. Вакси застрял в тылу, прик-
рывая наступление ударами ручных гранат.
   Добежав, наконец, до первого пулемета, Эпикур ногой в тяжелом ботинке
отшвырнул черный дырчатый ствол и ударом кулака оглушил пряного, сжимаю-
щего гашетку. Второй пряный, выхватив нож, кинулся на  ротного,  но  его
остановил выстрел гливера.
   - Слабаки! - довольно прохрипел Эпикур. - Бей их, ребята!
   Над джунглями, виляя и оставляя за собою огненный черный шлейф, вдруг
появился "пи-пи-эр". Самолет сильно кренило, но он все еще держал  высо-
ту. А за ним, тоже дымясь, следовал бронекомарик, пытаясь ударом пулеме-
та свернуть самолету хвост.
   - Пленных, пленных бери! - вопил Нарцисс, но никто не собирался  кол-
лекционировать пленных для чужой докторской.
   Гливеры легко убивали пряных. Минут через двадцать все было  законче-
но. Эпикур построил и пересчитал своих солдат. Тяжелый запах  поднимался
над белыми скалами. Оставалось, не считая Вакси и секретчика, пять чело-
век. Нечего было и думать о создании братской могилы, нечего было думать
об экскаваторе.
   "Как все-таки грустно хоронить своих товарищей по оружию, - размышлял
Эпикур. - И какое все-таки варварство, не давать похоронить товарищам по
оружию товарищей по оружию!.. Впрочем, это отнятие  похорон  тоже  имеет
свое очарование, свою особую прелесть... Так или иначе, что-то надо  ре-
шать с этим свидетельством нашей победы!"
   Двое гливеров, вытащив из щели очередной труп, положили его  и  акку-
ратно перевернули на спину. Лицо мертвеца было сильно перепачкано мелом,
вокруг шеи туго обмотались аксельбанты. Левой ноги не хватало, а в  руке
в почерневших пальцах был зажат  шелковый  носовой  платочек.  Вероятно,
этим платочком полковник Кентурио хотел исправить свою ошибку и  стереть
плевок с воротничка обидчивого губернатора.
   "Хотел, но не успел... - с грустью отметил Эпикур. - Хотел и  не  ус-
пел... Бывает!.."
   Он вынул из мертвой руки платочек и очистил от жирного пота собствен-
ный пылающий лоб. На уголке платочка было алой ниткой изящно вышито  ма-
ленькое сердце и проставлены инициалы.
   - Ребята, давайте-ка, снесем всех в штабель! - скомандовал он. - Нет,
пряных не трогать, пусть валяются!
   - А "дугласов"? - спросил кто-то из гливеров, брезгливо затыкая нозд-
ри.
   - А "дугласов" вместе с нашими! Как ты себе думаешь?  В  одном  строю
несем боевую вахту! Стой, а где этот, художник!? Художник, как стоял пе-
ред своим мольбертом, так и теперь оставался там. Работа его - батальное
полотно - быстро продвигалась вперед.
   С железной ноги мольберта на ниточке свешивался небольшой пластиковый
пакет. В пакете находилось удостоверение. Легко прочитывались буквы, вы-
давленные по белому ледерину: "Художник-баталист, вторая категория."
   - Ну, слава Богу, с мандатом! - вздохнул Эпикур. Он подошел к  худож-
нику и спросил: - Не мешают мои ребята? А то мы можем убраться!
   - Нет, ни в коем случае! Вы  все  уместились!  -  задумчиво  художник
смотрел куда-то в небо. - Знаете, чего мне не хватает? - взгляд его мед-
ленно двигался по полю сражения. - Я немного не успел, нельзя ли  повто-
рить бой?!
   - Сложновато! - Эпикур поскреб затылок. - Но попробуем! Вы  подождите
немного, а я пока парламентера за противником пошлю!
   - Конечно-конечно! - закивал довольно художник. - Я вполне  могу  по-
дождать.
   Вручая Нарциссу белый шелковый платок с алым сердцем и инициалами да-
лекой подруги полковника Кентурио, Эпикур сказал:
   - Придется тебе идти! Расскажи, что художник работает, монументальная
живопись, мол, не в службу,  а  в  дружбу!  Пусть  пришлют  человек  де-
сять-пятнадцать похилее! А то он работу закончить не может!..
   Удобно устроившись в неглубокой каменной выемке,  Эпикур  наблюдал  в
бинокль, как Нарцисс в наглухо застегнутом комбинезоне и фуражке идет по
открытому пространству маленького каменного плато. Как  ветерок  полощет
белый шелковый платочек в его высоко поднятой руке.  Секретчик  упал  на
спину и выронил платок. Фуражка полетела с головы и  колесом  покатилась
по камню. Нарцисс был убит почти в упор из  крупнокалиберного  пулемета.
Из выдолбленного в скале окопа на четвереньках выполз солдат в облегчен-
ном бронежилете. С большим трудом он подобрался к телу убитого  офицера,
поднял платок, вынул из кармана парламентера удостоверение.
   В мощный бинокль было  видно,  что  губы  Нарцисса  шевельнулись,  он
что-то сказал, и из горла хлынула кровь.
   "Неужели, не пришлют?! - удивился про себя Эпикур. - Неужели,  им  на
искусство наплевать?! Всего-то человек десять надо! Мы  бы  их  зарезали
тихо, а парень бы холст свой закончил. Неужели, все-таки наплевать?!"
   Он видел в бинокль, как пряный железным жуком медленно  вползает  об-
ратно в окоп. Прошло минут пятнадцать.
   - Идут! - констатировал Вакси, зачехляя свою рацию. - Ты  сколько  их
просил прислать?
   - Десяток! Раз, два, три... - шептал Эпикур. - Двадцать восемь, двад-
цать девять... Они что, с ума сошли?
   - Неприятно, конечно, - вздохнул Вакси. - Может, отступим?
   - Не было приказа! Противоречит разработке.
   Блестели под солнцем и надвигались округлые белые бронежилеты.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0434 сек.