Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Сергей Павлов - ЧЕРДАК ВСЕЛЕННОЙ

Скачать Сергей Павлов - ЧЕРДАК ВСЕЛЕННОЙ

                                   ГЛАВА 5

     Работали  сосредоточенно,  молча.  Готовить  станцию  к   ТР-передаче
молчаливо, без суеты почиталось правилом хорошего тона.
     Переключая клавиши с бесстрастием автомата, Глеб незаметно поглядывал
на внимательные лица товарищей. Ему было уже безразлично то, что он делал,
но работал он, как и прежде, точнее и быстрее других.
     У Кветы и Гоги сначала что-то не ладилось, однако вмешался Туманов, и
все вдруг наладилось. В глубине шахты по-шмелиному густо и нудно зажужжали
эритроны. Глеб машинально отстучал на клавишах программу стабилизации,  не
поворачивая головы, покосился на экраны экспресс-информаторов, откинулся в
кресле. Восемь минут, пока прогреваются эритроны, он со спокойной совестью
мог разглядывать потолок. Или дверь. В эту дверь скоро войдет Астра.
     Вместе с Астрой появится и надолго останется здесь сладковатый  запах
белой акации. Астра войдет  и  уйдет,  а  сладковатый  незабываемый  запах
останется. И непонятная боль...
     Если уж честно во всем разобраться, никаких  таких  сложностей  между
ними и не было. Не было  пылких  признаний  и  сентиментально  космических
клятв. Только однажды  был  берег  лагуны  теплого  моря,  широкой  темной
лагуны, полной отраженных звезд. Вниз и вверх - звездная бесконечность.
     - О, далеко как до них!..
     Он ответил, что далеко. Что трудно даже представить, как  далеко.  Но
сделаем ближе. Сделаем  -  рукой  подать.  Ну  вот  как  здесь,  зачерпнул
пригоршней - и готово. Миры на ладонях.
     - Верю, Глебушка, верю. Слышишь, кто это жалобно воет там, за дюнами?
Слышишь?
     - Это какой-нибудь зверь. Потерял след на охоте.
     - Красиво здесь... Будто бы на краю звездной пропасти. Темно, красиво
и жутко.
     - Я рядом. А то, что жутко, где-то в песках, далеко...
     Да, верно, тогда он был рядом. И казалось, так будет всегда,  но  это
только казалось... Дважды она появлялась на станции  и  дарила  ему  (как,
впрочем, и всем остальным) шершавую колкую ветку акации - мелкие листья  и
пышные гроздья белых пахучих цветов. И говорила много о звездах.  Миры  на
ладонях... А он молчал. Потому что до звезд по-прежнему было еще далеко.
     Когда она улетала с "Зенита" на  "Дипстар",  он  чувствовал  странное
облегчение. А потом опять начинал ее ждать. Работал до полного изнеможения
и отчаянно ждал. Ожидание тянулось  месяцами,  потому  что  ТР-перелет  на
"Дипстар" - девять секунд,  а  на  обратный  рейс  фотонно-ракетной  тягой
уходили недели и месяцы (создавать обратный ТР-передатчик на "Дипстаре" не
было особой необходимости). Потом для нее - а значит, и  для  него  -  все
начиналось сначала: "Зенит" - "Дипстар" -  Диона  -  Земля  -  Меркурий  -
"Зенит" - ветка белой  акации.  Карусель!  И  он  ничего  не  мог  с  этим
поделать. Остается одно: жалобно взвыть. Это  финал  потерявшего  след  на
звездной охоте...
     - Глеб Константинович Неделин, - негромко позвал Туманов. -  Я  прошу
вас очнуться, коллега, и  посмотреть,  что  происходит  на  вверенном  вам
участке эрпозитации.
     Глеб улыбнулся - так  сначала  всем  показалось.  Но  вот  он  поднял
голову, и сразу стала понятной разница между  улыбкой  и  судорогой  лица.
Рванувшись из кресла, он вскинул кулак над хрупкой клавиатурой...
     Зашипел дверной механизм - дверные створки уехали в стены.
     Глеб медленно разжал кулак и,  пошатываясь,  будто  с  тяжелого  сна,
повернулся к пульту спиной. Встретил глаза  цвета  раннего  зимнего  утра,
покорно принял ветку белой акации, поцелуй и  упрек,  смысла  которого  не
уловил. Подошел  незнакомец  с  аккуратненькой  черной  бородкой,  сказал:
"Казура. Можете называть меня  просто  Федотом",  -  и  протянул  руку.  У
незнакомца молодое белое лицо. Одет  он  был  в  черный  парадный  костюм,
словно минуту назад покинул зал заседаний парламента. Вошли  Калантаров  и
Дюринг  -  глава  медицинского  сектора  базы  "Аркад",  известный   среди
ТР-физиков  под  негласным  прозвищем  Фортепиано,  вернулся  Валерий.   В
диспетчерской стало шумно и тесно.  Кто-то  с  кем-то  знакомился,  Дюринг
острил. Валерий помалкивал, Калантаров рассеянно слушал  рапорт  Туманова,
Астра и Квета оживленно о чем-то беседовали с  чернобородым.  Чернобородый
сиял и смущался. Глеб медленно приходил в себя.
     - Вот, собственно,  и  все...  -  закончил  Туманов,  раздумывая,  не
пропустил  ли  он  чего-нибудь   существенного.   Пощелкал   пальцами.   -
Результаты, кроме сегодняшних, разумеется, задокументированы, приведены  в
порядок по халифмановской системе. Вы сможете ознакомиться с ними  в  зале
большой кинотеки.
     - Спасибо, я посмотрю, - сказал Калантаров. - Сами-то вы смотрели?
     -   Мы   провели   сравнительный    анализ    двенадцати    последних
эр-позитаций...
     - Превосходно! Каков результат?
     - Я говорю об эффекте Неделина, - осторожно пояснил Туманов.
     - Я понял.
     - За последний месяц работы эр-эффект стал проявлять  себя...  э-э...
несколько чаще. Однако найти причину перерасхода энергии на малой тяге  мы
пока не смогли.
     - Только на малой? - быстро спросил Калантаров.
     - Да. На стартовой тяге все было в норме и никаких спорадических...
     - Ну хорошо, - вздохнул Калантаров. - Вернемся к обсуждению  эффекта.
Продолжайте, слушаю вас.
     - Я не совсем понимаю, - Туманов развел руками. - Если вас интересуют
причины перерасхода энергии...
     - Нет,  дорогой  мой  Кирилл  Всеволодович,  -  мягко  остановил  его
Калантаров. - Идеи ваши меня интересуют. Мысли, гипотезы, предположения...
все, что угодно, вплоть до фантастики. А?
     - Ну... - Туманов пожал плечами. - Я запросил бы "Дипстар". На  малой
тяге, дескать, подозрительный эффект...
     - Сделано. Дипстаровцы в недоумении. Передают  Неделину  восторженные
поздравления. Дальше?
     - Шеф, это очень важно?
     - Да.
     - Но почему?
     Калантаров помедлил с ответом.
     -  Потому  что  геноссе  Топаллер  прав,  -  тихо  сказал  он.  -   К
сожалению... Но ближе к делу. Первый наивный вопрос:  можно  ли  объяснить
перерасход энергии на  целый  порядок  -  на  целый  порядок!  -  за  счет
неточности фокусировки эр-поля?
     Туманов слегка растерялся, но быстро взял себя в руки.
     - Нет, - сказал он. - При переходе на  стартовую  тягу  такая  ошибка
привела бы к печальным последствиям. Впрочем, вы это знаете лучше меня.
     - Второй наивный вопрос: каков характер возникновения эффекта?
     - Спорадический.
     - Ситуация занятная, не правда ли? - В глазах  Калантарова  появилась
гипнотизирующая задумчивость. - После многих лет  работы  с  ТР-установкой
вдруг ни с того ни  с  сего  открываем  новый  эффект.  И  платим  за  это
рекордным перерасходом энергии. Но с облегчением узнаем, что  этот  эффект
проявляет себя только на малой тяге. Да  и  то  не  всегда.  Так  сказать,
спорадически. То он есть, то его нет. И ни техника, ни операторы в этом не
виноваты. Эффектом пренебрегают, потому что он не мешает стартовой тяге. И
еще  главным  образом  потому,  что  никто  не  может  найти  причину  его
появления. Но разве можно что-нибудь найти не думая?
     - Одна из особенностей гиперпространства,  -  высказал  предположение
Туманов.
     - К примеру?
     - Ну... назовем эту особенность вязкостью.
     -  Не  было  ни  гроша,  да  вдруг  алтын.  Сколько  лет  работаем  с
гиперпространством, а вот его вязкость только сейчас пришлось  помянуть...
Вы верите, в чудеса? Нет? Я тоже. Думайте, коллега, думайте...
     Туманов молчал. Калантаров зорко оглядел присутствующих и  направился
к Гоге.
     Гога словно бы нехотя привстал и вяло ответил на приветствие.
     - Ты нездоров? - спросил Калантаров.
     - Взгляните сами, - Гога показал язык.
     - Я не специалист, меня вполне устроила  бы  более  популярная  форма
ответа.
     - Минуту  назад  мсье  Дюринг  осмотрел  эту  деталь  моего  ротового
отверстия и весьма остроумно заметил, что молодцы, подобные мне, в прошлом
предпочитали службу в лейб-гвардии. Что такое лейб-гвардия, шеф?
     - Кажется, род опереточных войск. Ты не в духе сегодня?
     - Нет, у меня все нормально... - Гога показал глазами на Глеба.  -  А
вот ему плохо. Очень плохо, шеф...
     Глеб уловил, что разговор о нем, бросил  ветку  акации  в  кресло  и,
упрятав кулаки в карманы, побрел к выходу. На лице Калантарова  проступило
выражение озабоченности.
     Астра внезапно утратила к беседе всякий интерес. Чернобородый  Казура
подобную перемену не мог  не  заметить  и,  как  это  иногда  случается  с
застенчивыми людьми, обиделся и перестал смущаться. Квета  слушала  его  с
возрастающим  удивлением  и  симпатией.  Федот  Казура  был  действительно
великолепен и поражал воображение. Гога чувствовал себя несчастным.
     Калантаров подошел к Туманову и тихо сказал:
     - Давайте сверим часы... Совпадает? Отлично. Ровно через час проведем
эр-позитацию на малой тяге. Я, вероятно, буду отсутствовать.






 
 
Страница сгенерировалась за 5.6163 сек.