Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Айно Первик. - Чаромова

Скачать Айно Первик. - Чаромова

       --  Ах ты дуреха! Не  хватает еще  и тебе морской  чумой заразиться! --
укоряла Чаромора чайку.
     Потом  она снова  углубилась в  работу и уже  ничего не замечала вокруг
себя.
     Долго  трудилась  Чаромора, но вот, наконец, вода вокруг острова  снова
заголубела.  У  кромки  воды  желтел  песок,  прибрежные   валуны  светились
чистотой, снова отливали зеленью камышовые заросли.  Рыбы радостно сновали в
чистой воде, чайки садились смело на ее поверхность.
     Все было как прежде, и только Чаромора неузнаваемо изменилась.
     Она  и  всегда была тощей,  теперь же от нее остались и  вовсе кожа  да
кости. Волосы  ей подпалило еще в трубе.  Обгоревшие лохмотья одежды  были в
саже и к тому же были забрызганы мазутом.
     -- Ах  ты моя горемычная!  --  пожалела  себя Чаромора.--  Всем  теперь
хорошо, только вот ты лохматая да чумазая, как старая ведьма.
     Появиться в таком виде перед капитаном ей не хотелось.
     И Чаромора отправилась бродить по берегу моря.  До чего же приятно было
смотреть на  чистое побережье! Прозрачные волны с тихим шорохом наплывали на
белый песок. В лучах  солнца море переливалось и мерцало. Сосны тихо шумели.
В небе на все голоса радостно заливались птицы.
     Чаромору  охватил блаженный покой. На  своем  веку  она  спасла  немало
жизней, но никогда еще не  испытывала  от  этого такой радости. Что из того,
что сама она грязная и в лохмотьях? Зато море снова прозрачное и птицы живы.
     Сердце ее наполнилось тихой радостью, и  Чаромора  направилась к  дому.
Грабли она несла на  плече, чайка кружила над ее головой. Глаза на грязном и
худом лице Чароморы сияли, как звезды.
     Подходя к  избушке,  Чаромора заметила, что из  трубы вьется дымок. Это
хозяйничал капитан. Старуха прислонила грабли к навесу и устало вошла в дом.
Там ее уже ждал накрытый стол.
     --  Ну-ну,--  сказала  Чаромора  капитану,--  посмотрим, что  из  этого
получится. Еще никогда раньше возле моего острова не было мазута. Но  одно я
тебе скажу твердо: я смертельно устала от этих вечных придирок и ссор.
     -- Я тоже, дорогая Эммелина,-- произнес капитан от всего сердца.
     -- Сам  видишь, к чему это  привело,--  сказала Чаромора.-- А если бы я
задохнулась в той злополучной трубе!
     -- Ох, если бы я не напустил этого пара! -- виновато вздохнул капитан.
     -- А я не оставила бы тебя одного на острове! -- откликнулась Чаромора.
     -- И в этом виноват я,-- ответил Трумм.
     -- Нечего мне было ворожить, чтобы ты заблудился в лесу.
     -- А что тебе оставалось, если я сломя голову ринулся невесть куда.
     --  Ох, если бы я не стала плутовать  в "Кругосветном путешествии"!  --
пожалела  Чаромора.--  Вот  с этого все  и пошло. Лучше  уж нам беречь  друг
друга.
     -- Я согласен,-- ответил Трумм серьезно.-- Но я должен еще  признаться,
что  пар смыл  с  рукописи  твоей  будущей книги все буквы. Остались  только
чистые белые листы.
     -- Вот и хорошо! -- воскликнула Чаромора.-- Вот мы и избавились от нее.
Какая же мука -- сидеть над этой книгой!
     -- Но, дорогая Эммелина, как же так! -- растерялся Трумм.-- Разве ты не
запишешь свои рецепты?
     --  Как же ты  не понимаешь,-- ответила Чаромора,--  с любыми рецептами
нужно обращаться  очень осторожно.  Что  хорошо для одного, может обернуться
бедой  для  другого. Даже я не всегда могу предугадать, как  дело обернется.
Мне не  было бы ни минуты покоя, если бы все знали про снадобья то, что знаю
я, старая опытная чародейка.
     -- О да,-- ответил грустно Трумм,-- когда  ты так говоришь, то все твои
слова  кажутся мне справедливыми. Но ведь  нужно что-то  делать, чтобы  всем
было хорошо!
     Чаромора ласково  улыбнулась  погрустневшему  капитану.  Она подошла  к
очагу. На плите  томился  сваренный Труммом обед. Чаромора  подняла крышку и
заглянула в кастрюлю.
     -- Ну-ну,-- довольно произнесла она,-- грибы с подливкой -- это как раз
то, о чем я мечтаю после всех этих передряг!
     Чаромора помылась, переоделась и, подойдя к зеркалу, стала разглядывать
себя.
     -- Надо бы достать  корней лопуха и заварить настой. От него мои волосы
быстро бы отросли,-- сказала она.
     --  Я думаю, что у моих лопухов корни уже выросли и окрепли,-- произнес
Трумм грустным голосом.
     --   Вот  и  прекрасно!   --   просияла  Чаромора.--  За   всеми  этими
неприятностями я совсем забыла о твоих лопухах.
     Они сели за стол. Грибы оказались  очень вкусными,  но, несмотря на все
похвалы, Трумм оставался печальным.
     --  Не насмехайся  надо  мной,  Эммелина,--  ответил  он  на  замечание
Чароморы, что еще никогда в жизни она не ела таких вкусных грибов.
     А  когда Чаромора предложила  ему выпить  капли от печали,  Трумм  даже
рассердился.
     -- Так  тоже  не годится,--  сказал  он,--  у  меня  многое  получается
шиворот-навыворот, а тебе приходится исправлять. Когда же я начинаю страдать
от этого, ты хочешь успокоить меня ложкой лекарства. И все может повториться
сначала.  Не  утешай  меня,  пусть  сердце поболит,  а я подумаю,  что  мне,
капитану Трумму, нужно сделать самому, чтобы все было хорошо.
     -- Ты  мог  бы побольше  рисовать,-- предложила Чаромора.--  Право, мне
очень нравятся твои картины.
     -- Ну какой из меня художник,-- грустно произнес капитан.-- Мои картины
безжизненны.  Да  ты и  сама это знаешь,  чем бы я ни  занялся, во всем  мне
приходится  потом  разочаровываться. Как  бы  мне  хотелось  заняться делом,
которое никогда не обманет!
     Эти  мысли совсем расстроили капитана Трумма. Взволнованный,  бродил он
но острову, все глядя на море, но смятение его не проходило.
     Чаромора издали следила за  капитаном,  и сердце ей  сжимала тревога за
него.
     То были трудные дни.
     Как-то тревожным  утром капитан  Трумм  проснулся  позже, Чаромора  уже
успела  побывать  у моря. Лицо  ее разрумянилось,  одежда  пропахла  морским
ветром и медом, а в руках была целая охапка цветущего шиповника.
     -- Взгляни-ка,-- сказала Чаромора.-- Уже зацвел шиповник.
     Она поставила букет в  вазу и присела на краю кровати рядом с капитаном
Труммом.
     -- Может,  ты хочешь снова плавать по морю? --  спросила она.-- Я могла
бы снова сделать тебя молодым, полным сил, если ты этого желаешь.
     -- А себя ты тоже сделаешь молодой? -- спросил капитан.
     -- Нет,-- ответила Чаромора.-- Я  должна оставаться старой волшебницей.
Мало ли кому я могу еще понадобиться.
     -- Но ты ведь будешь ждать меня, пока я снова не  состарюсь? -- спросил
капитан.
     --  Нет,--  ответила Чаромора.--  У  тебя испортится характер, если  ты
будешь знать, что в конце жизненного пути тебя ожидает старая ведьма.
     Капитан глубоко задумался.
     -- В таком случае я никуда не уйду,--  вымолвил  он наконец.-- Я  давно
уже не мальчик,  а  если говорить честно, то мне совсем не хочется  снова им
стать. На своем веку я потерпел уже достаточно кораблекрушений.
     Теперь Чаромора позвала  капитана во двор. А там его  ждал  сюрприз. На
солнышке  среди цветущих  кустов  шиповника  стояли  два улья. Чаромора  еще
затемно привезла их из-за моря с Большой земли.
     Капитан подошел к  ульям и стал смотреть, как снуют  пчелы  на лотке  у
входа,  как летят они к цветам шиповника и, нагруженные нектаром и цветочной
пыльцой, снова прилежно возвращаются в улей.
     --  Я давно хотела привезти на остров  пчел,-- сказала  Чаромора.-- Это
ведь такие умные создания, и пчелиный  мед  -- лекарство от девяти  недугов.
Только вот с ними ужасно много хлопот.
     -- Вот  я  и буду этим заниматься,-- ответил  капитан, и  в  его голосе
послышалось странное облегчение.
     -- Но для  них нужно  сеять медоносные  растения,-- сказала Чаромора.--
Ведь тут, на острове, их не так много.
     --  Я сам буду сеять!  -- воскликнул Трумм.-- Вот об этом-то я и мечтал
всю жизнь -- растить для пчел медоносные растения. Как же  я раньше этого не
понял! Ведь вся моя жизнь чуть не прошла напрасно!
     Счастливый Трумм обнял свою Чаромору и чмокнул ее в губы.
     Стояло чудесное летнее утро. Воздух над островом золотился и звенел.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0911 сек.