Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Айно Первик. - Чаромова

Скачать Айно Первик. - Чаромова

       Начальник  аэропорта,  с  трудом  прокладывая себе  дорогу  среди птиц,
спешил к Чароморе.
     --  Вы  спасли  от  верной гибели  триста пассажиров  и  два экипажа,--
воскликнул он, обращаясь к ней.
     -- Не забывайте: погибли бы и птицы,-- перебила его Чаромора.
     -- Что  правда,  то правда,-- сказал начальник  аэропорта,--  но как вы
узнали, что птицы прилетят на аэродром?
     -- Я предчувствую приближение больших несчастий,-- ответила Чаромора.--
К  сожалению, на этот раз  сигнал был очень  смутным, я только  в  последнюю
минуту поняла, что же должно произойти на самом деле.
     В это время к самолету из Средней  Азии подогнали трап и открыли двери.
На борту  самолета находилась большая группа журналистов,  возвращавшихся  с
конференции.  Едва  сойдя с  самолета,  они  стали  расспрашивать,  что  же,
собствен-
     но, произошло. Узнав,  в чем дело, все  ринулись  к Чароморе. Но путь к
ней преграждала птичья стая. Тотчас защелкали фотоаппараты.
     -- Кыш! -- прошипела Чаромора.
     Дрозды-рябинники послушно поднялись  в воздух и улетели. Журналисты тут
же окружили Чаромору и забросали ее вопросами.
     Однако Чаромора почувствовала смертельную усталость.
     -- Не взыщите,-- сказала она.-- Сегодня я немного перетрудилась, к тому
же, как видите, я  еще не одета. Не перенести  ли нам  нашу беседу на другое
время?
     Она быстро  направилась к машине Трумма. Журналисты следовали за ней по
пятам и не  переставали расспрашивать, но Чаромора  совсем  сникла  и устало
молчала.
     Трумм издали заметил, что Чаромора попала в затруднительное  положение,
и поспешил ей на помощь.  Он отвел  ее в машину и,  прислонившись  к дверце,
вкратце рассказал, как все произошло.
     --  Пусть  они  приходят  в  четверг  полнолуния,--  сказала  Чаромора,
выглядывая из машины.-- А теперь я хочу ехать домой пить кофе.
     Трумм  раздал  журналистам  пачку  своих  визитных  карточек,  где были
указаны его имя и адрес, и они с Чароморой отправились домой.
     Наконец-то наступил долгожданный четверг полнолуния.
     К  указанному  сроку  посетители  заполнили дом Трумма  до отказа.  Тут
сновали  работники телевидения  и кино,  радиорепортеры  и множество  разных
корреспондентов -- из газет,  журналов и  телеграфных агентств.  Во все углы
понатыкали огромные  софиты и  всевозможные камеры. Телевидение намеревалось
транслировать в эфир прямую передачу, киношники хотели  заснять Чаромору для
кинохроники. Интерес к Чароморе был необычайно велик.
     К этой встрече Чаромора начала готовиться с утра. Она приняла ароматную
ванну и умастилась разными кремами и эмульсиями.  Наряжаясь, она нетерпеливо
по всей комнате разбросала  платья и туфли,  цепочки и браслеты, ожерелья  и
заколки, выбирая самые, по ее мнению, красивые. Меньше всего Чаромора думала
о нуждавшихся в лечении ногах Трумма.
     Наступил вечер. На небо выплыла круглая желтая луна.
     В  большой  гостиной  Трумма,   откуда  вот-вот  должна  была  начаться
телепередача,  стояла   нестерпимая  жара.  Включенные  прожекторы   нагрели
помещение  лучше  любой печки. Все  нервничали  до предела,  а  больше  всех
капитан  Трумм,   стоявший  в  окружении  любопытных  журналистов.  Репортер
телевидения  предупредил его,  что коль скоро  Чаромора еще не появилась,  а
передачу пора начинать, то для затравки он задаст несколько вопросов Трумму.
     И вот передача началась.
     --  Уважаемые  телезрители!  --  сказал  репортер,  глядя в объектив.--
Сегодня вечером мы с вами станем свидетелями
     необычайных событий. Для начала скажу только, что нас ожидает встреча с
волшебницей... Нет-нет, я не  шучу!  А  пока  побеседуем с  одним  достойным
человеком. Его странное увечье привлекло к себе  серьезнейшее внимание  всей
мировой медицинской науки, но помочь ему она оказалась не в силах.
     Тут он повернулся к разрумянившемуся от волнения Трумму.
     -- Расскажите нам, уважаемый капитан, как вы познакомились с Чароморой?
     --  Благодарю,  прекрасно!  --  ответил  Трумм. Он  так  растерялся  от
окружавшей его  сутолоки, что  даже  не понял, о  чем  его репортер спросил.
Трумм подумал, что поинтересовались его здоровьем.
     Но тут распахнулась дверь, и взгляды  всех присутствующих  обратились к
двери.
     Павой  вплыла  Чаромора.  Свои  растрепанные  космы  она  расчесала   и
выкрасила  в зеленый цвет.  Ядовито-зеленые пряди  колыхались  и развевались
вокруг головы  Чароморы, словно морские водоросли.  А сама  она  с головы до
пят, словно чешуей,  была  увешана цепочками и побрякушками,  так что платья
почти и не видно было. При каждом ее движении они бренчали и звенели.
     Чаромора,  не  ожидая приглашения,  подошла  к  ближайшему микрофону  и
произнесла:
     --  Теперь вы  видите  меня.  Я  и есть  Чаромора.  Молодой  журналист,
оказавшийся рядом с ней, спросил:
     -- Как мы все прекрасно знаем, волшебников не бывает. Любопытно, как вы
относитесь к такой точке зрения? -- И он хитро подмигнул в камеру.
     Чаромора взглянула  на репортера с презрительной  усмешкой и  ничего не
ответила.  Вместо ответа она  как-то  странно повела  руками, и вдруг сквозь
закрытые окна в комнату хлынули пенные морские волны.
     Люди  в  гостиной  страшно  перепугались.  Все кинулись  спасаться. Они
облепили  столы, шкафы, полки,  даже камеры.  И только  один телеоператор не
растерялся и не покинул
     своего рабочего места. Плавая вместе с камерой по комнате, он продолжал
передачу. Благодаря его самоотверженности программа продолжалась. А Чаромора
стояла среди бурлящих потоков, словно бы ничего и не случилось.
     Трумм сидел на телевизоре  и восхищенно наблюдал за происходящим. Рядом
с ним на спинке кресла  балансировал  репортер телевидения.  Перепуганный до
смерти, он крикнул, обращаясь к Трумму:
     -- Уму непостижимо! А что вы на это скажете?
     -- Великолепно!  --  воскликнул Трумм.-- Уже  десять лет я не плавал по
морю, и вот море само пришло ко мне в дом!
     В  комнате бушевал настоящий шторм. Столы, стулья, шкафы раскачивались,
то  и  дело  погружаясь  в воду,  и  все  только тем  и  были заняты,  чтобы
удержаться и не упасть. А в окнах свистел и дребезжал стеклами ветер.
     Чаромора победоносно поглядывала по  сторонам. Ее зеленые волосы  снова
растрепались.
     Потом  Чаромора   успокаивающе  повела   рукой,  и  волнение  улеглось.
Волшебница пробормотала несколько непонятных слов, и вода исчезла, как будто
ее и не было.  Ну, даже капельки  нигде  не осталось, и  ни  один предмет  в
гостиной даже  не намок.  Только  на  ковре трепыхались  несколько маленьких
рыбешек,  а  от брызг  холодной воды  лопнула раскаленная  лампа  одного  из
прожекторов.
     Сконфуженные люди стали слезать со своих временных пристанищ.
     --  Ну-у? -- спросила Чаромора у молодого журналиста, -- Как вы к этому
относитесь?
     -- Невероятно! -- пробормотал журналист и спрятался за чужие спины.
     --  Есть  еще  вопросы? -- спросила Чаромора  и  обвела  взглядом  всех
присутствующих. Вопросов не было.
     -- Тогда приступим к делу,-- сказала Чаромора и подняла вверх обе руки.
Браслеты со звоном соскользнули вдоль рук к плечам.
     Что-то напевая, Чаромора стала покачиваться всем своим  костлявым телом
из стороны в сторону. Украшения мелодично позванивали.
     Сначала  Чаромора  покачивалась  на месте,  потом стала кружить  вокруг
кресла, в  котором сидел Трумм. Люди смотрели на нее словно  зачарованные, и
телеоператорам понадобилось  все их самообладание, чтобы работать в подобной
обстановке.
     Сначала  Чаромора  описывала  вокруг  Трумма  большие круги, потом  все
меньше и меньше и  наконец неподвижно застыла перед  ним.  Все непроизвольно
наклонились  вперед, замерли и впились в нее глазами. Чародейка забормотала,
и, хотя никто не мог  разобрать слов, у  присутствующих  стали подергиваться
ноги. Вдруг Чаромора громко вскрикнула.  От  неожиданности все вздрогнули, а
Трумм с перепугу  вскочил на ноги и так и  остался стоять перед Чароморой --
твердо и уверенно.
     Трумм исцелился!
     Публика пришла в восторг, но в то же время всем было как-то не по себе.
Каждый старался  украдкой  взглянуть  на свои ноги, кое-кто даже ощупывал их
руками. К счастью, у всех они были в полном порядке.
     -- Мы стали сейчас свидетелями необычайного,  ошеломляющего  события,--
начал  репортер телевидения, когда немного пришел в себя от  потрясения.-- В
это трудно было бы поверить, если бы все это не произошло на наших глазах. В
результате несчастного случая капитан Трумм страдал неизлечимым недугом. Ему
было сделано  около двадцати операций, но  они не принесли ему облегчения. А
сейчас здесь мы  с вами увидели,  как он  вылечился  за несколько мгновений.
Расскажите, пожалуйста, как вам это удалось? -- обратился он к Чароморе.
     Репортер протянул руку с микрофоном  к Чароморе, стараясь сам держаться
от нее как можно дальше.
     --  Эта болезнь  была  вызвана  внутренним  недугом.  Как вы  видели, я
просто-напросто сказала несколько слов,-- ответила Чаромора.
     -- Вы можете так лечить и другие болезни?
     -- Конечно,-- произнесла Чаромора.-- Но  я все-таки предпочитаю  лечить
травами.
     Журналисты,  толпившиеся вокруг них, торопливо записывали,  стараясь не
пропустить ни одного слова.
     -- Известен ли вам секрет вечной молодости?
     -- Разумеется,-- важно ответила Чаромора. Молодой журналист, которому в
начале передачи Чаромора дала по носу, язвительно спросил:
     --  Почему  же вы  не примените его к  себе? Чаромора так взглянула  на
журналиста, что у него мурашки по спине забегали.
     -- Стоит  мне вернуть мою молодость, как я тотчас лишусь накопленных за
долгую  жизнь  знаний  и опыта.  Я  предпочитаю  быть мудрой и  старой, а не
молодым несмышленышем.
     -- А знаете ли вы секрет бессмертия? -- послышалось со всех сторон.
     --  Знаю,--  ответила  Чаромора  и  послала   в  камеру  очаровательную
улыбку.--  Увы,  нам заказано преступать  законы  природы. Это  принесло  бы
только горе и несчастье. Ведь трудно предугадать последствия всех поступков.
     --  А  накликать болезнь  на  чью-либо  голову  вы  можете? --  спросил
журналист с блестящей, как бильярдный шар, головой.
     -- Какую пожелаете,--  ответила Чаромора  и  усмехнулась.--  Вы  только
назовите имя своего недруга и хворь, которую хотели бы наслать на него.
     У журналиста с лысиной  было несколько "добрых"  коллег и начальник, на
которых  он с величайшей радостью  наслал  бы  чесотку,  но, конечно же,  не
публично,  не с телеэкрана,  а  как-нибудь тайком, исподтишка. Чаромора  его
сразу раскусила.
     --  Да  нет,  я  просто  так поинтересовался...--  пробормотал лысый  и
углубился в свои заметки.
     Не  переставая  жужжали   камеры,  щелкали  фотоаппараты.  Передача  по
телевидению продолжалась  уже четвертый час  сверх отпущенного времени.  Все
работники телевидения как завороженные сидели у своих аппаратов, и ни у кого
не поднималась рука прекратить эту передачу и начать следующую.
     -- Мы слышали о самых разных магических предметах,  о  таких, например,
как  философский  камень  или заколдованное  кольцо, волшебная  палочка  или
лампа, с помощью  которых любой может творить чудеса.  Есть  ли у вас  нечто
подобное? -- спросил какой-то высокий очкарик.
     --  Ну да,-- нехотя проговорила Чаромора.--  Такие  вещи,  конечно  же,
существовали  и,  может быть, сохранились у кого-нибудь и поныне. Но мне они
не нужны, ведь я сама чародейка.
     --  А  растения,  обладающие  чудодейственной силой, вам  известны?  --
спросил кто-то.
     -- Вот, например, разрыв-трава. Ее следует  собирать в июльскую ночь на
настоящем лугу. Разрыв-трава  открывает  замки  и  запоры.  Кто  ее  найдет,
научится понимать птичий язык и чужестранную речь.
     -- А какой же это настоящий луг?
     Но Чаромора не захотела больше отвечать.
     -- Я совсем заболталась с вами. Думаю, уже хватит. На  том телепередача
и кончилась.
     Назавтра Чаромора и носа из дома  не  высунула.  Весь  день она  читала
газеты, заполненные  ее  фотографиями  и  статьями  о  ней.  Поначалу  такое
внимание  привело  Чаромору  в  восторг, но постепенно она  становилась  все
мрачнее и мрачнее.




 
 
Страница сгенерировалась за 15.6636 сек.