Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Зиновий Юрьев. - Башня Мозга

Скачать Зиновий Юрьев. - Башня Мозга

3

   Первым проснулся Марков. Он несколько минут лежал  в  полудреме,  когда
просыпающийся мозг еще не в силах отогнать сновидения. Но вот затекшая  от
неудобного лежания шея заставила его  открыть  глаза  и  сесть.  В  первое
мгновение ему почудилось, что он еще спит и что бодрствование лишь  снится
ему. Вокруг стояла густейшая темнота. Мрак ощущался физически, он был  так
плотен,  что  казалось:  проникни  в  него  луч  света,  он  сломался  бы,
ударившись о него.
   За несколько дней, проведенных в  круглом  зале  лаборатории,  они  уже
свыклись с постоянно освещавшим его неярким сиянием. Но сейчас все  вокруг
было черно. Темнота уничтожила ощущение пространства. То Маркову казалось,
что стены где-то совсем рядом, стоит лишь протянуть руку, чтобы  коснуться
их, то вдруг он ощущал себя безмерно крошечной точкой в бесконечном океане
мрака. Он прислушался. Все кругом безмолвствовало, и лишь рядом  слышалось
ровное дыхание спящих товарищей.  Он  обрадовался  этому  звуку  так,  как
никогда не радовался ни одному звуку на свете.  Он  возвращал  его  в  мир
привычных ощущений, в мир, в котором нужно действовать, что-то  делать,  а
не ждать, пока абсолютный мрак и тишина не начнут гасить сознание.
   - Коля, Володя, - почему-то прошептал он.
   Он разбудил товарищей,  и  втроем  они  долго  сидели,  всматриваясь  в
черноту, и напряженно прислушивались к безмолвию. Первый страх уже прошел,
и они начали думать, что делать.
   - Давай-ка ощупаем стены, черт его знает, может быть, найдем  дверь,  -
сказал Надеждин.
   - Ее и при свете-то не  было  заметно,  -  ответил  Марков,  но  встал,
потягиваясь.
   Вытянув перед собой  руки,  они  медленно  двинулись  вперед,  пока  не
коснулись стены.
   - Значит, я иду в одну сторону, вы - в другую,  -  сказал  Надеждин.  -
Где-то мы встречаемся, поскольку зал круглый. Может быть, удастся нащупать
дверь.
   Они двинулись вдоль стены, тщательно ощупывая ее поверхность. Она  была
гладкой и казалась во мраке бесконечной.
   - Ну как у тебя, Коля? - спросил Марков.
   - Пока ничего, - ответил откуда-то из темноты Надеждин.
   - Ой! - вдруг вскрикнул Густов. - Есть! Вот она, болезная, дверца  наша
милая!
   - Где? Где?
   - Да  вот,  чуть  приоткрыта,  давайте  ваши  руки,  ну,  нашли?  Слава
космическому богу.
   Втроем они ощупали слегка выступавший  на  гладкой  стене  край  двери.
Надеждин вцепился в него пальцами и  напряг  мышцы.  Ему  показалось,  что
дверь слегка подалась.
   - Ну-ка давайте все втроем, - скомандовал он.
   Массивная металлическая дверь пошла легче,  и  вдруг  в  образовавшуюся
щель ударил яркий луч света. Они стояли, тяжело  дыша,  и  щурились  после
темноты.
   - Да-а... - протянул Густов.  -  У  меня  такое  впечатление,  что  эти
железные детки только тем и занимаются,  что  придумывают  нам  все  новые
загадки. Сидит какая-нибудь представительная комиссия роботов и изобретает
специально для нас сюрпризы... С их головами они еще не то придумают.
   Они вышли на улицу и - замерли. Улица была пустынна. Ни один  робот  не
брел вдоль ее длинных  однообразных  строений.  Они  огляделись.  Ни  души
вокруг, ни единого звука. Перед ними расстилались геометрически правильные
улицы и геометрически правильные коробочки - дома.
   - Час от часу не легче, - пробормотал Марков, поеживаясь. -  Интересно,
что вся эта чертовщина должна означать?
   - Похоже, что где-то у них что-то случилось  с  источником  энергии,  -
задумчиво сказал Надеждин. - Поэтому-то и погасли стены нашей  резиденции,
и дверь оказалась незапертой,  и  все  эти  джентльмены  куда-то  внезапно
запропастились.
   - Вполне правдоподобно, - ответил Марков и, подумав; добавил: - А может
быть, это и есть наш единственный шанс  распрощаться  с  Бетой?  Пока  они
лишены энергии, наверняка и их гравитационное устройство бездействует. Как
вы думаете? А? Не знаю, как вы, а  я  хочу  домой.  Сяду  в  свое  любимое
продавленное кресло, включу стереовизор, посмотрю "Голубой огонек" с Марса
или из Кейптауна...
   - Сыграешь с женой в крестики и нолики, - усмехнулся Густов.
   Надеждин открыл было рот, чтобы что-то сказать, но в  этот  момент  они
услышали позади себя топот. Они оглянулись и  увидели  несколько  роботов,
что есть силы мчавшихся по направлению к ним. Прежде чем космонавты успели
что-либо сообразить, роботы подбежали к ним, сгребли их  в  охапку  и,  не
снижая скорости, помчались дальше.
   - Эй! - крикнул Надеждин, пытаясь высвободиться из цепких металлических
объятий, но две голубовато-белые руки  крепко  прижимали  его  к  огромной
груди.
   Робот бежал легко и быстро и, казалось,  был  озабочен  тем,  чтобы  не
причинить боли своей ноше.
   - Послушайте, - сказал Надеждин, - меня не  носили  на  руках  уже  лет
тридцать с лишним. - Он говорил только для  того,  чтобы  услышать  самому
звук своего голоса и убедиться, что это не сон. Он вытянул шею и,  касаясь
ухом груди своего робота, повернул голову. Два других робота бежали рядом,
неся на руках Маркова и Густова, а сзади слышался топот еще нескольких пар
ног.
   - Н-на... ру-ках... - вдруг пробормотал над самым ухом Надеждина робот,
и командиру "Сызрани" показалось, что он уже  где-то  слышал  этот  голос,
исходивший из  металлической  грудной  клетки.  -  Пос-лу-шайте,  -  снова
пробормотал робот, - тридцать с лишним... лет...
   Надеждин повернул голову в другую сторону и прямо перед глазами  увидел
на металлической поверхности тела робота какие-то выштампованные знаки.
   Командир "Сызрани" ничего не мог понять и уже ничему не  удивлялся,  он
был захлестнут потоком непонятных событий. Мысль, отчаявшись найти  в  них
логику, буксовала на месте, словно попавший в вязкую глину автомобиль.
   - Послушайте, - на этот раз увереннее сказал робот,  и  Надеждин  вдруг
понял, что напоминали ему этот голос и эти интонации. Голос как две  капли
воды был похож на его собственный.
   Внезапно робот резко бросился в сторону, и Надеждин от толчка  ударился
головой о его грудь. Затем круто повернул, остановился и ослабил  объятия.
Надеждин сполз на землю и тут  же  вскочил  на  ноги.  Впереди  над  самой
поверхностью улицы плыла уже знакомая космонавтам  тележка,  на  платформе
которой лежало несколько роботов.
   Надеждин почувствовал прикосновение руки стоявшего рядом с ним бетянина
и поднял глаза. Робот посмотрел на него, и космонавту  показалось,  что  в
глазах-объективах мелькнуло  нечто  человеческое.  В  следующее  мгновение
робот втолкнул его в подъезд дома,  и  в  руках  его  откуда-то  появилась
короткая трубочка, которую он направил на приближавшуюся тележку. Рука его
еще поднималась к линии прицела, когда впереди со стороны  тележки  что-то
сверкнуло, послышался слабый шорох, и робот начал грузно оседать на землю.
Задняя пара его глаз смотрела на Надеждина, и ему снова почудилось  что-то
живое в их взгляде, похожее на грусть.
   - Послушай... - пробормотал робот и  с  металлическим  лязгом  упал  на
мостовую.
   Рядом упал еще один робот. Остальные, бросив  свою  ношу,  скрылись  за
углом.
   Надеждин вышел из подъезда. Навстречу ему, пошатываясь, брели Марков  и
Густов. Оба были бледны.
   - Что дальше? - спросил Густов. Он попытался улыбнуться,  но  губы  его
дрожали. - А я еще думал о бетянках...
   - Когда я редактировал звездные атласы в Калужском центре, -  задумчиво
сказал Марков, - я всегда уходил с работы ровно в четыре.
   - Ах, дядя Саша, какая это была жизнь! - сказал Густов. - А теперь тебя
таскают на руках на Бете чужие роботы и отпускают только,  чтобы  немножко
пострелять. Ах, дядя Саша, нет в тебе нашей настоящей космической жилки...
   Около космонавтов остановилась тележка, и сидевший на ней  робот  молча
показал рукой на платформу. Они уселись и бесшумно понеслись вдоль длинных
домов. У круглой лаборатории тележка опустилась  на  землю.  Их  никто  не
встречал, и они остановились, глядя в нерешительности по сторонам.
   - Дети мои, - протянул Надеждин, - если кто-нибудь  и  может  объяснить
всю эту чертовщину, то только не я.
   - Нас хотели похитить. Это бесспорно. Так?  -  сказал  Марков.  -  Так.
Стало быть, мы  представляем  какую-то  объективную  ценность.  Для  этого
ходячего металлолома по крайней мере. Это уже  приятно.  Кроме  того,  эти
твари не так уж едины, как кажется на первый  взгляд.  Это  тоже  неплохо.
Правда, как они узнают друг друга - ума не приложу.
   - И не прикладывай, - засмеялся Густов. - Не твоего ума это  дело.  Мне
почему-то кажется, что эти веселые ребята, которые пытались нас  умыкнуть,
имеют какое-то отношение к аварии в их энергетической системе.
   - Вполне возможно, - задумчиво сказал Надеждин. - То, что я вам  сейчас
скажу,  возможно,  покажется  вам  чушью,  но,  по-моему,  я   прав.   Мне
показалось, что наши похитители чем-то отличаются от здешних  роботов.  Вы
знаете, пока он меня тащил, я что-то такое бормотал, а он  потом  повторял
мои слова. Он сказал: "послушайте", "на руках" и еще что-то. У  меня  было
чувство, что он в чем-то человечнее, что ли...
   К космонавтам подошел робот,  внимательно  посмотрел  на  них  и  вдруг
сказал:
   - Пройдите в лабораторию.
   - Вы... уже хорошо говорите  на  нашем  языке!  -  широко  улыбнувшись,
сказал Густов.
   - Ваш язык проанализирован и почти полностью расшифрован, - бесстрастно
проскрипел бетянин и открыл дверь в лабораторию.
   - Да... но... значит, мы можем с вами поговорить? - недоверчиво спросил
Густов.
   Робот ничего не ответил. Он устанавливал в зале треножник,  на  котором
висела сотканная из тончайшей проволоки сетка.
   Робот подошел к Густову и потянул его за руку.
   - В чем дело? Опять меня?
   Робот не ответил. Осторожно нажимая на плечи Густова, он усадил его  на
пол и накинул на голову сетку.
   - Володя, - дрожащим голосом сказал Марков, - Володя,  дай-ка  лучше  я
надену эту паранджу.
   - Ничего, ничего, я почему-то сейчас не боюсь. Не знаю  почему,  но  не
боюсь. Наверное, опять какой-нибудь эксперимент.  Черт  с  ними!  Это  все
равно как получение санаторно-курортной карты. Хочешь не хочешь,  а  нужно
пройти все процедуры. Ну, скоро? - спросил он робота.
   Тот снова промолчал. Через несколько  минут  он  снял  сетку  с  головы
Густова и исчез, унося с собой треножник.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1114 сек.