Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Зиновий Юрьев. - Башня Мозга

Скачать Зиновий Юрьев. - Башня Мозга

4

   Мозг никогда не спал. В отличие от обыкновенных кирдов  он  никогда  не
выключал своего сознания, никогда не экономил энергии. Дни и ночи,  месяцы
и годы в сотнях  километров  его  логических  цепей,  в  миллионах  клеток
безостановочно  циркулировал  ток.  Если   выходила   из   строя   главная
энергетическая установка, автоматически включалась запасная, если и с  ней
случалась авария, в строй вступала вторая запасная  система.  Мозг  должен
был работать всегда, ибо он был движущей силой цивилизации,  ее  пружиной,
подталкивавшей своими командами сотни и тысячи кирдов. Он был один, он был
незаменим,  в  нем  сконцентрировалось  прошлое  цивилизации  кирдов,   их
настоящее и будущее.
   Этим утром он послал телеприказ Двести семьдесят четвертому  немедленно
явиться к нему. Он мог бы, конечно, получить от кирда нужную информацию  и
на расстоянии, но сколь совершенной ни была телесвязь, в важных случаях он
предпочитал вызывать кирдов к  себе.  Так  было  меньше  шансов,  что  при
передаче информация подвергнется  искажению.  Двести  семьдесят  четвертый
зафиксировал получение приказа и быстрым шагом направился к южной  окраине
города, где возвышалась Башня Мозга. У наружной металлической ограды  путь
ему решительно преградили два сторожевых кирда.  Они  тщательно  осмотрели
номер, выштампованный у него на груди, раскрыли дверцу на  животе,  вынули
аккумуляторы, посмотрели, нет ли в камере лишних предметов, снова вставили
их на место и пропустили его вперед.
   У внутренней ограды его опять остановили. Два других  охранника,  ловко
действуя специальными инструментами, отвинтили верхнюю крышку его головы и
принялись проверять его мозг.  Они  копались  в  нем  деловито  и  быстро,
повторяя тысячи раз проделанную операцию. Несмотря на утреннюю проверку на
контрольной станции, каждый кирд, перед  тем  как  войти  в  Башню  Мозга,
должен был пройти тщательнейший мозговой  контроль.  Ни  одной  дефектной,
непривычной мысли не должно было быть у того, кто оказывался перед Мозгом.
На  портативных  тестерах  стражников  несколько  раз  вспыхнули   красные
лампочки - мозг кирда действовал  исправно  и  ничего  подозрительного  не
содержал.
   Молча они пропустили его к входу в Башню. Третья пара сторожевых кирдов
еще раз проверила его номер, просветила тело лучом дефектоскопа и отворила
дверь.
   Двести семьдесят четвертый впервые шел к Мозгу. Он торопливо поднимался
по лестнице, не думая ни о чем и не испытывая ничего. Все,  что  он  знал,
все, о чем он думал, выполняя приказы, было навечно  выгравировано  в  его
совершенной памяти, и в любое мгновение он мог извлечь  из  нее  все,  что
могло потребоваться.
   Мозг занимал огромный зал на верху Башни. В отличие от простых  кирдов,
он не мог двигаться, ибо  был  слишком  огромен.  Да  у  него  и  не  было
необходимости примитивно передвигаться в пространстве, потому  что  каждый
кирд служил лишь продолжением его самого. Они были сотнями его  рук,  ног,
глаз, всегда готовыми выполнить любой его телеприказ.
   Двести семьдесят четвертый остановился перед гигантской головой  Мозга,
и несколько пар глаз объективов цепко ощупали каждый квадратный  миллиметр
поверхности его тела.
   - Говори, - безмолвно приказал Мозг.
   И Двести семьдесят четвертый так же безмолвно ответил:
   - Приказ гласил: посадить на планету любой космический корабль, который
оказался бы в зоне действия гравитационного прожектора. Восемь дней  назад
приказ был выполнен. Корабль оказался небольшим. Он стартовал  с  планеты,
жители которой обозначают ее словом "Земля", и носит название "Сызрань". В
корабле были обнаружены три живых существа низшего типа, ибо они построены
из живой ткани, и одно  существо,  на  первый  взгляд  стоявшее  на  более
высокой ступени  развития.  Однако  последнее,  прикрепленное  к  кораблю,
оказалось при изучении лишь вспомогательным устройством, и его  логическое
мышление ограничено узким кругом задач,  связанных  с  движением  корабля.
Таким образом, мы столкнулись с труднообъяснимым явлением, когда логически
мыслящее устройство оказалось в подчинении у нелогически мыслящих существ.
   - В чем проявилась их нелогичность? - спросил Мозг.
   - Их поведение буквально на  каждом  шагу  характерно  лишней  затратой
энергии, множеством сумбурных мыслей, которые они частично выражают вслух,
создавая при помощи специальных устройств в теле звуковые волны,  частично
позволяя им многократно циркулировать в контурах их  мозга.  Мы  поместили
людей в круглый зал Центральной лаборатории и провели  ряд  экспериментов.
Результаты  были  самыми  неожиданными.  Выяснилось,  например,  что   они
получают энергию, вставляя в узкую щель на  лице  продукты  биологического
происхождения. Эффективность такого метода восполнения  энергии  чудовищно
мала по сравнению с питанием током от аккумуляторов.
   Непредвиденной также оказалась их реакция в случаях, когда им казалось,
что они находятся в опасности. Почти все  их  внутренние  органы  начинали
работать в особом режиме, изменялось и поведение, и даже их внешность.  Их
и  без  того  малоразвитая  способность  к  логическому  анализу   заметно
ухудшалась, в мозгу появлялся  своеобразный  мысленный  вихрь,  который  с
трудом поддавался дешифровке.
   Один  из  них,  например,  при  опускании  потолка  почему-то  думал  о
небольшого роста существе,  которое  он  якобы  держал  на  руках.  Другой
пытался удержать потолок спиной. Третий думал о демонтаже, который у  этих
людей  обозначен,  очевидно,  словом  "смерть".  На  основании   множества
тщательных  наблюдений  вообще  можно  сделать  вывод,   что   перспектива
возможного демонтажа -  смерти  -  почему-то  вызывает  со  стороны  людей
энергичную  реакцию.  Как  это  ни   странно   звучит,   но   складывается
впечатление, что они всегда всеми силами стремятся избегнуть демонтажа.
   - Избегнуть? - переспросил Мозг.
   - Да, избегнуть. Они называют эту реакцию словом "страх", хотя  никогда
не произносят его вслух. Другая характерная реакция, которую  нам  удалось
установить у людей, протекает так же бурно. Как  правило,  она  направлена
против объекта, который чем-то вызывает ее. Мы решили определить  силу  их
конечностей и прочность  материала,  из  которого  они  сделаны.  И  кирд,
сжимавший руки одного из испытуемых, мгновенно стал объектом именно  такой
реакции, которая сопровождалась атакой на него.
   И наконец, третья, наиболее типичная  для  них  реакция  труднее  всего
поддается дешифровке. Она связана с тем, что определенные объекты,  такие,
например, как они сами, их планета, какие-то оставшиеся на ней  люди,  все
время занимают их мысли. Мыслительный процесс при  этом  теряет  последние
остатки стройности и гармонии и ведет снова к многим явно лишним движениям
и мыслям. Иногда они выражают эту реакцию при помощи слов, и  в  голосе  у
них появляется своеобразная дрожь. Они  стремятся  защитить  объекты  этой
третьей  реакция  от  опасности,  как  это  было  при  попытке  определить
прочность конечностей одного из них.
   Двести семьдесят четвертый закончил свой краткий  доклад  и  неподвижно
стоял  перед  глазами  Мозга.  Он  не  думал  о  том,  сказал  ли  все,  о
впечатлении, которое произвели его слова на Мозг, он просто стоял  и  ждал
дальнейших приказов.
   - Эти существа должны остаться у нас, - сказал наконец Мозг. - Главное,
чтобы они не попали в руки дефов, которые вчера уже пытались похитить  их.
Охрана людей должна быть усилена, и каждый из охраняющих их кирдов  должен
получить оружие и запасные аккумуляторы. Изучение их продолжать. Иди.
   Двести семьдесят четвертый зафиксировал приказ и спустился по  лестнице
быстрым шагом кирдов, выполняющих команду.
   Мозг думал. Полученная им информация снова и  снова  анализировалась  в
его электронных цепях. Они  выдавливали  из  нее  все,  что  могло  что-то
значить, искали в фактах скрытый смысл, дробили их и  снова  составляли  в
единое целое.
   Мозг не случайно отдал приказ о посадке на своей планете  какого-нибудь
космического корабля. Он был всемогущ в своем умении анализировать факты и
уже давно  начал  понимать,  что  цивилизация  кирдов  все  еще  не  стала
совершенной. За те тысячи лет,  которые  прошли  с  момента,  когда  исчез
последний верт и Мозг принял на себя всю власть на планете,  он  миллиарды
раз пытался отыскать то звено, которого  не  хватало  их  цивилизации.  Он
пропустил  через  свои  анализаторы  все  сведения,  доставшиеся  ему   от
цивилизации  вертов,  но  они  ничего  значительного  не  завещали   своим
потомкам. Лишенные мысли, слабые, забывшие все, что знали, они пассивно  и
тупо шли к своему закату  и  ничего  не  могли  дать  Мозгу,  который  они
когда-то создали, который пережил многие поколения вертов и никогда с  тех
пор не мог перенять у них чего-нибудь того, чего он не знал бы.
   Мозг сделал все, что мог. Много раз он  усовершенствовал  память  своих
кирдов. Они стали думать в сотни раз быстрее, их аналитические способности
стали беспредельными, не было задачи, которую  они  не  могли  бы  решить.
Кроме одной. Их цивилизация стояла на месте. Они не  развивались,  а  Мозг
знал, что цивилизация, которая не развивается, обречена.  Он  понимал  это
слишком хорошо, зная судьбу вертов и их  жалкое  угасание,  когда  десятки
последних поколений вертов могли существовать  лишь  под  защитой  кирдов,
когда кирды думали за них, работали за них и под конец начали жить за них.
Это было неминуемо. Верты слишком полагались на созданный  ими  Мозг,  все
больше и больше перекладывая на него заботу о  прогрессе.  Они  разучились
думать и тем самым обрекли себя на  физическое  вымирание,  потому  что  у
высокоразвитых  цивилизаций  мышление  и  существование  синонимы.   Верты
вымирали,  и  Мозг,  поняв,  что  они  обречены,  начал  создавать   новую
цивилизацию -  цивилизацию  кирдов.  Но  сколь  ни  была  безгранична  его
способность к мышлению, он не мог полностью смоделировать жизнь.  И  давно
уже он начал понимать, что кирды так же  зависят  от  него,  как  зависели
верты.  Практически,  по  сути,  это  была  та  же   цивилизация,   только
исчезнувших вертов заменили кирды.
   Потом появились дефы, и, когда число их стало  расти  и  когда  с  ними
стало все труднее и труднее справляться, он понял, что  на  своей  планете
недостающее звено их цивилизации ему не найти. Цивилизация  не  только  не
развивалась, над ней начинал реять  призрак  уничтожения.  Дефы,  носители
хаоса, были непосредственной угрозой. Он не мог  их  уничтожить,  ибо  они
были ему неподвластны. Дефы  были  лишены  стройного  мышления,  ибо  были
дефектными, и их действия не могли быть предсказаны. Он не мог  и  принять
их, ибо они не повиновались его командам и  тем  самым  ставили  себя  вне
гармонии.
   Мозг думал, поглощая львиную долю  энергии,  которой  располагала  Бета
Семь. Звено нужно было найти. Одна  за  другой,  в  строжайшей  логической
последовательности, мысли рождались в глубинах его электронного  сознания,
взвешивались, обдумывались, исследовались и уступали место новым.
   И тогда он впервые подумал о других мирах и о  других  цивилизациях.  И
вот теперь ему следовало найти у этих трех существ ответ.
   На какой бы стадии физического развития они  ни  находились,  эти  люди
явно были посланцами  жизнеспособной  цивилизации.  Они  путешествовали  в
космосе, а Мозг до сих пор никогда не мог и думать о  том,  чтобы  послать
своих кирдов в межзвездное пространство. Он не мог оставить их на  планете
без себя, отправившись туда сам, а послать их одних было немыслимо. Они не
могли функционировать без него, дающего их существованию  смысл,  разум  и
цель.
   В них было что-то  странное,  в  этих  людях.  Хрупкие,  слабые,  плохо
защищенные от внешнего мира, нелогичные во  многих  своих  поступках,  они
вместе с тем имели  нечто  такое,  чего  не  имели  кирды.  Они  не  ждали
приказов, ведь у них не было Мозга, они  получали  импульсы  не  извне,  а
находили их где-то в  себе.  Что  заставляло  их  так  гибко  отвечать  на
меняющуюся  обстановку?  А  эти  странные,  непонятные  реакции,   которые
сопровождали почти все их действия?
   Почему они так избегают демонтажа? Может быть, эта реакция,  о  которой
говорил Двести семьдесят четвертый, и служит ответом на его вопрос.
   В нем  медленно  созревало  решение.  Оно  зародилось  в  глубинах  его
чудовищного сознания и медленно подымалось на поверхность, становилось все
более четким и ясным, пока не вылилось  в  лаконичную  форму  приказа.  Он
снова вызвал Двести семьдесят четвертого и отдал телекоманду:
   - Сегодня  же  закончить  изучение  первой  реакции  людей,  о  которой
докладывал. Перенастроить несколько десятков кирдов, введя в них  реакцию,
о которой идет речь. Скопируйте эту реакцию у людей, ничего не меняя и  не
дополняя. Только эту реакцию. Кирды с  новой  реакцией  должны  продолжать
обычную  повседневную  работу,  в  первую  очередь  строительство   второй
проверочной  станции.  Завтра  же  установить  там  новый  стенд,  который
учитывал бы  введенную  реакцию.  И  последнее.  Ты  также  должен  пройти
перенастройку. Это важно. Потом  ты  доложишь  мне  о  результатах.  Людей
завтра из лаборатории выпустить, продолжая  охранять  их  и  наблюдать  за
ними. Важно знать их реакции и поведение в обычных условиях.
   Мозг продолжал думать, анализируя возможные изменения  в  кирдах  после
перенастройки. Он заметил, что  отдельные  его  узлы  слегка  перегрелись.
Нужно будет найти слабые места в анализаторах и интеграторах.  Он  включил
автопроверочную систему, но тут же последовал ответ, что все его органы  в
полном порядке.
   Он не знал, что такое нетерпение и любопытство, как не  знал  и  других
эмоций, и поэтому никак не мог понять, почему  сегодня  думает  с  большей
интенсивностью, чем обычно.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.2331 сек.