Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Петроний Аматуни. - Космическая горошина.

Скачать Петроний Аматуни. - Космическая горошина.


   Глава вторая. Я приобретаю друзей
   1
   Всегда приятно, когда тебя хвалят: ведь Осирис сказал,  что  моя  Воля  к
Победе "выше красной  черты".  Очевидно,  у  них  имеется  какой-то  прибор,
измеряющий волю человека  или  любого  мыслящего  существа.  Разумеется,  на
приборе есть шкала с цифрами и стрелкой, да еще с  красной  чертой.  Как  на
манометре, который измеряет давление, скажем, воды, пара или воздуха.
   Я знал, что поднимать давление за красную  черту  нельзя  -  не  выдержит
котел или баллон. А тут обратная зависимость:  если  стрелка  твоей  Воли  к
Победе выше черты - значит, все в порядке, если  ниже  -  то  дело  дрянь...
Настолько ты стал тряпкой, что тебе даже техника не станет подчиняться.
   В общем, пока я "выше черты", хотя и взаперти. Но теперь освобождение  из
плена откладывается: мне надлежало сперва разгадать тайну астероида, а потом
уже думать о возвращении...
   - Послушай, это верно, что ты сказочник? - вдруг спросил меня кто-то.
   - Да, - машинально ответил я и повернулся  вправо:  из  стены  наполовину
высунулся мальчишка лет десяти и с любопытством уставился на меня.  Мордашка
круглая, нос чуть приплюснутый, брови и глаза черные, волосы  -  тоже.  Сам,
видать, толстенький, но крепкий.
   - Не врешь? - спросил он.
   - Правду говорю...
   - Ух ты! Тогда мы подружимся!
   - Не возражаю. Как тебя зовут? Мальчишка запросто шагнул из стены,  будто
ее и не было, сделал сальто и ответил:
   - Той. Это означает: Пространство...
   - Прямо так и зовут?!
   - Ага. А наш астероид-звездолет называется "Урах".
   - Так ты... из этих... коренных жителей?
   - Ну конечно!
   - А похож на жителя Земли.
   - Ну и что ж?  Люди  везде  одинаковы,  на  какой  бы  планете  ни  жили.
Понимаешь? Есть разные по внешности мыслящие существа.  Но  если  встречаешь
человека, то он везде так и есть человек, как и у нас.
   - Пожалуй, - кивнул я. - Значит, мы с тобой в этом смысле родственники...
   - Не совсем, - прервал меня Той. - Я ведь волшебник!
   - ?..
   - Смотри...
   Он сложил колечком большой и указательный пальцы правой руки... сам  стал
тоненьким и длинным, как змея, и легко и свободно пролез сквозь это кольцо.
   - Ловко! - воскликнул я, почувствовав симпатию к нему. Той  вновь  принял
свой обычный вид и... Да, я же забыл сказать, что  он  был  одет  в  розовое
кимоно (знаете такую древнюю одежду у японцев?  В  виде  длинного  халата  с
широкими рукавами...), расписанное золотистыми узорами и подпоясанное  белым
кушаком.
   - А у меня есть приятель, - сказал он.
   - Кто?
   - Тоже волшебник, но по другой части: его область творчества -  Время,  и
его зовут Тий.
   - Вон что... Где же он?
   - Тий! Иди к нам, он безвредный дядька, этот сказочник.
   - Ты уверен, Той? - раздался тоже мальчишеский голос где-то рядом, но  за
стеной. - Не забывай, что он еще и фантаст...
   - Ты ничего не сделаешь с нами? - подозрительно глядя  на  меня,  спросил
Той.
   - Не понимаю я вас, - сказал я, теряясь в догадках. -  Чего  это  ради  я
стал бы причинять вам неприятности?!
   - А все же, дай слово!
   - Пусть я жабу проглочу, бегемоту в пасть вскачу, в порошок  себя  сотру,
если только я совру...
   - Здорово! Не все понятно, но верю... Эй, Тий! Слыхал? Не бойся...
   - Ну ладно, - решился Тий и тоже просунулся сквозь стену.
   Он оказался мальчишкой одного возраста с Тоем, светловолосый, синеглазый,
с ямочками на  щеках,  одетый  в  белое  кимоно  с  серебристыми  узорами  и
подпоясанный розовым кушаком.
   - Здравствуй, - неуверенно произнес Тий.
   - Здравствуй. Присаживайся.
   Тий сел чуть поодаль и, вытащив из  кармана  прозрачные  четки,  принялся
медленно их перебирать.
   - Ты тоже... еще мальчик, - осторожно сказал я.
   - Это потому, что Время само по себе не стареет, - объяснил Тий.
   - Верно, - согласился я. - Время - это Вечность...
   - Нет, - возразил Тий. - Только в пустоте нет ни Прошлого ни Будущего...
   - Понимаю, - кивнул я. - Пустота - это Вечность...
   - И такое утверждение неточно, - заметил Тий.
   - Почему?
   - Представь, что мы имеем кусочек Пустоты... Разве можно утверждать,  что
в ней ничего не происходило или ничего в будущем не произойдет?
   - Нельзя, может луч света проскочить... - сказал Той.
   - Правильно, - кивнул Тий. - Или когда-то проскакивал.
   - Я уже запутался, - признался я.
   - Почему?! - удивился Той. - Это же очень просто:  ты  ведь  сказал,  что
Пустота - это Вечность. Раз нет недоступной  ни  для  кого  и  ни  для  чего
Пустоты, значит, нет и Вечности.
   - Но Время-то есть?
   - Конечно. Но тоже не само по себе... Время - это  главная  энергия  всей
Природы.
   - Как так?
   - В окружающем нас  пространстве  всегда  что-то  есть...  Верно?  И  все
движется. Так вот, Время как бы толкает все вперед - от причины к следствию,
а не наоборот; это его главная обязанность!
   - Разъясни, пожалуйста!
   - Что бы ни произошло в Природе - это всегда следствие чего-то.  Понятно?
Ни с того ни с сего ничего не бывает...
   - Пожалуй.
   - А то, что вызвало какое-то явление, называется его причиной. Нормальная
жизнь потому и возможна, что именно Время  есть  та  сила,  которая  создает
необходимую последовательность любых событий, то  есть  их  направление:  от
причины к следствию! Сперва надо простудиться, а потом уже чихать.
   - Ну, а если Время находится в совсем-совсем пустом пространстве? Что оно
делает?
   - Я уже говорил. Там его просто нет.
   - Ни секундочки?
   - Даже крохотной дольки... Время - это  свойство  чего-то  материального,
того, что уже есть в Природе, как цвет вещества, его  плотность,  форма  или
размеры... Понял?
   - Начинаю понимать, Тий. Времени "просто так" - не существует.
   - Покажи ему, Той? - повернулся к приятелю Тий.
   - Ладно, - кивнул Той и щелкнул пальцами. Мгновение... и все мы (то  есть
и я тоже) очутились в удобных прозрачных скафандрах.
   Той опять сложил пальцы колечком и скомандовал мне:
   - Прыгай!
   2
   Я  разбежался  и...  прыгнул.  Меня  охватила   небывалая   легкость,   я
почувствовал, что лечу, а комната резко увеличивалась в размерах. Колечко из
пальцев Тоя стало большим, как  Кольцо-гора  близ  Кисловодска;  я  свободно
пронесся  сквозь  него,  и  передо   мной   открылось   бесконечное   черное
пространство космоса. Дух захватило от его громадности и красоты.
   Далеко впереди в небольшом рое звезд я увидел наше Солнце  с  движущимися
вокруг него планетами.
   Мои новые юные друзья плавали в невесомости рядом со мной.
   - Нравится? - спросил Той.
   - Очень, - признался я. - Прекрасное зрелище!
   - Давайте отдалимся еще, - предложил Той, и  вскоре  звезд  вокруг  стало
видимо-невидимо.
   Я знал, что многие из них в тысячи раз больше нашего Солнца.  Только  они
так далеко, что кажутся нам светящимися точками,  более  или  менее  яркими.
Многие звезды тоже имеют свои планеты, и среди них  непременно  должны  быть
такие, где есть жизнь, а возможно, и люди, похожие на нас...
   Все эти звезды носятся в пространстве не просто  сами  по  себе,  как  им
вздумается, а притягиваются друг к другу какой-то невидимой силой и образуют
"мохнатую" звездную спираль, состоящую из миллионов  звезд.  Называется  она
галактикой - это я знал еще раньше, в школе, - и она тоже  вращается  вокруг
своего центра. Например, наша Галактика - тоже спираль, а  сбоку  похожа  на
метательный диск.
   Той опять сложил пальцы колечком,  и  мы  уже  не  прыгнули,  а  спокойно
проплыли сквозь него. Перед  нашими  взорами  открылись  миллионы  галактик,
заполнивших гигантское пространство Мироздания.
   - Как видишь, - сказал Тий, - пустого пространства нет во Вселенной:  все
оно пронизано светом. А радиоволны, всемирное тяготение...
   - Я знаю это, Тий, но никогда не надеялся увидеть Вселенную со стороны...
   - А сейчас отвернемся от нее, - гордо произнес Той, -  я  тут  приготовил
для  нашего  опыта  небольшое,  абсолютно  пустое  волшебное   пространство.
Действуй, Тий!
   Мы повернулись спиной к Вселенной, и  в  пустой  черноте  вдруг  появился
циферблат не то часов, не то секундомера. Стрелка неподвижно стояла на нуле.
   - Что это? - спросил я.
   - Время, - повторил Тий тоном учителя, - это  та  сила,  которая  придает
всем событиям в Природе четкую последовательность; от причины  к  следствию.
Но причина не может мгновенно превратиться в следствие - это  происходит  за
какой-то очень маленький, но все же  промежуток  времени.  Он  и  определяет
общий темп хода Времени. Сейчас же здесь ничего нет, пусто, и ничто не может
послужить причиной чего-то, потому и стрелка стоит.
   - Сейчас я сотворю небольшой металлический  шар,  -  вмешался  Той,  и  я
тотчас увидел его, а рядом с ним - второй циферблат, но стрелка на  нем  уже
сдвинулась и бежала по кругу.
   Я взглянул на первый циферблат - и там стрелка двигалась.
   - Убедился? - спросил  Тий.  -  Пространство  уже  не  пустое,  и  прибор
показывает время этого шара, потому  что  своего,  собственного,  времени  у
пространства нет.
   -  Вот  еще  одно  доказательство,  -  сказал  Той  и  взмахнул   руками:
металлический шар стал удаляться от нас все быстрее и  быстрее;  мы  догнали
его и помчались рядом с  ним,  и  я  заметил,  что  стрелка  его  циферблата
почему-то уже не бежит, а идет - ход времени движущегося шара замедлился.
   - Отчего так? - спросил я.
   - Трудно сказать, - ответил Тий. - Может быть, потому, что часть  времени
уходит на поддержание движения, и превращение  причины  в  следствие  внутри
шара и на его поверхности происходит медленнее...
   - Похоже на правду, - сказал я. - Но в Природе  все  движется  с  разными
скоростями.
   - Ну да! - воскликнул Тий. - Значит, общее время Вселенной  есть  как  бы
смесь собственных времен всех космических тел, находящихся в ней.  Потому-то
мне так трудно определить среднее время Вселенной...
   - Жаль, что я не могу увидеть движения галактик, - вздохнул я, - Все  они
издали такие  маленькие  -  эти  спирали,  что  кажутся  еле  живыми,  почти
неподвижными...
   -  Пожалуйста!  -  обрадовался  Тий.  -  Вот,  возьми  волшебный  Бинокль
Времени... Это я его придумал...
   Он подал мне бинокль - с виду обыкновенный.  Я  приставил  его  к  своему
прозрачному шлему,  придвинулся  лицом,  и...  все  галактики  вполне  зримо
закружились, во-первых, каждая вокруг своей оси,  а  во-вторых,  все  вместе
вокруг центра Вселенной, скрытого где-то в ее глубине.
   Воистину волшебное зрелище! Одни галактики вращались медленно,  другие  -
быстро, а когда я  подкрутил  регулировочное  колесико  бинокля,  то  совсем
отчетливо увидел, как от небольшой быстрой  галактики  оторвалась  звезда  -
даже с четырьмя планетами! - и вскоре притянулась соседней галактикой, более
медлительной.
   Тем же путем, то есть через колечко Тоя, мы благополучно  возвратились  в
"Урах", в место нашего знакомства.
   3
   - Скажи, пожалуйста, Тий, почему вы оба боитесь фантастов?! - спросил  я,
снимая  скафандр.  -  Ведь  то,  что  ты  сейчас   придумал,   -   настоящая
фантастика... Тий чуть побледнел, но не ответил.
   - Расскажи лучше о себе,  -  попросил  Той.  -  На  вашей  планете  много
волшебников?
   Я стал рассказывать о Земле, о нашей науке  и  технике,  о  литературе  и
искусстве,  о  волшебниках  и  сказочниках...  Нет  для  меня   темы   более
увлекательной! Оттого я говорил не только долго, но, наверное, и  интересно,
ибо слушатели мои  порозовели  от  волнения,  то  и  дело  воодушевляя  меня
одобрительными возгласами.
   Когда я закончил, Той весело крикнул:
   - Осирис! Иди сюда...
   В комнате стало чуть меньше света, и появился мой уже старый знакомый.
   - Послушай, Осирис, - обратился к нему Той, - этот дядька пишет сказки, и
я ему верю. Давай сделаем его нашим гостем - авось поможет общему горю!..
   - Я тоже верю ему, - сказал Тий. - Он, правда, и  фантаст,  от  этого  не
уйдешь, но напоминает наших еще... до той поры...
   Я тоже прошу за него...
   - Согласен, - решился Осирис. - Только не отпускайте его от себя!
   - Да я и сам никуда от них не уйду, - заверил я.
   - Желаю успеха, - произнес Осирис и исчез.
   - Бери,  переоденься!  -  весело  воскликнул  Той,  извлекая  из  воздуха
великолепное черное кимоно  с  белыми  узорами  и  золотым  кушаком.  -  Это
удобнее.
   Я мигом переоделся.
   - А теперь пошли!
   - Сквозь стену? - пошутил я.
   - Как же еще?! - удивился Той, но сообразив, что  это  не  только  шутка,
сложил пальцы колечком и повернулся ко мне: - Прыгай!
   Еще какие-то две-три секунды, и я наконец  проник  в  звездолет-астероид.
Передо мной раскинулась голубонебая, чуть прохладная панорама...
   Теперь надо бы описать увиденное, а как это сделать - сам не знаю. Хорошо
бы воспользоваться сравнением... Хоть вы, мои юные  читатели,  еще  маловато
побродили  по  нашей   планете,   зато   много   читаете,   смотрите   "Клуб
кинопутешествий", изучаете географию, в общем - поймете меня.
   Я очень люблю Экваториальную Африку, с ее водопадами и озерами, саваннами
и тропическими лесами; люблю пустыни, океаны,  Кавказские  горы;  но  больше
всего мне по душе Подмосковье, с его березовыми и сосновыми рощами, лугами и
кустарниками на холмах, тихими речками и озерами...
   Стоп! Так ведь природа "Ураха", этого еще загадочного для меня мирка,  ну
прямо-таки копия природы Подмосковья... Даже трава и деревья похожи на наши,
особенно те, что я сразу назвал березами... С юных лет знакомый мне пейзаж!
   На одной из лесных опушек я увидел первых жителей "Ураха"; они тоже  были
одеты в кимоно и либо стояли пригнувшись, либо  сидели  на  корточках  между
деревьями.
   "Грибы собирают?" - подумал я.
   Слева за кустом стояла белая каплеобразная машина с прозрачным кузовом.
   - Садись, - пригласил Той и открыл дверцу.
   Заняли места, Той махнул рукой вверх, и машина  бесшумно  набрала  метров
триста высоты. Тут я увидел Янат -  единственный  здесь  город,  с  прямыми,
широкими улицами,  красивыми  одноэтажными  домами,  окрашенными  в  нежные,
мягкие тона; ни один из них не похож на другой, все  разные  -  стрельчатые,
шарообразные и коробчатые, на массивных фундаментах и колоннах, а  то  будто
висящие в воздухе.
   Судя по размерам, здесь не меньше десяти тысяч жителей. Но город какой-то
странный, и я еще не пойму, в чем именно его необычность... Впрочем... Ну да
- здесь нет мостовых и тротуаров. Совсем нет! Все пространство между  домами
занимает  сплошной  ярко-зеленый  газон,  правда,  с  клумбами   кое-где   и
деревьями. Есть и тропинки, но их немного.
   - А где тут у вас дороги? - спрашиваю я.
   - Под землей, - отвечает Той.
   - Там же и техника вся наша, и  промышленность,  -  добавляет  Тий.  -  А
вокруг города - зона отдыха. Машины, вроде нашей, не нуждаются в дорогах.
   - Чей это дом на холме?
   - Там живет Расимус, нынешний командир звездолета.  Вскоре  мы  пошли  на
посадку и приземлились на красивой площади у фонтана.  Вышли  из  машины.  Я
осмотрелся и ощутил непонятную тревогу... Все, решительно все люди, одетые в
кимоно различных цветов, стоят  без  движения  и  в  странных  позах,  будто
слушают радио!
   Я приблизился к одному из них, заглянул в его безжизненное лицо и в ужасе
отшатнулся: это была... восковая фигура. И его сосед, и  тот,  что  поодаль;
астероид-звездолет был населен восковыми фигурами?!
   - Это что... так должно быть? - спросил я, не уверенный, впрочем, что  об
этом нужно спрашивать.
   - Нет, - грустно ответили Той и Тий. - Мы  сами  не  знаем,  что  с  ними
произошло... Разом! В какое-то мгновение... И вот уже много лет мы надеемся:
вдруг они снова...
   Последнего слова я не расслышал: из воды у фонтана высунулась  прозрачная
студенистая спираль - метра  два  в  диаметре,  с  пирамидальной  головой  о
четырех глазах, разинула беззубую  светящуюся  пасть,  радостно  замычала  и
издала трубный рев, на который откликнулись десятки жутких рыков.
   Быстро снижаясь, к нам устремилось свистящее белое облачко,  напоминающее
по форме сардельку; я успел приметить  впереди  странную  мордашку,  которая
беспрестанно изменялась, и нечто вроде крыльев по бокам.
   Стоявший неподалеку пень вдруг ожил, вытащил из земли,  словно  щупальца,
свои корни и пополз ко мне, отчаянно сопя и  пыхтя.  Правее  него  появилась
настоящая шаровая молния; с оглушительным треском она разлетелась на десятки
шаров поменьше, те, в свою очередь, лопались, рассыпались на еще меньшие,  и
вскоре образовался  высокий  тонкий  столб  электрического  смерча,  который
извивался, будто танцуя, и... хохотал.
   Позади послышался хрустальный звон, и хотя он был  приятный,  я  в  ужасе
подпрыгнул и в воздухе развернулся на сто восемьдесят  градусов.  Прозрачный
шар с серебристым отливом вмещал еще несколько шаров  (как  наша  матрешка),
вращающихся  в  разные  стороны,  а  в  самом  центре   довольно   отчетливо
просматривалась  крохотная  девочка  в   белом   кимоно   и   с   серебряным
колокольчиком в правой руке. Она приплясывала и радостно  махала  мне  левой
рукой.
   Все это тянулось ко мне и вопило:
   - Человек! Человек! Дайте нам живого человека!!! Тий и Той стали  теснить
меня к машине и почти втолкнули в кабину.  Я  слышал,  как  они  уговаривали
чудищ:
   - Ребята! Это не наш... Он пришелец с другой планеты... гость...
   Но вот и мои спутники оказались в аэромобиле, и мы взлетели.
   - Что эт-то?.. - стуча зубами, спросил я их.
   - Понимаешь, - объяснил Тий, - это  наши  волшебники...  Они  в  основном
хорошие... Но ведь все люди превратились в  восковые  фигуры,  и  волшебники
одичали от тоски... Без людей им никак не обойтись! Увидели тебя  и  ошалели
от счастья...
   - Что будем делать теперь? - спросил Той, управляя аэромобилем.
   - Не знаю... - признался Тий.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1124 сек.