Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Юрий БРАЙДЕР, Николай ЧАДОВИЧ - СТРЕЛЫ ПЕРУНА С РАЗДЕЛЯЮЩИМИСЯ БОЕГОЛОВКАМИ

Скачать Юрий БРАЙДЕР, Николай ЧАДОВИЧ - СТРЕЛЫ ПЕРУНА С РАЗДЕЛЯЮЩИМИСЯ БОЕГОЛОВКАМИ

    Кроме Наташи  Пряжкин  захватил  с  собой  только  коменданта  Пашку,
который всегда сопровождал его  во  время  спусков  в  подземелье.  Слежки
заметно не было. Или Сила Гораздович  доверял  ему,  или  наблюдение  было
организовано весьма ловко.
     - Это Кром, - сказал Пряжкин, указывая на тесовый забор высотой в три
человеческих роста. -  Укрепление  вокруг  пусковой  шахты.  Скоро  вместо
дощатых стен будут  возведены  каменные.  Заходи  в  эту  калитку.  Только
нагнись. - Он постучал в стену деревянной чуркой, подвешенной на цепи.
     - А почему калитка такая низкая? - спросила Наташа,  опускаясь  почти
на корточки.
     Пряжкин смолчал, зато идущий последним Пашка буркнул:
     - Чтоб головы врагу было удобней рубить.
     И действительно, сразу за калиткой стояло пять или шесть караульных с
занесенными алебардами. Убедившись, что  врагов  среди  прибывших  нет  (о
Наташе их предупредили заранее), они заперли калитку  огромным  засовом  и
опустили оружие.
     - Ржавчина! - Пряжкин провел пальцем по лезвию одной  из  алебард.  -
Разве так за оружием следят? Чтоб  завтра  как  огонь  горела!  Коменданту
проследить за исполнением.
     - Будет сделано, - сказал Пашка и,  не  глядя,  ткнул  провинившемуся
кулаком в рожу.
     - Хочешь подняться на башню? - спросил Пряжкин  у  Наташи.  -  Оттуда
далеко видно во все стороны.
     - А можно?
     - Нам можно.
     По скрипучей лестнице, перила  на  которой  были  устроены  только  с
правой стороны, они забрались на сторожевую башню. Пашка остался  внизу  -
он терпеть не мог высоты и вообще был сегодня не в настроении.
     На смотровой площадке башни,  прикрытой  сверху  лишь  четырехскатной
крышей из замшелой дранки, было, казалось, куда холоднее,  чем  внизу.  На
караульном было надето столько одежек, что если бы он вдруг упал,  то  без
посторонней помощи уже не встал бы.  Кроме  его  бочкообразной  фигуры  на
башне находился  еще  только,  один  предмет  -  установленный  на  турели
огромный пулемет.
     - Оказывается, у вас и огнестрельное оружие есть, -  сказала  Наташа,
заглядывая в прицел. - И сколько же ему, интересно, лет?
     - Столько же, сколько и этой башне.
     - Исправен?
     - Думаю, что исправен.
     - Ты сам хоть из него стрелял?
     - Стрелять из него будут тогда, когда появится  враг.  Смотреть  надо
вот в эту штуку, а нажимать вот здесь...
     Не дожидаясь окончания его разъяснений,  Наташа  припала  к  плечевым
упорам, схватилась за рукоятки и с натугой повела стволом слева направо.
     - Бах-бах-бах! - протараторила она и засмеялась. - Смазка  загустела,
да и не чистили его давно.
     - Откуда ты, интересно, в таких вещах разбираешься?
     - Разбираюсь. В детстве по музеям любила ходить.  Если  не  ошибаюсь,
это крупнокалиберный пулемет ДШКМ, калибр 12,7 миллиметра, по-вашему  0,26
вершка... Скорострельность 125 выстрелов в минуту, дальность  поражения...
примерно тысяча саженей. Ну, как?
     - Молодец, - сказал Пряжкин, внимательно наблюдая за ней.
     В том, как Наташа стояла у пулемета, как  смотрела,  прищурившись,  в
ракурсный прицел, как прошлась пальчиками по предохранителю  и  магазинной
коробке, было что-то от опытного, ухватистого вояки.  Напоследок  подергав
свисающую с правой стороны пустую патронную ленту, она потеряла интерес  к
пулемету и сразу стала тем, кем была всегда, - немного взбалмошной,  милой
девчонкой. Покрутившись немного на одной ноге, она принялась рассматривать
расстилавшийся  перед   ней   бело-серо-черный   пейзаж,   состоявший   из
бревенчатых избушек с подслеповатыми окнами,  словно  крепостными  стенами
окруженных поленницами дров, узких, изъезженных нартами улиц,  упиравшихся
в снежную пустыню, да бессчетного количества  идолов,  похожих  отсюда  на
бесплодных, оставшихся не у  дел  фаллосов.  Центром  города  был  Кром  -
дощатое укрепление, по периметру коего располагалось  двадцать  башен,  на
каждой  из  которых  пританцовывали  у  дедовских  пулеметов   окоченевшие
караульные.
     - Эта башня называется Боровицкая, - сказал Пряжкин. - А та...
     -  Знаю,  знаю,  -  перебила  его  Наташа.  -  Спасская,  Водовозная,
Никольская, Троицкая, Беклемишевская и так далее.
     - А это откуда ты знаешь? - уже не на шутку удивился Пряжкин.
     -  Нетрудно  догадаться...  А  там  что?  -  Она  ткнула  пальцем   в
размещенное внутри стен приземистое здание с дымящейся трубой. - Оружейная
палата?
     - Это электростанция.
     - Ух ты,  ах  ты!  А  я-то  думала,  что  у  вас  кроме  коптилок  да
керосиновых ламп ничего другого нет.
     - Под землей  нельзя  обходиться  без  электричества.  Электричеством
питаются все составные части пускового комплекса.
     - Значит, если электростанцию разрушить, ракеты не взлетят?
     - Странные вопросы ты задаешь... Конечно же, взлетят. Существуют  еще
резервные  источники  электроснабжения  -  дизеля,  аккумуляторы.  Мы  все
предусмотрели.
     - Мы! - Наташа фыркнула. - Ты хоть  мне  сказки  не  рассказывай.  Вы
здесь и гвоздя не забили. Пришли когда-то на все готовое. Скажешь, нет?
     - Наташа, - Пряжкин покосился на караульного. - Мы здесь не одни.
     - Ах, прости, забыла... Ну, рассказывай дальше.
     - А дальше - все.
     Действительно, кроме электростанции внутри огороженного  пространства
не было больше ничего, кроме снежных  сугробов,  через  которые  в  разных
направлениях тянулись цепочки собачьих и человеческих следов.
     - Где же ваша знаменитая шахта?
     - Здесь. Но она замаскирована.
     - Подумаешь! - Наташа опять фыркнула. Сейчас она была явно не в себе.
Не то волновалась, не то специально нарывалась на скандал.  -  Вон  в  том
месте снег просел. Тепло, значит, из-под земли поднимается.
     - Действительно, - Пряжкин присмотрелся  повнимательней.  -  Придется
подсыпать снежку.
     - Ладно, полезли вниз. Здесь задубеть можно.
     Стараясь не поскользнуться на обледеневших ступеньках, они спустились
к подножию башни, где  их  все  еще  дожидался  Пашка,  который,  судя  по
окуркам, приканчивал десятую самокрутку.
     - Наташа, сейчас ты окажешься там, где уже много лет не бывал ни один
чужак. Не все министры имеют  право  посещать  пункт  управления  запуском
стратегических ракет. Люди, которых ты встретишь,  могут  показаться  тебе
странными. Они живут в особых условиях и по особым законам. Постарайся  их
понять или хотя бы будь снисходительной, - сказал Пряжкин как можно  более
убедительно. - Прежде чем сказать или сделать что-нибудь, подумай.
     - Отстань, - Наташа кусала губы. - Я никуда не пойду.
     - Почему? Мы же договорились.
     - Я передумала. Что я вам, мартышка цирковая?
     - Наташа, прошу тебя... Я уже говорил, что от того, как  ты  поведешь
себя сегодня, зависит очень многое, - сказал Пряжкин.
     - Для тебя?
     - Для нас обоих.
     - Хорошо, только потом не обижайся. - Она резко вырвала руку.
     - Если так, то не пойдем.
     - Нет, пойдем. - Наташа почти кричала. - Раз  ты  все  уже  решил  за
меня, пойдем?
     - Вот тебе и любовь, - философски заметил Пашка. - Вчера как  голубки
ворковали, а ноне как собаки лаются.


 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1088 сек.