Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Юрий БРАЙДЕР, Николай ЧАДОВИЧ - СТРЕЛЫ ПЕРУНА С РАЗДЕЛЯЮЩИМИСЯ БОЕГОЛОВКАМИ

Скачать Юрий БРАЙДЕР, Николай ЧАДОВИЧ - СТРЕЛЫ ПЕРУНА С РАЗДЕЛЯЮЩИМИСЯ БОЕГОЛОВКАМИ

    Весь остаток дня и ночь Пряжкин провел в сладком томлении, а  с  утра
пораньше заставил Пашку скрести избу  и  готовить  праздничный  ужин.  Еле
дождавшись сумерек (а ходить на свидание по свету здесь было не  принято),
он отправился в министерство пропаганды.
     Однако  там,  в  действительно  крошечной  комнатке,   почти   сплошь
заставленной  узкими  железными  койками,  его  ожидал  сюрприз  не  менее
впечатляющий, чем ушат ледяной воды, внезапно опрокидывающийся на  голову.
На одной койке с Наташей сидел министр пропаганды Гремислав Овечкин, более
известный по кличке Погремушка, и,  раскрыв  рот  до  ушей,  нес  какую-то
ахинею (ничего другого, по убеждению Пряжкина, он нести не мог).
     Но не это было самым страшным.
     Самым страшным была реакция Наташи на эту ахинею - серебристый смех и
милая улыбка. В руке она  держала  кружку,  в  которой  дымилась  какая-то
черная бурда.
     Кофе, по запаху определил Пряжкин. Он  терпеть  не  мог  это  горькое
пойло, но знал, что для многих оно дороже и желанней спирта.
     - Ну, зах-х-ходи, - по-хозяйски  сказал  Погремушка,  хотя  рожа  его
выражала совершенно противоположные пожелания.
     Наташа сразу умолкла и уставилась в свою кружку.
     Погремушка только с виду казался  полным  придурком.  Во  всех  своих
делах,  в  особенности,  если  они  касались  женщин,  он  был   настырен,
изобретателен и почти всегда  добивался  успеха.  На  этой  почве  он  уже
неоднократно  схлестывался  с  Пряжкиным.  Ходили  слухи,  что  Погремушка
приходится внебрачным сыном самому Силе Гораздовичу Попову, который лет до
сорока действительно был неутомимым  женолюбом.  Косвенным  подтверждением
этому служила его высокая должность, доступное немногим звание "соратника"
и масса  всяких  поблажек  и  льгот,  которыми  пользовалось  министерство
пропаганды. В другой ситуации Пряжкин, возможно,  и  отступил  бы,  да  уж
больно дорог был нынче приз.
     - Тебе нужно что-нибудь? - спросил Овечкин. - Видишь, я  занят  пока.
Завтра к утру заходи. А лучше - к обеду.
     - Я не к тебе, - холодно ответил Пряжкин, проходя вперед.
     Наступило долгое тягостное молчание. Наташа  не  шевелилась  и  вроде
даже дышать перестала. Погремушка медленно наливался дурной кровью.
     - Я в твои дела лезу? - спросил он голосом,  не  предвещающим  ничего
хорошего. - Я тебе работать мешаю?
     - А ты разве работаешь? - делано удивился Пряжкин.
     - Работаю!
     - Ну и чем же конкретно ты сейчас занят?
     - Готовлю текст выступления перед оленеводами Туркестана.
     - Покажи.
     - А ты кто такой, чтобы я его тебе показывал? Или ты  начальник  мне?
Катись отсюда!
     - Только после тебя.
     - Ах так! - Погремушка вскочил.
     - Знаете что! - подала, наконец, голос Наташа. - Уходите оба  отсюда!
Немедленно! Ну что вы за люди! Прямо петухи какие-то. Все  настроение  мне
испортили.
     Плечом к плечу Пряжкин и Погремушка дошли до сеней, а на крыльце  как
по команде остановились.
     - Я это тебе, гад, никогда не забуду, - от всей души пообещал министр
пропаганды.
     - Не прыгай, а то по стенке размажу, - предупредил Пряжкин.
     - Да я таких вояк, как ты...
     Что делал Погремушка с такими вояками, как Пряжкин, осталось  тайной,
потому что спустя секунду он лежал  головой  в  сугробе.  Министр  обороны
несколько раз обошел вокруг поверженного коллеги, но бить больше не стал -
очень уж непрезентабельно выглядел тощий зад Погремушки, а  в  особенности
его голая спина, на которой задралось с полдюжины  нижних  рубашек  разной
степени свежести.
     - Вставай, - сказал Пряжкин, вполне миролюбиво. - Не трону.
     Погремушка с усилием выдернул из снега голову и глубоко, со  всхрапом
вздохнул, словно ныряльщик, вернувшийся с большой глубины.
     - Все, - печально произнес он. - Все тебе, Пряжкин. Конец.
     - Ползи, ползи...
     - Все, - повторил Погремушка, как  сомнамбула.  -  Все.  Конец  тебе,
Пряжкин.
     - Ползи, говорю. Папочке пожалуйся.
     - А за это тебе дважды конец.


     К счастью, министр бдительности был еще на службе.  Увидев  входящего
Пряжкина, он мановением руки отослал из кабинета троюродную  племянницу  и
деверя, что-то докладывавших ему перед этим.
     - Что случилось? - спросил он. - На тебя глядеть страшно.
     - Невыполнимое задание вы мне поручили, - сообщил Пряжкин. -  Овечкин
ее ни шаг от себя не отпускает. Чуть ли не под арестом держит.  Вижу,  она
бы и хотела со мной поговорить, да не может. Надо что-то предпринимать.
     - У тебя самого какие-нибудь соображения есть?
     - Первым делом ее надо из министерства пропаганды  вытащить.  Пошлите
ее, к примеру, в Ливонию. Пускай расскажет народу, какая невыносимая жизнь
за рубежом. А я сопровождающим поеду.
     - Губа у тебя не дура, - Зайцев почесал свой бледный остренький  нос.
- Вот что. Завтра  к  рубежу  отправляется  караван  за  данью.  С  ним  и
поезжайте. Думаю, двух суток тебе на все хватит. А я тем временем и камеру
подготовлю. Вот только куда на это время Овечкина деть?  Еще  увяжется  за
вами.
     - Вы его в противоположную сторону пошлите. К оленеводам  Туркестана.
Он давно туда рвется.
     -  Это  ты  неплохо  придумал.  Вот  только  с   Силой   Гораздовичем
согласовать надо.
     - А разве он сам за данью не едет?
     - Приболел Сила Гораздович. Вместо себя Шишкина посылает.
     - Так мне, значит, на завтра готовиться?
     - Готовься. Все детали я беру на себя. Но только смотри,  не  подведи
меня!
     - Что ж ты один, начальник? - удивился Пашка, когда Пряжкин  вернулся
в штаб. -  Выходит,  я  зря  половицы  ножичком  скреб!  А  какая  закуска
пропадает  -  глянь!  Я  за  этого  лосося  теплые  портянки   отдал.   Не
сговорились?
     - Не сговорились, - признался Пряжкин.
     - Если тебе баба нужна, я мигом организую.
     - Нет... Мне на твоих баб сейчас смотреть противно. Эх,  Пашка,  если
бы ты ее видел...
     - Не печалься, командир. Не все еще потеряно. Сокол, и тот не  всякую
утку с первого захода бьет.
     - Завтра утром пораньше встанем. К рубежу пойдем. За данью. Ты  нарты
приготовь.
     - Дело хорошее. За данью я хоть на край  света  поеду.  Только  одних
нарт, думаю, мало будет. Я к утру штук пять пригоню.
     - Хватит одних.
     - Твое слово последнее, командир. Одни,  так  одни,  -  разочарованно
протянул Пашка. - Только это дело сначала отметить не мешает. А  то  удачи
не будет.
     - Бес с тобой, - сдался Пряжкин. - Только для порядка  сначала  идола
ублажи.
     - Это я мигом! -  Прихватив  кружку  спирта  и  хвост  лосося,  Пашка
вылетел из избы.
     Продышав в оконном стекле  глазок,  Пряжкин  глянул  наружу  и  успел
застать самый конец обряда жертвоприношения - выпив до дна  кружку,  Пашка
топнул ногой, утерся рукавом и что есть силы шлепнул  идола  лососиной  по
носу.
     - Исполнено, - доложил он, возвращаясь. -  Доволен,  кол  деревянный.
Дары с благодарностью принял и счастливого пути нам пожелал.
     Спустя час Пряжкин, обнимая Пашку, заплетающимся  языком  втолковывал
ему:
     - Ты знаешь, что такое тангаж? Да где тебе... Тангаж  -  это  угловое
движение летательного аппарата относительно оси,  проходящей  через  центр
массы  летательного  аппарата  и  перпендикулярное  продольной   плоскости
симметрии. Смотри, рисую... Понял? Никто этого  здесь  не  знает!  Один  я
знаю...
     - А теперь и я буду знать! - промычал Пашка. - Мне, начальник,  знать
можно?
     - Тебе можно! Наливай...
     - С нашим уважением. За тангаж!
     - За тангаж!


  





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1002 сек.