Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Юрий БРАЙДЕР, Николай ЧАДОВИЧ - СТРЕЛЫ ПЕРУНА С РАЗДЕЛЯЮЩИМИСЯ БОЕГОЛОВКАМИ

Скачать Юрий БРАЙДЕР, Николай ЧАДОВИЧ - СТРЕЛЫ ПЕРУНА С РАЗДЕЛЯЮЩИМИСЯ БОЕГОЛОВКАМИ

   Как и многие другие наследственные правители, Сила  Гораздович  Попов
имел  много  физических  и  нравственных  изъянов.  Первые  он  маскировал
просторной, специально для него продуманной хламидой Верховного волхва,  а
вторые довольно успешно скрывал при помощи цветистой демагогии, до которой
был великий охотник еще с юных лет.
     Министры, которых, включая Пряжкина и Зайцева, было, как и апостолов,
ровным счетом двенадцать, сидели за длинным столом, где  в  обычное  время
обедало и ужинало многочисленное патриархальное семейство Поповых.
     Почти  все  они  состояли  в  ранге  сподвижников,  а  трое:  министр
бдительности, градостроения и  вероисповедания  -  даже  соратников.  Один
только разнесчастный министр здоровья как родился приверженцем, так до сих
пор и числился в этой категории. Статусом ниже его были только  кочевавшие
чучмеки, которых и людьми-то можно было назвать с большой натяжкой.
     Вопросов на повестке дня заседаний кабинета  министров  было  немало:
министр распределения отчитывался о  результатах  последнего  сбора  дани,
министр промышленности докладывал о проекте реконструкции кузницы, министр
градостроения  требовал  гвоздей  для  ремонта  служебной  избы,   министр
вероисповедания сетовал на общее падение  благочестия,  министр  культуры,
сняв  часть  одежды,  демонстрировал  новые  образцы  татуировки,  министр
пропаганды смутно намекал о каких-то безответственных личностях,  вносящих
раскол и смуту в государственное устройство. Министр  земледелия  подробно
изложил планы предстоящей посевной компании, признав некоторые  допущенные
в прошлом ошибки. Так, например, хлеб минувшей весной сеяли ломтями, и он,
понятное дело, не взошел, а ведь элементарная логика подсказывает, что раз
хлеб выпекают из муки, то и сеять  надо  именно  ее.  То  же  самое  и  со
свеклой, которую перед посадкой необходимо извлекать из консервных  банок,
что раньше  не  делалось.  Еще,  сказал  министр,  мы  собираемся  посеять
картофельные чипсы и желтый плод неизвестного  названия,  семена  которого
были подарены министерству земледелия женой Силы Гораздовича.
     Одним из последних слово взял  Зайцев.  Кратко,  но  красочно  описав
текущий исторический момент, он призвал повысить бдительность  в  связи  с
приближением весенне-летнего периода,  характеризующегося,  как  известно,
повышением степени  миграции  животных  и  птиц,  многие  из  которых,  не
исключено, будут использованы  в  своих  целях  врагами.  Кроме  того,  он
высказал требование усилить охрану  рубежей,  для  чего  к  уже  имеющимся
заграждениям, самоловам, капканам и  засекам  добавить  забор  из  колючей
проволоки шириной не менее чем в четыре кола, идолов-пугал,  расставленных
через каждые пятьсот шагов, и специальные курительницы, на которых  должно
сжигаться средство, отгоняющее злых духов и развеивающее недобрые помыслы.
Секретом этого средства, якобы,  уже  владело  министерство  бдительности.
Кроме того, Зайцев выразил сомнение  в  надежности  самой  системы  охраны
города. Коварные враги,  потеряв  надежду  пробиться  в  него  по  суши  и
воздуху, несомненно, попытаются использовать земные недра. О наличии таких
попыток в прошлом свидетельствует недавно откопанная  возле  Тухлой  Речки
туша неведомого животного с огромными клыками. Неизвестно пока, что же это
такое: порождение природы, злой дух, или новая выдумка врагов, - но такому
чудовищу  ничего  не  стоит  прорыть  подземный  ход   в   святая   святых
государства.  Во  избежание  подкопов  нужно  срочно  придумать   какое-то
устройство, сигнализирующее о  сотрясении  почвы.  Теперь  о  сборе  дани,
продолжил он. Какая-то польза от нее, возможно,  имеется.  Но  вреда  куда
больше. Дети спрашивают, откуда  такие  красивые  баночки,  такие  сладкие
конфетки и такая теплая одежда. Взрослые, конечно, понимают, что  все  это
изготовлено  исключительно  с  подрывной  целью.  Но  как  это   объяснить
несмышленышам?  Необходимо  делать  главный  упор  на  собственные   силы,
развивать промыслы, сельское хозяйство и оленеводство. И  в  заключение  о
фактах утери бдительности. Тут  Зайцев  многозначительно  замолчал,  отпил
воды из кружки, откашлялся и продолжал, то и дело косясь на Пряжкина.
     - Всем отлично знаком наш сподвижник, министр обороны и член коллегии
волхвов Пряжкин. До самого последнего времени я имел о  нем  самой  лучшее
мнение. Возложенная на Пряжкина огромная ответственность требует, чтобы он
всегда был беззаветно предан интересам  государства.  Однако  в  последнее
время в поведении Пряжкина стали проявляться, мягко говоря,  оплошности  и
просчеты.  Взять  самый  свежий  случай.  Рубеж  пересекает  некая  весьма
сомнительного вида  особа,  заявившая,  что  она,  якобы,  желает  навечно
поселиться  в  нашем  государстве.  Поймите   правильно,   я   не   против
перебежчиков в принципе. Наступает время, когда народные массы  зарубежных
стран, разорвав цепи лжи и страха,  кинутся  к  нам  сотнями  и  тысячами.
Однако если мы при  этом  утратим  бдительность,  значит,  утратим  и  все
остальное, включая жизнь. Имея весьма  серьезные  подозрения  относительно
этой девицы, я поручил Пряжкину разоблачить ее. Почему именно Пряжкину,  а
не кому-то другому? Объясняю: шпиона в первую очередь должна  интересовать
боеспособность наших войск.  Следовательно,  он  попытается  внедриться  в
министерство обороны. Значит, Пряжкину и карты в руки. Как же повел себя в
этой  ситуации  наш  хваленый  министр?  Думаете,  он  провел   тщательное
расследование? Расставил хитроумные  ловушки?  Обнаружил  у  подозреваемой
шпионское снаряжение? Как бы не так! Пряжкин  собрался  жениться  на  этой
особе! На потенциальном вражеском агенте! На человеке, вряд  ли  способном
воспринять наши идеалы, нашу веру и наши стремления.  А  ведь  Пряжкин  не
какой-нибудь погонщик  оленей  или  караульный  на  башне.  Напоминаю,  он
министр обороны, причастный к нашим самым  сокровенным  тайнам.  Он  знает
такое, чего не знает ни один  из  присутствующих  здесь,  исключая,  может
быть, только Силу Гораздовича, чьи знания, как  известно,  безграничны.  И
все это Пряжкин обязан передать своему  сыну,  в  преданности  и  верности
которого мы  должны  быть  абсолютно  уверены.  Сумеет  ли,  спрашивается,
перебежчица дать ребенку правильное воспитание? А если она не перебежчица,
а хуже того - шпионка! Кого она вырастит? Врага! Нашего могильщика! Убийцу
наших детей! Выношу этот вопрос на обсуждение кабинета министров.  У  меня
пока все.
     Речь Зайцева вызвала бурные эмоции у всех, кроме Силы Гораздовича. Он
по-прежнему  мило   улыбался,   что-то   черкал   в   своем   блокноте   и
переговаривался вполголоса с секретарями и референтами. Казалось, страшные
обвинения против Пряжкина прошли мимо его ушей.
     - А что ты, Пряжкин сам  об  этом  скажешь?  -  подал  голос  министр
градостроения, человек рассудительный и сравнительно не злой.
     - Я полностью отвергаю все высказанные в мой адрес обвинения.  Нельзя
делать из честного человека шпиона. Нельзя друзей превращать во врагов.  Я
убежден, что эта девушка пришла к нам с самыми чистыми побуждениями. Здесь
же ее сразу начали травить.  Моя  связь  с  ней  не  плод  легкомыслия,  а
результат серьезных размышлений. Уверен, что вместе  с  ней  мы  воспитаем
достойного продолжателя нашего общего дела, верного сподвижника, а  может,
даже и соратника. Пользуясь случаем, прошу у кабинета министров разрешения
на вступление в брак.
     -  А  помните,  в   прошлом   году,   по   ходатайству   министерства
вероисповедания вам была предложена в жены моя племянница Голуба  Козлова,
- ни с того ни с сего спросил министр здоровья. - Чем она вам не  подошла,
интересно?
     -  Отвечать  обязательно?  -  Пряжкин  почувствовал,   что   начинает
наливаться яростью.
     - На заседании кабинета министров на любой вопрос надо давать  ответ,
- объявил Зайцев.
     - Ваша Голуба, хоть и косая на оба глаза, однако успела переспать  со
всем министерством  вероисповедания,  кроме  деревянных  идолов,  конечно.
Зачем мне такая жена? Ладно бы, если ни кожи, ни рожи  нет,  так  хоть  бы
стыд имела.
     -  Вы  только  послушайте,  что  он  говорит!   -   взвился   министр
вероисповедания. - И о ком! О  жрице  бога  Дида!  Если  она  и  совершала
половые акты, то исключительно в ритуальных целях. У нее должность  такая!
Никому  не  имеет  права  отказывать!   Со   стороны   Пряжкина   допущено
богохульство!
     -  Да  он  давно  уважение  к  людям  потерял,  -  пробасил   министр
распределения. - Ведет себя вызывающе. Как будто бы и осадить его некому.
     - Осадим! Осадим! - хором заверили его коллеги.
     - А сегодня утром, подстрекаемый этой девкой, он напал на меня  прямо
у  дверей  Усыпальницы.  Я  весь  в  синяках  и  ссадинах.  Многие   могут
подтвердить. Вот он, к примеру, - Погремушка указал  пальцем  на  министра
градостроения.
     - Да, - немного поколебавшись ответил тот. - Такой факт имел место.
     - Я как-то однажды попробовал сосчитать идолов,  которые  молятся  за
министерство обороны, - снова влез министр вероисповедания. - Жуткое дело!
Сорока трех штук не хватает. А у тех, которые в наличии, жертвенные  чашки
мхом заросли. Как можно допускать такое глумление над кумирами!
     - Трезвым его уже давно не видели.
     - Выскочка!
     - На лекциях в школе всякую чепуху несет...
     - К ответу его!
     - К суду!
     - Испытать огнем!
     - Наказать примерно...
     - Изгнать прочь! И немедленно!
     - Лучше отдайте его нам для  опытов,  -  фальцетом  проблеял  министр
здоровья. - А то  я  вчера  средство  от  слабости  самолично  принял.  На
собственном организме не побоялся испытать. Так поверите, с тех пор ремень
на штанах боюсь застегнуть. Жена  кальсоны  не  успевает  стирать.  Полное
расстройство дефекации и метеоризм.
     - Что-что? - подозрительно переспросил Зайцев.
     - Расстройство стула, говорю, и недержание газов,  -  гордо  объяснил
министр здоровья.
     - Ну это я уже давно почуял. Водки  с  корой,  ивы  выпей.  Некоторым
помогает.
     - Пусть Пряжкин сначала девку выдаст! - крикнул Погремушка.
     - Допросить шпионку!
     - Подвесить за волосы и нагаечкой по мягким местам!
     - Обоих подвесить...
     - Нет, все же лучше огнем испытать!
     Пряжкин слушал все это, не веря собственным ушам.  Люди,  которым  он
никогда не причинял зла, со многими из которых был если не в дружеских, то
вполне  приличных  отношениях,  вдруг  безо  всякого   серьезного   повода
накинулись на него, как стая волков на подранка. Все: и прошлые заслуги, и
безукоризненное происхождение, и незыблемый до последнего времени  статус,
и давние связи с каждым из присутствующих - внезапно оказалось никчемным и
бесполезным.  Стена,  всегда  защищавшая  его,  обернулась  вдруг   ветхим
заборчиком. Жуткое ощущение  полной  беспомощности  сковало  его.  Заранее
заготовленные доводы в свою защиту вылетели из головы, язык онемел,  мысли
спутались, и Пряжкин с пугающей ясностью ощутил, что он именно тот, о  ком
сейчас наперебой кричали члены кабинета министров - вероотступник, наглец,
изменник и пьяница.
     - Ну, ладно вам, ладно, - прервал возмущенный гвалт Сила  Гораздович.
- Накинулись все на одного. Разве так можно? Что плохого он сделал? Украл,
убил, предал? Человек жениться хочет, а вы его на куски готовы  разорвать.
Подход негосударственный. Выходит, мы зря его кормили, учили, одевали? Все
с начала теперь? И кого на его место назначить? Тебя, что ли, Шишкин?  Или
тебя, Овечкин? Зайцев вон  какой  с  виду  умный,  а  ведь  в  автоматикой
телемеханике ни в зуб ногой. Даже не знает, что  это  такое.  Кто  из  вас
может  систему  энергораспределения  ракеты  наладить?  А?   Вот   видите.
Незаменимых людей, конечно, нет. Не станет Пряжкина, будет кто-то  другой.
Определенные меры мы в свое время приняли. Да только зачем нам самим  себе
заботы придумывать? Взять того же Зайцева. Человек бдительный,  ничего  не
скажешь. Только где нам столько колючей проволоки взять,  чтобы  в  четыре
кола все государство огородить? Хватит, что он в прошлом году всех гусей и
уток распугал. А вдруг не прилетят они больше с испуга? Значит,  ни  мяса,
ни пера, ни пуха! К каждой проблеме тонкий подход требуется. Тут рубить  с
плеча нельзя. А то раскаркались  -  Пряжкин  то,  Пряжкин  се...  На  себя
посмотрите. То обблюетесь, то обдрищетесь! Тем более, что с Пряжкиным  еще
ничего не ясно... Встань, сподвижник. Тебе что, в  самом  деле  эта  девка
приглянулась?
     - Да, - облизав пересохшие губы, выдавил Пряжкин.
     - Уверен, что не шпионка она?
     - Да, - прошептал Пряжкин.
     - Не слышу... Громче. Шипишь, как дохлый селезень. Ну, а теперь гляди
мне в глаза и отвечай как на духу: кто тебе дороже, девка  приблудная  или
родная держава?
     - Так нельзя... разделять. Родная держава есть родная  держава,  а...
она... это она...
     - Да я же не заставляю тебя прямо сейчас от нее отречься. Может,  она
и в самом деле без вины виноватая... Ты мне ответь на отвлеченный  вопрос:
что выбираешь - родину или бабу, если та и в самом деле вражеское отродье?
     - Родину...
     - Вот это я и хотел от тебя услышать.  Если  эта  девка  шпионка,  то
ясно, куда ее потянет. Сразу и  выяснится,  что  к  чему.  Завтра  же,  не
откладывая, возьми ее с собой под землю. Покажи ей все, что  захочется.  А
потом пусть расскажет твоим людям, какая тяжелая и подлая жизнь за рубежом
и какое счастье оказаться здесь. Если она злые намерения хранит, это сразу
выяснится. Внимательно наблюдай за ней. Все подмечай, и слова  и  взгляды.
Соглядатаев за тобой не будет. Возьмешь  только  своих  людей.  И  решение
примешь сам. Доверим ему, соратники и сподвижники?




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1011 сек.