Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Микки СПИЛЛЕЙН - Я, ГАНГСТЕР

Скачать Микки СПИЛЛЕЙН - Я, ГАНГСТЕР

   Они подстерегли меня в баре, что на Второй авеню. Выждали,  пока  схлынет
вечерняя толпа, и тогда только взяли. Двое этих улыбающихся верзил в  модных
шляпах с узкими полями легко могли затеряться среди молодых клерков. Но  кто
понимает, сразу бы  заметил  едва  видимый  перекос  плеча,  возникающий  от
привычки носить оружие всегда с одной  стороны,  и  это  накладывало  особый
отпечаток на их облик.
   Подойдя ко мне вплотную, они  придвинули  табуретки  и  только  собрались
открыть рот, как я избавил их от излишних  хлопот:  допил,  сунул  в  карман
сдачу и поднялся.
   - Пошли? Один из них, голубоглазый, согласился с улыбочкой:
   - Пошли.
   Я ухмыльнулся, кивнул на прощанье бармену и направился к двери. На  улице
аккуратный толчок в бок  повернул  меня  направо,  другой  такой  же  толчок
заставил меня завернуть за угол. Там нас ждала машина. Один из  них  сел  за
руль, другой - справа от меня. Я не ощущал боком оружия на парне справа,  из
чего сделал вывод, что он его держит в руках.

***

   В дверях, широко расставив ноги и сунув руки в карманы, стоял приземистый
мужчина, смотревший вроде бы в никуда, но замечавший все. Другой молча сидел
на подоконнике за моей спиной. Слышно было,  как  уличные  часы  на  площади
пробили  девять.  Позади  меня  приоткрылась  дверь,  ведущая,  очевидно,  в
кабинет, и чей-то голос сказал:
   - Введите его.
   Улыбчивый верзила пропустил меня вперед, сам вошел следом  и  прикрыл  за
собой дверь.
   И тут я в первый раз пожалел, что оказался  не  в  меру  сообразительным.
"Тоже мне, умник нашелся", - думал я, почувствовав холодок,  пробежавший  по
спине. Я плотно сжал губы и ухмыльнулся,  ибо  стоило  мне  произнести  хоть
слово, они бы сразу поняли, как я к ним отношусь.
   Легавые. В штатском, но легавые. Пятеро передо мной, один сзади. Да еще в
соседней комнате двое. Но эти пятеро выделяются, это сразу заметно. Выправка
та же, но они мягче. Если у них и есть острые углы, то они надежно спрятаны.
До поры до времени.
   Пятеро мужчин, пять разных однобортных синих  или  серых  костюмов,  пять
темных  галстуков  и  белых  рубашек  -  официальный  стиль,   хотя   и   не
встречающийся в обычной полицейской практике. Пять пар бесстрастных и  в  то
же время внимательных глаз, казавшихся, впрочем, усталыми и невосприимчивыми
к юмору.
   Тощий, сидевший в конце стола, был другого типа, и, присмотревшись к нему
повнимательнее, я понял, что он ненавидит меня так же сильно, как и я его.
   Стоя у двери, улыбчивый верзила спросил.
   - Он нас узнал. Ждал нас.
   В голосе тощего заметны были и полутона.
   - Ты слишком сообразителен для.., шпаны.
   - Я - не та шпана, с которой вы привыкли иметь дело.
   - Ну и давно ты понял? Я пожал плечами:
   - С самого  начала.  Недели  две.  Они  переглянулись.  Это  им  явно  не
понравилось. Один слегка пригнулся к столу, лицо его покраснело.
   - А как ты это понял?
   - Я же сказал вам. Я - не совсем обычная шпана.
   - Тебе, по-моему, задали вопрос Я поглядел на малого, который пригнулся к
с голу Его руки были крепко сжаты и побелели в суставах, но лицо уже пылало.
   - Я уже играл в эти игры, - пояснил я. - Животное  всегда  знает,  что  у
него есть хвост, даже если он короткий. Я тоже знал, что за мной хвост  -  с
того момента, как вы его ко мне приставили.
   Малый посмотрел мимо меня на улыбчивого верзилу:
   - А ты это знал?
   Мой приятель у двери секунду помешкал:
   - Нет, сэр.
   - Но хоть подозревал? Он снова помешкал:
   - Нет, сэр. И в рапорте наших сменщиков этого тоже не было.
   - Поразительно, - сказал мой собеседник. - Просто поразительно. - Тут  он
снова взглянул на меня:
   - А ты мог оторваться от хвоста?
   - В любой момент.
   - Понимаю. - Он замолчал и немного пососал губу. - И все-таки решил этого
не делать. Почему?
   - Из любопытства. Скажем так.
   - Ну, а если б за тобой ходил кто-то, чтобы тебя убить, тебе тоже было бы
любопытно?
   - Конечно, - сказал я. - Вы же сами знаете, я - дурак.
   - Ну-ну, парнишка, выбирай выражения. Я снова ухмыльнулся,  да  так,  что
почувствовал свой шрам на спине.
   - Идите вы все к дьяволу!
   - Послушай...
   - Нет, это ты послушай,  козел  паршивый..,  и  не  указывай  мне,  какие
выбирать выражения. И вообще ничего мне не указывай, не то сейчас пойдешь..,
туда, где ни разу не бывал. И не смей меня запугивать, хоть у  меня  и  была
уже одна ходка...
   Верзила позади меня перестал улыбаться и подсказал им:
   - Дайте ему выговориться.
   - Да, черт возьми, дайте мне выговориться. Все равно у  вас  нет  выбора.
Это вам не вола гонять с карманником или шлюхой, у которых при виде  легавых
коленки трясутся. Я вообще ненавижу легавых, а вас, козлов, и подавно.
   - Все? Закончил?
   - Нет, - возразил я. - Но я уже наигрался. Я въехал в  ваши  игры,  чтобы
выяснить, в чем дело, и дело оказалось мерзкое. Так что я спрыгиваю. Если вы
думаете, что у меня это не получится, то попробуйте меня удержать. Но тогда,
правда, придется объяснить ваше поведение паре-тройке  газет,  в  которых  у
меня есть хорошие друзья.
   Тощий спросил:
   - Все?
   - Да. А теперь я с вами прощаюсь.
   - Погоди прощаться.
   Я остановился на ходу и взглянул на него  вопросительно.  Никто  даже  не
пытался помешать мне уйти. Но в воздухе что-то висело: во всей их игре  было
что-то мне непонятное. Я снова  ощутил,  как  у  меня  напряглась  спина,  и
спросил:
   - Ну, что еще?
   Тощий развернулся в кресле:
   - У меня сложилось впечатление, что ты любознательный малый.
   Я вернулся к столу:
   - Ладно, друзья. Но пока вы меня в это дело не вписали, позвольте  задать
вам пару вопросиков. Тощий бесстрастно кивнул.
   - Вы - легавые?
   Он снова кивнул, но в его глазах мелькнуло новое выражение.
   - Хорошо. Допустим. Мы - легавые, но.., особого рода.
   Тогда я спросил:
   - А я кто, по-вашему?
   Он ответил медленно и спокойно:
   - Райен, Ирландец. Шестнадцать приводов, одна  судимость  за  оскорбление
действием. Подозревался  в  соучастии  в  нескольких  убийствах,  нескольких
ограблениях и трижды проходил свидетелем по делам  об  убийствах.  Связан  с
известными преступниками, не имеешь никаких очевидных источников дохода,  за
исключением небольшой  пенсии  из-за  нетрудоспособности,  полученной  после
Второй мировой войны. Проживаешь по адресу...
   - Достаточно, - прервал я его.
   Тощий немного помолчал, откинувшись в кресле:
   - И еще - ты весьма неглуп.
   - Благодарю. Все-таки два года колледжа.
   - Это тоже имело отношение к криминальной сфере?
   - Это не имело никакого отношения вообще  ни  к  чему.  Вышибли  под  зад
коленкой. Он постучал пальцами по столу:
   - Итак, ты заметил, что  за  тобой  две  недели  ходил  хвост.  А  знаешь
почему?
   - Сначала я решил, что вы хотите втянуть меня в  какую-нибудь  историю  и
сделать стукачом. Если так, то зря  стараетесь.  На  это  у  вас  мозгов  не
хватит.
   - Думаешь, у тебя больше мозгов, чем у целого подразделения полиции?
   Они внимательно наблюдали за мной. Никто не проронил ни слова.
   Наконец я сказал:
   - Ладно. Я действительно любознательный. Объясните все  сами,  но  только
доступным языком. Чтобы я мог уловить нюансы.
   По кивку тощего все остальные вышли из комнаты.
   - Надо выполнить одно задание, - сказал он. - По ряду обстоятельств мы не
можем этого сделать сами. Одно  из  этих  обстоятельств  очевидно:  по  всей
вероятности, мы достаточно хорошо известны.., противоположной стороне. Кроме
того, есть еще и психологический фактор.
   - Очевидно, там завязана красотка, - вставил я. Он сделал вид,  будто  не
расслышал.
   -  У  нас  работают  крутые  профессионалы.   И   хотя   нам   предлагают
дополнительные силы, и тоже из профессионалов высокого класса, все же.., они
связаны некоторыми условностями своего.., сословия. Я думаю, ты  сам  можешь
догадаться об остальном.
   - Несомненно, - согласился я. - Попробую угадать.  Вам  нужен  зверь.  Вы
выродились в такое лощеное стадо, что вынуждены  нанимать  гангстера,  чтобы
наживить свой крючок. Ну, я попал?
   - Очень близко к десятке, - подтвердил он.
   - Что ж, продолжаю с интересом слушать.
   - Нам нужен признанный талант. Вроде тебя. Кто-то, кто  может  на  равных
иметь  дело  с..,  противоположной  стороной.   Кто-то,   чьи   криминальные
способности можно направить в нужное нам русло.
   - То есть зверь, - подсказал я, - но не крупный  и  благородный,  а  так,
вроде шакала. Чтобы бегал по джунглям вместе с крупными, но они  бы  его  не
съели.
   - Ну что ж, можно сказать и так.
   - Но это еще не все. Главное, что если его.., ну, съедят,  то  не  жалко,
никто этого даже не заметит. Подумав немного, он ответил:
   - Это то, что ты называешь "доступным языком"?
   - Но ведь я попал в точку?
   - В общем-то в точку,  -  печально  подтвердил  он.  Я  медленно  покачал
головой. Потом отодвинулся от стола и выпрямился во весь рост.
   -  Ты,  приятель,   слегка   ошибся   в   терминологии.   Тут   есть   не
психологический, а философский фактор. А  вот  обращение  ко  мне  и  впрямь
является задачей для психолога. Зданьице-то не из легких.
   - М-да... Но я думаю, что вряд ли имеет смысл апеллировать к патриотизму.
   - Это ты правильно угадал. Государственный флаг и  прочий  хлам  временно
можно не вытаскивать.
   - Так что ж тогда может тебя привлечь?
   - Ну, во-первых, конечно, моя собственная любознательность, но есть и еще
кое-что. Деньги.
   - Сколько?
   Тут уж я улыбнулся во весь рот:
   - Десять штук. Чистыми. Без, знаете  ли,  налогов  и  удержаний.  Мелкими
бумажками, и не новыми.
   - А ты понимаешь, что я от тебя хочу? Теперь уж я все выложил начистоту:
   - Ты уже сам раскрылся. Патриотизм не существует  в  городском  масштабе.
Так что мы  выходим  на  международную  арену.  И  я  вижу  три  сферы,  где
дубинноголовые легавые могут  меня  использовать:  наркотики,  идущие  через
Италию, Мексику или Китай, контрабанда золота и красные.
   Тощий молчал.
   - Ну, так сколько? - переспросил я.
   - Ты получишь свои десять штук.
   - Только не забудь: без вычетов и мелкими банкнотами...
   - Все, как ты сказал.
   - Еще один пунктик.
   - Спрашивай, - разрешил он.
   - Почему вы решили, что я за это возьмусь?
   -  Потому  что  ты  ненавидишь  легавых  и  политиков,  а  тут   получишь
возможность вдоволь над ними поиздеваться.
   Я прищурился:
   - Что-то ты, дружище, недоговариваешь.
   - Ты, Ирландец, прав. Хорошо соображаешь. Деньги - важный  мотиватор,  но
голыми руками никого не возьмешь. Ты получишь и  яд,  и  противоядие.  Итак?
Согласен?
   Я кивнул:
   - Да. А чего вы от меня ждали?
   - Да ничего иного и не ждали. - Он вытащил бумажку из кармана и развернул
ее настолько, чтобы я увидел нижнюю часть листа с  его  подписью.  Затем  он
протянул мне ручку:
   - Подписывай.
   Я невольно рассмеялся. Он даже не предложил мне прочитать. Для  меня  моя
собственная подпись не значила ровно ничего, и мне было  гораздо  интереснее
сперва подписать, а потом прочитать. Я подписал.
   - В чем смысл этой бумаженции? - поинтересовался все же я.
   -  Ничего  особенного.  На  случай  отдаленных  последствий  она   должна
подтвердить, что ты обладаешь определенными полномочиями.
   - Какого рода?
   - Такого рода, как если б ты сам был легавым, - пояснил он.
   Тут уж я высказался напрямую, и говорил медленно и  четко,  чтобы  он  не
упустил  ни  единого  словечка.  Когда  я  наконец  остановился,  он  слегка
побледнел и крепко сжал губы.
   - Ты все, сказал? - спросил он.
   - Это все, что я могу сказать "доступным языком".
   - Честно говоря, мне наша сделка тоже не очень нравится.  И  если  бы  мы
могли обойтись своими силами, я бы никогда на это не пошел. Но теперь  ты  с
нами.
   - Предположим, я выйду из игры?
   - Этого ты не сделаешь.
   - Ну, ладно. Это я так спросил. Ну и  что  теперь?  Я,  наверное,  получу
ценные указания?
   - Ничего подобного.  Ты  получишь  только  одно  имя.  Надо  найти  этого
человека. А что для этого потребуется сделать.., ты сделаешь.
   - Черт подери, нельзя ли все-таки объяснить, что к чему?
   Улыбка снова появилась на его лице.
   - Вот ты как раз и объяснишь, что к чему. Это твоя работа. Шаг  за  шагом
все прояснится. Сам поймешь, что надо делать.
   - Конечно. Это вы грандиозно придумали. Так кто же?
   - Его имя - Лодо.
   - И это все?
   - Все. Его надо найти. Сам поймешь, что надо делать.
   - И все деньги тогда?
   - Да. Куча денег. Больше, чем ты имел за всю свою жизнь.
   - Сколько у меня есть времени?
   - Время не ограничивается.
   Я весело рассмеялся. Глядя на меня, он снова весь напрягся.
   - Ну и еще один вопрос напоследок, потом уже будет не до того. Кто вас на
меня навел?
   - Некто по имени Биллингз. Генри Биллингз. Слыхал? Смешок застрял у  меня
в горле.
   - Да, я его знаю.
   "Знаю ли я его? Этот жалкий подонок в сорок пятом донес военной  полиции,
что я нашел десять тысяч  золотом,  припрятанных  каким-то  фрицем.  И  пока
патруль искал у меня  по  карманам  меченые  монеты,  сам  скрылся  со  всей
добычей. День нашей встречи станет для него последним днем его жизни".
   Немного успокоившись, я спросил:
   - А где я мог бы его найти?
   - В Бруклине.., на кладбище.
   Мне хотелось кусать стену. Не для того я так долго мечтал об этой  мести,
чтобы он от меня ускользнул. Я ждал двадцать лет.
   - А что с ним случилось?
   - Его застрелили.
   - Хм...
   - Он не менял своего имени.
   - Хм... - снова сказал я.
   - А перед смертью он рекомендовал  нам  тебя.  Сказал,  что  единственный
человек, который еще больший негодяй, чем он сам, - это ты.
   - Это он приврал.
   - Так ты по-прежнему согласен?
   - Безусловно.
   "Теперь-то я ни за что не откажусь. Когда-то Биллингз купил что-то на эти
десять штук, а это по праву принадлежало мне. Какая мне разница,  у  кого  я
это отберу?"
   - С чего начинать?
   - С телефонного номера. Он был найден у Биллингза.
   - Чей номер?
   - Вот это ты и выясни. Нам не удалось.
   И снова он полез в карман. Достал оттуда блокнот и записал номер телефона
откуда-то из Мюррей-Хилл. Показал его мне, затем разорвал и поджег спичкой.
   Выйдя на улицу, я поймал такси и стал тщательно  обдумывать  ситуацию,  в
которой невольно оказался. По многим признакам она  напоминала  ловушку,  но
все же я решил рискнуть. Я - Ирландец из Бруклина, старик Райен, буду биться
за обещанный мне приз.
   "Черт возьми, - думал я, - я ведь не новичок в этом  деле.  Я  давно  уже
плаваю в этих водах и научился  без  труда  лавировать  между  рифами.  Даже
грозные рыбы из крупных стай оставляют меня в покое".
   Угол Сорок девятой  улицы  и  Шестой  авеню.  Я  расплатился  с  шефом  и
направился к заведению Джо Ди Нуццио. Я пошел сразу в дальнюю  комнату,  где
ожидал встретить Арта Шея, и подсел к нему.
   Арт - странный малый. Он пишет сценарии для какого-то  объединения,  хотя
мог бы быть первоклассным телерепортером, если б не  испортил  отношения  на
телевидении еще в сорок пятом. Сейчас он все время сует свой  нос  в  крутые
дела и явно из кожи вон лезет, чтобы угодить под пулю.
   Он считывал какие-то гранки, но тем не менее посмотрел на  меня  с  явным
интересом.
   - Ну, над чем работаем?
   - Со мной приключилась забавная история, - усмехнулся я.
   - Насколько я понимаю, не впервые. Кто на этот раз включил тебя в  список
жертв?
   - Арт, - сказал я, - расскажи мне кое-что.  Тебе  приходилось  слышать  о
том,  чтобы  такого,  как  я,  использовали   для   чего-то   иного,   кроме
наушничества?
   Уголки его глаз сузились.
   - Пожалуй, нет. А что случилось?
   - Ничего особенного. Просто меня кое-что интересует.
   - Что-нибудь занятное?
   - Возможно.
   - Хочешь поговорить?
   - Пока нет. Ситуация еще не прояснилась. Может,  там  и  для  тебя  место
найдется. Слышал когда-нибудь о некоем Биллингзе?
   В его глазах снова мелькнул интерес.
   - Тот, которого подстрелили пару дней тому назад? Я кивнул.
   - Что-то было в газетах.  Считается,  что  в  него  стрельнул  кто-то  из
дружков. - Вдруг Арт замолчал и  серьезно  на  меня  посмотрел.  -  Райен..,
по-моему, лет десять тому назад ты говорил, что хочешь убить парня  с  таким
именем. Это ты его?..
   - К  сожалению,  старина,  мне  это  так  и  не  удалось.  Кто-то  другой
постарался.
   - Страшно интересный разговор, Райен, рассказывай дальше.
   - Хорошо, прочти вот это. Биллингза пристукнули не по ерунде.  Тут  такое
крупное дело, что не сойдет с первых страниц минимум неделю.
   - Какого рода? Я покачал головой:
   - Я сам еще не знаю.
   - А ты-то здесь при чем?
   - Биллингз знал что-то такое, из-за чего и меня  могли  убить.  Это  было
последнее, что он сделал в своей жизни, но сделал он это неплохо. После того
случая  паршивцу  приходилось  всю  жизнь  ужом  вертеться,  чтобы  избежать
расплаты, но он таки вывернулся. - Тут я помолчал и улыбнулся во весь рот. -
По крайней мере, он так считал.
   Арт опустил подбородок на руки:
   - А чем я могу помочь?
   - Как аккредитованный журналист, ты можешь добыть  кое-какую  официальную
информацию. Постарайся разузнать обстоятельства его смерти. Сможешь?
   - Это будет нетрудно. На это дело наверняка  есть  досье.  -  Он  немного
помолчал, потом добавил:
   - Ты мне предлагаешь мелкого червячка на большой крючок.
   - Благодарю, - я поднялся. - Слышал когда-нибудь о некоем Лодо?
   Он подумал и произнес с расстановкой:
   - Нет. А это важно?
   - Кто знает. Но ты подумай об этом.
   - Хорошо, как мне с тобой связаться?
   - Помнишь старый трехэтажный особняк Папы Мэнни?
   - На Второй улице?
   - Он теперь мой. Я живу на первом этаже.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0582 сек.