Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Микки СПИЛЛЕЙН - Я, ГАНГСТЕР

Скачать Микки СПИЛЛЕЙН - Я, ГАНГСТЕР

***

   Вы поднимаетесь на шестнадцатый этаж  и,  оказавшись  в  роскошном  фойе,
попадаете прямо в  объятия  прелестной  улыбающейся  рыжеволосой  девушки  и
компании Питера Ф. Хейнса Третьего.
   Девушка осмотрела меня снизу вверх, пуговица за пуговицей, дошла до  лица
и улыбнулась еще лучистее. Хотя я вырядился в костюм за двести долларов, она
сразу поняла, что я не похож на обычных клиентов Хейнса. На мне  были  белая
сорочка с обычным воротником, аккуратный галстук, заколотый темной булавкой,
а манжеты торчали из-под рукавов пиджака ровно на полдюйма. Скромные золотые
запонки тоже были хорошо видны. Не в порядке было только лицо. Вряд  ли  оно
ей напоминало типичного клиента Хейнса. Да и к тому же у меня не было папки.
При мне был пистолет, и именно для  него  (чтобы  ничего  не  было  заметно)
потребовался двухсотдолларовый костюм.
   - Добрый день, - поприветствовала меня рыжая.
   - Здравствуй, крошка, - ответил я.
   - Могу ли я быть вам полезна? - спросила она.
   - Всегда, - ответил я.
   - Пожалуйста... - начала было она.
   - Это я должен сказать "пожалуйста", - поправил ее я.
   - Прекратите! - прервала она.
   - А что ты мне  за  это  дашь?  -  поинтересовался  я.  Тогда  она  снова
улыбнулась и сказала:
   - Сумасшедший.
   Я улыбнулся ей в ответ:
   - Кармен Смит здесь?
   - Да, да, конечно, всегда Кармен Смит, - вздохнула она. - Да, она  здесь.
Она вас ждет?
   - Нет.
   - Тогда вы не сможете ее увидеть.
   - Но кто же мне в этом помешает? - усмехнулся я.
   - Похоже, что никто. Вперед по  коридору,  в  самом  конце.  Она  страшно
разозлится.
   - Очень сожалею.
   Последовало нажатие какой-то кнопки.
   - По крайней мере, я на это  очень  надеюсь.  Когда  будете  уходить,  не
забудьте попрощаться. Я улыбнулся:
   - Не забуду, тут уж будьте уверены.
   Мисс Смит находилась в обществе двух молоденьких  секретарш  и  какого-то
педераста.  Она  сидела  за  письменным  столом  и  говорила  по   телефону,
машинально чертя что-то на газете.  Войдя  в  кабинет,  я  погрозил  пальцем
девчонкам, и они исчезли. От педераста было  труднее  отделаться,  но  и  он
смылся, встретившись со мной  взглядом.  Мисс  Смит  сказала  еще  что-то  в
телефон и повесила трубку. Потом она отодвинула стул от стола и встала.
   Большинство женщин ничего особенного  собой  не  представляют.  Некоторых
можно назвать хорошенькими или дурнушками. Про кого-то можно  сказать:  "она
мне нравится" или "не нравится".
   Но однажды  вам  встречается  женщина,  совершенно  не  похожая  на  всех
остальных, и она вам не только нравится, но вы сразу знаете, что эта женщина
создана для вас. Это как раз  та,  что  давно  ждет  кого-то,  и  вы  чутьем
понимаете, что она еще не нашла того, кто ей нужен.  Она  стоит,  высокая  и
красивая, широкоплечая, как мужчина, но  полногрудая  и  подтянутая;  и  под
узким платьем легко угадываются очертания ее нагого тела. Она ничего из себя
не строит. Ей это и не нужно. Не глядя,  можно  сразу  сказать,  что  у  нее
длинные ноги и мягкие округлости и что во  чреве  ее  тлеет  огонь,  который
можно раздувать и раздувать...
   - Мисс Смит?
   - Да.
   - Меня зовут Райен.
   - Я на утро никому не назначала.
   - А я, крошка, сам пришел.
   Я дал ей возможность хорошенько меня осмотреть. На это  не  потребовалось
много времени. Она поняла...
   - Могу ли я быть вам полезна?
   - Конечно, крошка. Именно об этом и речь.
   - Я слушаю.
   - В цветочном магазине "Лейзи Дэйзи".., в Бруклине.., мне сказали, что ты
просила послать венок на похороны одному моему приятелю.
   Трудно было бы описать смену выражений ее лица.
   - Биллингз, - пояснил я. - Его убили. Был один венок. И он был от тебя.
   И снова на лице  ее  промелькнула  целая  гамма  чувств.  Она  по-женски,
сомкнув колени, присела на угол, было заметно, как дрожит лежащая  на  столе
рука.
   - А вы.., друг?
   - Не совсем его. А ты была ему другом? Глаза ее  наполнились  слезами,  и
она отвернулась, доставая из ящика стола бумажный носовой платочек.
   - Извините. Я никак не могу привыкнуть к мысли о том,  что  погибают  мои
знакомые.
   - Не надо так переживать, солнышко. Он этого не стоит.
   - Понимаю. Но все же это человек, которого я хорошо знала.  А  позвольте,
кстати, узнать, кто вы такой?
   - Меня зовут Райен, крошка.  Грубо  говоря  -  я  гангстер.  Не  крупный,
конечно, но все же фигура известная.
   В глазах ее читался немой вопрос:
   - Но я не.., совсем...
   - А откуда ж ты можешь знать такую личность, как Биллингз?
   - А почему, собственно говоря, я должна это объяснять?
   - Потому что, если я не докопаюсь до ответа  на  этот  вопрос,  рано  или
поздно это выяснят легавые.
   Она глубоко вздохнула, и грудь ее поднялась под платьем.
   Я спросил:
   - Так ты хорошо знала Биллингза?
   - Сначала вы мне кое-что скажите. Раз уж так  мной  заинтересовались,  то
уже.., наверное.., ну, скажем, навели кое-какие справки?
   - Нет.
   - Мистер Райен.., я - игрок.
   - И хороший?
   - Один из лучших.  Мой  отец  был  вообще  профессионалом.  Он  царил  за
ломберным столом и всегда  добивался  того,  что  ему  было  нужно.  Лучшего
карточного шулера, наверное, не  было.  От  него  я  и  унаследовала  основы
ремесла.
   - Ты?..
   - Моя мать умерла родами. И отец больше не женился. Он дал мне  все,  что
мог, в том числе и технику игры, так что я могу очистить  стол  всякий  раз,
когда мне это нужно.
   - Но это еще не объясняет появление Биллингза.
   - Итак, я картежница, мистер Райен. Я  бываю  на  всех  крупных  играх  в
городе. И мои выигрыши несравнимы с тем заработком, который я получаю здесь,
обслуживая толстых, некрасивых мужчин, любящих пощеголять  перед  дамами.  И
если вы действительно гангстер, то разузнайте обо мне в округе.  Я  уверена,
что вам много порасскажут.
   - Мне не обязательно расспрашивать. Но все же это не объясняет Биллингза.
   -  Биллингз  был   странным.   Хороший   шулер,   но   против   настоящих
профессионалов слаб. Временами он бывал хорош  Но  однажды  он  сел  с  нами
играть, и я засекла его на передергивании. Он сначала ничего не понял  -  до
тех пор, пока я снова не пригласила его за наш стол. Знаете,  мистер  Райен,
меня иногда такие личности развлекают. Я могла разделать его в  пух  и  прах
просто из спортивного интереса.
   - Ну и сколько ты у него выиграла?
   - Сотню-другую, не больше. У него, конечно,  водились  деньги,  но  мы-то
играли ради игры, понимаете? В таких случаях деньги не столь важны.
   - Ну и как он был?
   - Хорош, но не слишком.
   - Когда ты его последний раз видела? Она ни минуты не колебалась:
   - За три дня до убийства.
   - И ты могла бы это доказать? Когда она наконец пришла в себя, она просто
сказала:
   - Эх, не надо было мне этот венок посылать.
   - Не в этом дело, крошка.
   - Так в чем же тогда?
   - Понимаешь,  ты  роскошная  девочка.  Вице-президент  крупной  компании.
Получаешь полторы штуки в неделю, а когда босс в отъезде,  сама  здесь  всем
заправляешь. У тебя особняк на Мэдисон-авеню и кредиты в лучших магазинах. И
ты любишь играть. Карты. Все это я мог бы легко выяснить.
   - Но вы ведь сказали, что никаких справок не наводили.
   - Конечно, мне все это выложил один словоохотливый швейцар.
   - Так что же тогда во мне подозрительного, мистер Райен? -  В  глазах  ее
снова были слезы.
   - Крошка, ты  послала  пятидолларовый  венок.  Она  опять  не  мешкала  с
ответом:
   - Он как игрок большего не стоит, мистер Райен.
   - А ты очень сентиментальна?
   - Нет, это было просто жестом.
   - Такие жесты часто означают месть.
   - Мертвому безразлично. Это было просто жестом. А сейчас я об этом жалею.
   - Не нравится мне это, крошка, - ласково сказал я ей.
   Она взглянула на меня, и видно было, что вице-президент испарился,  между
нами был обыкновенный стол, и мы  могли  находиться  где  угодно.  Она  была
обыкновенной женщиной и смотрела на меня холодно, с явным желанием  поскорее
от меня отделаться. Это длилось, может,  секунду,  но  было  ясно,  что  это
чувство неподдельное.
   - Мой отец был хорошо известен в Монте-Карло, -  сказала  она.  -  А  еще
лучше - в Лас-Вегасе. Его звали не Смит.  И  однажды  какой-то  сумасшедший,
проигравший ему своей собственной колодой крапленых карт, его застрелил.
   - И какая же судьба постигла этого сумасшедшего?
   - Девятилетняя дочь убитого  с  десяти  футов  размозжила  ему  череп  из
охотничьего ружья.
   - Ты? - тихо переспросил я.
   - Я.
   - Скажи, а ему ты тоже послала пятидолларовый венок?
   - Нет. - Она смотрела на меня прямо, хотя и с  улыбкой.  -  Это,  правда,
сделала женщина, с которой жил мой отец.
   - Этот жест мне нравится, - холодно заметил я.
   - Я думаю, что он был уместен. - Тон ее голоса совпадал с моим.
   - Ты имеешь в виду последний?
   - Интересно получилось с Биллингзом.  Он  убит,  и  ты  сюда  пришел.  Не
полиция, а ты. Почему?
   - Когда-то Биллингз сдал меня за десять штук, - сказал я. - И похоже, что
он сделал это еще раз. И мне интересно  найти  всех  действующих  лиц  этого
спектакля.
   - Думаешь, я могу быть одним из них?
   - Не знаю.., но, крошка... В общем, скоро я это узнаю.
   - Мне его не жалко, - сказала она. - Мне, собственно, все равно,  жив  ли
он, мертв ли. Отчасти я, может, этому и рада, а в общем, мне все равно.  При
чем здесь ты, мне тоже никакого дела нет. Ну, это все?
   Я ухмыльнулся, выпрямил спину и облокотился на стол.
   - Нет, крошка, - сказал я. - Еще кое-что.  Тебе  уже,  наверное,  не  раз
говорили, что ты - интересная девочка. Так что мы с тобой не соскучимся.
   До этого она по-настоящему не улыбалась. Теперь  я  заметил,  что  у  нее
влажный рот и белые зубы. Что-то с ней все-таки случилось. Я вдруг  заметил,
что у нее карие глаза и каштановые волосы. Она была крупной  женщиной.  Ниже
меня, но все равно крупная. Она подняла голову, посмотрела  мне  в  глаза  и
сказала:
   - Нет. Это что-то новое. Так меня еще никто не называл.
   - Как "так"?
   - Просто интересной.
   - Приношу извинения.
   - Я не принимаю извинений здесь, мистер Райен. - Она посмотрела на часы и
снова улыбнулась мне. -  Уже  почти  полдень.  Придется  вам  принести  свои
извинения за ленчем.
   - А ты  вновь  становишься  сообразительной,  крошка.  Она  вопросительно
улыбнулась, но затем поняла, в чем дело, и свободно рассмеялась:
   - Действительно, мистер Райен, есть основания, по которым мне хотелось бы
еще некоторое время побыть с вами. Понимаете, у меня много знакомых  мужчин,
но мне ни разу не доводилось перекусывать с гангстером. Ну, мы идем?
   Я повел ее к Пэту Шейну. Мы ели в самом дальнем углу,  вдали  от  людских
глаз и сигаретного дыма. К тому времени как бифштексы были съедены, мало что
осталось в истории жизни Кармен Смит, чего бы я еще не  знал.  Наконец,  она
испытующе посмотрела на меня и положила свою ладонь на мою руку.
   - Райен, как ты думаешь, тебе удастся узнать, кто убил Биллингза?
   Я перевернул кисть руки и взял ее ладонь в свою.
   - Я обязательно их найду.
   - А это.., опасно?
   Я не мог удержаться от смеха:
   - Да уж точнее не скажешь. Пара парней уже убиты.
   - Пара?
   - Ну вот, например, был такой Хуан Гонзалес. Слышала о нем?
   - Нет.., имя знакомое.
   И тут одна мысль пришла мне в голову.
   - Послушай, Кармен, когда ты виделась с Биллингзом, ты не  замечала,  что
он чем-то напуган?
   - В последний раз он.., скажем так, нервничал. Очень плохо играл.
   - А велики ли были ставки?
   - Совсем несерьезные. Мы еще  над  ним  подтрунивали.  Но  он  ничего  не
говорил.
   - Скажи-ка.., упоминал ли он когда-нибудь при тебе имя Лодо?
   - Лодо? - Она помолчала, потом покачала головой. - Нет. Он -  нет.  Но  я
где-то его слышала. Кто он?
   - Не знаю.., пока. Но скоро узнаю.
   Теперь она заключила мою ладонь в обе свои руки:
   - Только, пожалуйста, осторожнее, Райен.
   - Хорошо, киска, а почему?
   - А вдруг мне еще разок захочется пообедать с известным бандитом? - Она с
улыбкой отняла руки, посмотрела на часы и вытащила блокнотик. -  Пора  идти.
Мне еще нужно кое-куда забежать.
   - Иди. Встретимся внизу.
   Двое моих знакомых, Эдди Мэк и Фэтс Сибул, говорили о чем-то  с  Пэтом  и
видели, как я спускаюсь. Фэтс заметил:
   - Неплохая у тебя сегодня компания.
   - Потрясающая. Что скажешь, Фэтс?
   - Мы ее проверили. С ней все в порядке. Хотя в  карты  режется,  как  сам
черт.
   - Это я и сам выяснил.
   - Где ты ее подцепил? - поинтересовался Эдди Мэк.
   - Добывая сведения про Биллингза.
   - А-а, про этого, - он фыркнул, - его-то никто не станет оплакивать. - Он
замолчал и, нахмурившись, взглянул на меня. - А ты что, его знал?
   - Эх, приятель, я мечтал его убить. Но не удалось. Он нервно оглянулся  и
облизал губы.
   - Райен, скажи.., как ты думаешь, кто мог его прикончить?
   - Думаю, что парень по имени Лодо. Слыхал когда-нибудь?
   На этот раз целая гамма чувств отразилась на лице Пэта.
   - Ну что, Пэт? - спросил я.
   Он жестом попросил говорить потише.
   - Это стремное имя, парень.
   - Ты его знаешь?
   - И знать не хочу. Пару дней тому назад сюда приходили  два  перепуганных
парня, и один из них звонил из дальнего автомата, когда я сидел  в  конторе.
Он-то меня не заметил, но я все слышал. Он говорил, что видел здесь каких-то
парней и что заходил Лодо. Было ясно, что он узнал об этом  случайно,  и  он
сказал, что сам смывается.
   - И все?
   - С меня достаточно. Я хочу, чтобы здесь все было тихо.  Хватит  с  меня,
насмотрелся на стрельбу и трупы.
   - Ну-ну, Пэтси, не расстраивайся.
   - Смотри, Райен, если уж ты решил  этим  заняться,  то  уж,  прошу  тебя,
подальше от этого места.
   Я, улыбнувшись, обещал.
   За их спинами мне навстречу шла Кармен, и заметно было, что  все  на  нее
смотрят.
   - Добрый день, Фэтс... Эдди. Вы знакомы с Райеном?
   - Встречались, - сказал Фэтс. Я кивнул им на прощанье и  вышел  вместе  с
ней. Мы взяли такси.
   - Похоже, что Фэтс и Эдди меня одобрили. Ты удовлетворен?
   - Совершенно  не  удовлетворен,  крошка.  Она  улыбнулась  мне  в  ответ.
Неожиданно она обняла меня за шею, и я ощутил на своих губах  влажный  огонь
ее рта. Это было потрясающе, но слишком быстро кончилось.
   - Я ведь никогда не целовалась с гангстером, - объяснила  она  и  тронула
мои губы пальцем. - Ну а теперь удовлетворен?
   - Нет, - сказал я, усмехнувшись.
   - Ты холодный: огромный, страшный и холодный.
   - Киска, вице-президенты так не разговаривают.
   - Я подумала, что так ты лучше поймешь, - ответила она насмешливо.
   - Тогда лучше говори по фене. Она вдруг стала серьезной:
   - Ты не блатной. Я ведь видала блатных.
   - Да ну?
   - Ты мне можешь понравиться, но блатной - никогда.
   Такси остановилось.
   - Мы приехали, - сказал я.
   - Увижу ли я тебя еще когда-нибудь? - спросила  она,  и  глаза  ее  очень
просили ответить "да".
   - Если скажешь "пожалуйста". Она улыбнулась и вновь прикоснулась  к  моим
губам пальцем.
   - Пожалуйста.
   - Я тебе позвоню.
   - Буду ждать. Когда?
   - Когда найду Лодо.
   - Только будь осторожен.
   - Хорошо.
   Она вышла. Длинноногая, с  широкими  бедрами,  она  шла  и,  несмотря  на
платье, казалась совершенно обнаженной.
   Я попросил таксиста отвезти меня обратно к Ди Нуццио. Арта  не  было,  но
Джо сообщил мне, что Арт дважды пытался до меня дозвониться и, не  добившись
успеха, ушел.
   На ходу выпив пива, я кивнул Джо и вышел на перекресток в надежде  быстро
поймать такси. И тут впервые заметил за собой хвост. Невысокий  парнишка,  в
пластиковом плаще и с торчащими  из  кармана  сложенными  бумагами.  Он  был
напряжен, как на службе, а когда увидел меня, то невольно вздрогнул, что его
и выдало. Чтобы удостовериться в правильности своих предположений, я немного
потоптался на углу, затем пошел налево. Он шел за мной, поглядывая время  от
времени через плечо, не едет ли такси.
   Увидев наконец такси, он вскочил в машину, доехал до угла и  остановился.
Я знал, что он поджидает, пока я возьму  следующую  тачку,  и  тогда  поедет
вслед за мной. Если бы у меня было больше свободного времени, можно было  бы
неплохо поразвлечься, но вместо этого я вернулся на  прежний  перекресток  и
взял машину там. Придется легавым попотеть,  если  хотят  получить  от  меня
следующий отчет.
   Когда я подъехал к своему дому, припустил дождь. Улица была пуста,  исчез
даже Питер-пес со своими газетами.  Я  отпустил  таксиста,  вытащил  ключ  и
побежал к подъезду. Вошел в квартиру, зажег свет, и тут началось.
   Там сидели двое с пистолетами наготове. Я отпрянул в сторону, чем  спутал
их планы; один из них выругался. В этот момент я спрятался  за  стул,  потом
отпихнул его и увидел, как выстрел  продырявил  обивку.  Но  я  уже  вытащил
пистолет, и пуля сорок  пятого  калибра  навсегда  уложила  одного  из  этих
парней. Другой ринулся было к двери, но я пальнул ему по коленям. Он упал  и
завопил что было мочи, но тут же получил по губам  дулом.  Он  лежал  и  все
время матерился.
   Лежавший за моей спиной кашлянул и затих.
   - Пока ведь еще не очень больно, - сказал я. - Потерпи пару часиков.
   Тот, что был у двери, отпустил  свои  колени,  посмотрел  на  собственные
руки, которые были в крови, и потянулся было за выпавшим пистолетом. Я ногой
отпихнул игрушку подальше. Страшно было смотреть ему в глаза, казалось, если
б он мог, то убил бы меня взглядом на месте.
   Я прицелился ему в живот:
   - Ну, бедолага, кто тебя послал?
   - Иди ты...
   - Поаккуратней. Я вовсе не такой законопослушный обыватель, как ты можешь
подумать. Мне не составит труда отослать тебя к верхним людям. У  меня  даже
есть разрешение на ношение оружия. Так что делай выводы, и побыстрей, у тебя
не так много осталось времени.
   Он снова посмотрел на свои  руки,  и  его  чуть  не  стошнило.  Потом  он
завалился на бок.
   - Мне нужен врач...
   - Тебе, дружок, скоро понадобится гробовщик.
   - Но, смотри...
   - Говори... - Я снова стал целиться.
   - Райен.., это был приказ.., это... - Каким-то образом почувствовав,  что
должно произойти, он успел оглянуться на дверь, прежде  чем  выстрел  оттуда
размозжил ему череп. Я успел вовремя уклониться, и вторая  пуля  в  меня  не
попала. В этот момент свет погас, и дверь с шумом захлопнулась.
   Я мог бы довести дело до конца, но мне загораживал дорогу труп.  Когда  я
снова взвел курок и выбежал за дверь, кругом было уже пустынно.
   Видно было, как по темной улице передвигаются какие-то тени, но я все  же
вышел. Из соседнего подъезда выглядывал калека Рэзтаз.
   - Рэз, ты его видел? - спросил я.
   - Забежал за угол. Как только ты вошел, туда подъехала машина. Она его  и
забрала.
   - Ты кого-нибудь узнал?
   - Одного я знаю.
   - Которого?
   - Толстого. Это Лардбакет Пирсон.
   - Но как ты смог его узнать? Тебе же отсюда не было видно лиц.
   - Лица я не видел, но видел его толстую задницу и  походку.  Его  однажды
легавые подстрелили в зад, с тех пор он так и ходит.
   - Я его совсем не знаю.
   - Этот Пирсон из джерсийской мафии, а я и  сам  из  Джерси.  Он  рэкетир,
всегда около доков околачивается. - Рэзтаз  потер  лицо  рукой.  -  Они  все
еще.., там?
   - Да. Убиты.
   - Странно, я отсюда ничего не слышал. Полиция приедет?
   - Подожди, может, я сам с ними справлюсь. Помалкивай пока.
   - Ну, меня-то ты знаешь.
   Я сунул ему в карман сложенный банкнот и похлопал по плечу. Он улыбнулся,
кивнул, а я вернулся в дом.
   Ни один из этих подонков ничего  при  себе  не  имел.  Ни  бумажника,  ни
документов, никаких бумаг. Это были предусмотрительные профессионалы, но при
их занятии некоторый риск неизбежен.
   Я перезарядил пистолет, сунул пригоршню пуль в карман и снова взглянул на
своих неудачливых посетителей. Кое-что  стало  проясняться.  Постепенно  все
становилось на свои места. Когда рабочая гипотеза была  готова,  я  выключил
свет и вышел  в  парадное.  Дождь  заглушал  все  звуки.  В  окна  никто  не
выглядывал, не слышно было ни шагов  на  улице,  ни  воя  сирен  полицейских
машин.
   На углу я все же спрятался в тени высокого здания. Машин было мало, всего
несколько такси с пассажирами  ехали  с  зажженными  фарами.  Тротуары  были
пусты.
   Минут пять я выжидал. Затем кто-то на противоположной  стороне  вышел  на
тротуар, начал кашлять; потом его стошнило, и он нетвердой походкой пошел от
подъезда  к  обочине  тротуара.  Он  тронулся  в   сторону   Второй   авеню,
придерживаясь за стену дома, потом все же оторвался  от  дома  и  решительно
направился через дорогу.
   Машина, которая в некотором отдалении стояла у обочины, отъехала и зажгла
фары, так что этот  человек  стал  хорошо  виден.  Затем  она  также  быстро
припарковалась на то же место, и фары погасли.
   Они ждали меня. За моей спиной, у Первой авеню, наверняка ждут другие.
   Меня приказано убрать. Значит, за это время я стал столь  значительной  и
важной фигурой, что кому-то  начал  сильно  мешать.  Что-то  я  сделал,  или
увидел, или подумал. Так или иначе, я теперь стал смертником.
   Матушка Хаггинз никогда не запирала парадный вход. Я этим  воспользовался
и незаметно через ее дверь прокрался  во  двор.  Достаточно  было  перелезть
через низенький заборчик, и я оказался в  проходе  между  бакалейной  лавкой
Бенни и соседним зданием. Затем я снова  пересек  двор  и  по  дорожке,  где
обычно стояла машина прачечной Джеми Тохи, вышел на  улицу,  прошел  немного
влево и снова оказался вблизи Второй авеню. Недалеко от моего угла  все  еще
стояла их машина. Глядя на нее, я ухмыльнулся и направился в противоположном
направлении, к аптеке Гими.
   С пятой попытки я дозвонился до Арта и рассказал ему  о  случившемся.  Он
спросил меня, что  мне  еще  нужно,  и  в  голосе  его  слышалось  некоторое
напряжение.
   - Постарайся что-нибудь разузнать о персонаже по имени Лардбакет  Пирсон.
Возможно, он связан с кем-нибудь из Джерси, - попросил я.
   - Это-то ладно. А что ты собираешься делать  с  этими  ребятами  в  твоей
квартире? Если они просто будут продолжать там лежать, можно быть совершенно
уверенным, что никто их там никогда не найдет.
   - А почему бы это не сделать тебе, Арт?
   - Что именно?
   - Зайди ко мне и найди трупы. Любая газета дорого даст  за  сообщение  из
первых рук с сенсационными фотографиями.
   - Ты что, свихнулся? Слушай...
   - Нет, ты  слушай.  Сделай  это.  А  то  мне  придется  звонить  парню  с
телевидения. Дай мне сутки на раздумье, а потом так и сделай.
   Он тяжело вздохнул в трубку, прежде чем ответил:
   -  Ладно,  старина,  согласен.  Но  это  будут  грязные  деньги.  Легавые
повыдергивают на себе все волосы.
   - Тем более. Принято единогласно.
   - Где я смогу тебя найти?
   - В "Неаполитанском кафе" на Второй авеню.  Не  застанешь  меня,  попроси
передать что угодно. Они это сделают.
   Переговорив с Артом, я достал записную книжку и начал листать ее, пока не
наткнулся на телефон Кармен Смит. Набрав номер, я долго ждал, прежде  чем  с
досадой повесил трубку.
   Затем я позвонил Джейку Макгафни. Он  был  свободен  и  сказал,  чтобы  я
немедленно приходил. Дорога заняла у меня не более двух  минут,  но  ноги  я
все-таки промочил.
   Взглянув на меня, он сразу спросил:
   - Старик, что случилось?
   Я все рассказал. Он налил себе виски и открыл мне банку пива.
   - Это не может быть из-за меня, а, Райен?
   - Вряд ли. Если убийство Гонзалеса тут ни при чем, то ты, я думаю, можешь
быть спокоен.
   - ?..
   - Кстати, куда ты Гонзалеса посылал?
   - А-а, у него были легкие точки. Несколько  баров..,  штук  двадцать,  не
больше. Он с них получал. Да еще с кого-то по соседству. - А вокруг доков он
"гулял"?
   - Гонзалес? Нет. Я в тот район вообще не  суюсь.  Там  засела  команда  с
Аптауна.
   - Так я и думал. Сколько  он  обычно  приносил?  Джейк  пожал  плечами  и
скорчил гримасу:
   - Он приносил  две-три  сотни  каждый  день,  а  собирал  пять.  Немного,
конечно, но когда целая бригада парней работает понемногу, то без  бабок  не
сидишь.
   - А в деле-то он как?
   - Крысой его не назовешь. Не украл и цента за все время. А уж я-то в этом
разбираюсь. - Он потянул из своего стакана. - Слушай, так что же все-таки  с
ним стряслось, не знаешь?
   - Замечтался.., решил поехать в кругосветное путешествие.
   - Он? На какие шиши? У него ж ничего за душой нет.
   - У него было десять штук.
   - Господи, да на это и в Майами нельзя  толком  погулять...  -  Вдруг  он
замолчал, отставил в сторону виски и уставился на меня. - Послушай, а где он
взял эти десять штук?
   - Думаю, что у парня по имени Биллингз.
   - Что-то я не очень понимаю.
   - Не огорчайся. Я тоже. Еще один  вопрос.  Тебе  что-нибудь  говорит  имя
Лодо?
   У Джейка была великолепная память на  имена,  и  ему  не  пришлось  долго
раздумывать. Он покачал головой, и говорить нам больше было не о чем.
   Поздно  вечером  такси  ехали  не  торопясь.  Заметив,  что  одна  машина
притормозила у светофора, я бросился к ней прямо  через  дорогу  и  залез  в
кабину. Мы поехали по адресу Люсинды  Гонзалес,  и,  когда  я  вылез,  улица
притихла, как большая собака.
   В щели под дверью, ведущей в квартиру Люсинды, был виден свет; я постучал
и услышал шум отодвигаемого стула.
   Увидев меня, она с отсутствующим видом улыбнулась, и я почувствовал запах
виски. Прикрыв за собой дверь, я спросил:
   - Люсинда, деньги еще при тебе? Она тяжело опустилась на стул и  откинула
рукой волосы со лба.
   - Да, но теперь, без Хуана, к чему они мне?
   - Люсинда.., кто еще приходил к тебе за это время?
   - Ко мне? Ну.., соседи. Они часто заходят. Мой двоюродный  брат  приезжал
из Аптауна.
   - А друзья Хуана?
   - Сеньор, они же все сви-и-ньи.
   - Но ты знаешь, кто они?
   - Конечно. - Она качнулась и попыталась подняться. - Они с корабля. - Она
тяжело опиралась на стол, стремясь сохранить равновесие. - Это Фредо. И  еще
Том-испанец. Но они свиньи, сеньор. Они все думают, что я их слушаю,  и  все
говорят. А Хуан.., они о нем и не думают.
   Я обошел стол кругом и подошел к ней вплотную.
   - А что за корабль, Люсинда?
   Она пожала плечами и потянулась к бутылке,  но  неловким  движением  руки
опрокинула ее и расплакалась. Я аккуратно посадил женщину обратно на стул, и
там она и осталась сидеть, обхватив голову руками.
   Добравшись до Таймс-сквер, я замешкался,  раздумывая  над  тем,  в  каком
отеле заночевать. Выбрал "Чесси" на Сорок девятой улице и пошел пешком в том
направлении. Но не успел я пройти и квартала, как понял, что за мной  кто-то
идет следом.
   Он шел быстрым шагом и, проходя мимо  и  не  повернув  головы,  произнес:
"Райен", пересек  улицу  на  красный  свет  и  оказался  на  противоположной
стороне.
   Я подождал, чтобы он успел от  меня  оторваться,  потом  перешел  и  сам,
прошелся еще немного по Сорок седьмой и спокойно повернул  за  угол.  Тут  я
остановился и вжался в стену.
   Ничего. Подождав еще пару минут, я шагнул прямо  в  тень,  где  меня  уже
поджидал Диего Флорес.
   Он был страшно перепуган, и его маленькие выпученные  глазки  внимательно
высматривали кого-то на противоположной стороне улицы.  Диего  двигал  фишки
для  Сида  Соломона  с  Мэдисон-авеню  и  всегда  считался  благоразумным  и
спокойным парнем.
   - Привет, Даго, - сказал я. -  Что  случилось?  Он  ткнул  меня  в  грудь
указательным пальцем.
   - Крошка... Ты соображаешь, что ты делаешь? Зачем ты в городе?
   - А почему бы мне здесь не быть?
   - Ты что, не слышал? Райен, крошка, что случилось с твоими ушами? У  тебя
ведь такой слух!
   - Я весь внимание.
   - Дружок.., тот, кто  тебя  замочит,  получит  пять  штук.  Вот  что  все
говорят.
   - Но кто же все-таки так говорит. Даго?
   - Из наших-то никто. Но слух есть. По всему городу.  И  если  ты  сам  не
смоешься, то тебе конец.
   - А откуда сведения?
   - Услышал у Бимми. Знаешь Стэна Этчинга? - Я кивнул, и он продолжал:
   - Это он рассказывал вместе со своим слабоумным братцем. С  тех  пор  как
они в Канарси убрали Флетчера, они пошли в гору. Во  всяком  случае,  сейчас
братья пыхтят, чтобы убить тебя. Но и другие тоже не сидят сложа руки.
   - Даго, а ты почему не с ними?
   - Крошка, ты в своем уме? Думаешь, я так быстро забыл  все,  что  ты  для
меня сделал?
   - Ну а что легавые?
   - Лучше тебе не показываться нигде, где тебя знают. Они даже отели  взяли
под наблюдение. Ты, видать, крупная птица.
   - Ладно, приятель, спасибо тебе. Исчезай, пока тебя со мной не заметили.
   Он снова воровато оглянулся и облизнул губы.
   - Крошка.., ты будь поосторожней, ладно? Я в воздухе эту  вонь  чувствую.
Ясно, что что-то горит.
   - Хорошо.
   Когда он ушел, я переждал минут пять и отправился в  путь,  не  заходя  в
"Чесси". Я вовремя заметил  Мэнни  Голдена  в  вестибюле,  а  его  напарника
Уиллиса Холмса - напротив входа на улице, он разговаривал с  таксистом.  Оба
когда-то служили в полиции, но после скандала  в  сорок  девятом  году  были
уволены. Сейчас они крупные гангстеры. При этом они до сих пор имеют кое-что
на некоторых муниципальных начальников и могут гулять относительно спокойно.
Чтобы успокоиться, я проверил еще несколько гостиниц на  Бродвее,  но  когда
возле одной из них я заметил Марио Сена, то понял,  что  дело  действительно
серьезно. Марио берется только за крупные убийства и не работает  менее  чем
за десять штук. Его всегда подтягивают, когда надо кого-нибудь замочить.
   Марио, казалось, стоит без дела. И я нашел ему  занятие.  Приставив  дуло
пистолета к его спине, я  препроводил  его  в  мужской  сортир  в  вестибюле
гостиницы.
   Он был очень раздражен.
   Я разрешил ему повернуться и посмотреть мне в лицо.
   - Ну, дружок, теперь у тебя хороший противник, - сказал  я  и  с  размаху
ударил его пистолетом по лицу, а когда он, отплевываясь,  наклонился,  то  я
начал хлестать его пистолетом по голове, пока он не затих.
   Похоже, теперь он станет больным гангстером.
   В кармане у него нашелся конверт с тысячей  баксов  пятидесятидолларовыми
бумажками,  который  благополучно  перекочевал  в  мой   карман.   Остальное
содержимое  его  карманов  было  достаточно  тривиальным.  Мои   фотографии.
Полицейские. Очевидно, их достали Голден с Холмсом. Я спустил их  в  унитаз,
снова попотрошил Марио и, обнаружив у него еще четыреста баксов, добавил  их
к уже у меня имевшимся.
   Вечер обещал быть удачным.
   На улице я тут же взял такси, доехал до Двадцать  третьей  улицы,  прошел
пару кварталов пешком и на один квартал вернулся назад.  Потом  еще  направо
один квартал, и я оказался у дома Кармен Смит.
   Внизу я сообщил швейцару, что мне нужно видеть мисс Смит по очень важному
делу и что ему следует позвонить и разбудить ее. Сначала он мне не  поверил,
но я подмигнул, и это его убедило.
   Кармен ответила по внутреннему телефону  и  попросила  дать  трубку  мне.
Услышав мой голос, она пригласила меня подняться. Швейцар все еще нервничал,
так что я передал трубку ему, чтобы она сама все это повторила. Плотно  сжав
губы,  он  проводил  меня  до  лифта  и  показал,   какую   кнопку   нажать.
Поблагодарив, я нажал кнопку.
   Она ждала меня на площадке.
   - Ну, здравствуй. Извини за банальность, но  что  привело  тебя  в  столь
поздний час? Я усмехнулся:
   - Мне негде спать.
   - А-а, - сказала она и широко открыла дверь. - Тогда заходи.
   На ней был прекрасно сшитый двубортный домашний халат, и, когда она  шла,
каждое движение ее тела приглашало вас к ней в постель.
   Как и все красивые женщины, Кармен не выглядела заспанной, а на губах  ее
была заметна помада. Она шла впереди меня и даже в тапочках  казалась  очень
высокой. Она включила свет в  гостиной,  и  я  невольно  остановился,  чтобы
осмотреться и оценить роскошь обстановки.
   Кармен смотрела на меня вопросительно. И тут она поняла. Она улыбнулась и
жестом пригласила меня  сесть.  Затем  молча  приготовила  напитки,  присела
рядом, усмехнулась и положила ногу на ногу.
   Я мог бы совершенно спокойно поцеловать ее в губы.
   - Итак, уважаемый гангстер, что же тебе здесь все-таки надо? -  При  этих
словах на смену усмешке пришел непринужденный смех, и я  сразу  почувствовал
себя увереннее.
   - Киска, - сказал я, - так ты можешь попасть в неприятную историю.
   - Ты имеешь в виду ногу?
   - Ты очень догадлива.
   Она послала мне воздушный поцелуй:
   - Ну а теперь серьезно: зачем ты пришел?
   - Я в трудном положении.
   Улыбка постепенно сползла с ее лица, и она нахмурилась:
   - Полиция?
   - Нет, моя птичка, хуже.  Меня  хотят  убить.  Дальнейших  объяснений  не
потребовалось. Секунду-другую она размышляла,  затем  в  лице  ее  появилась
жесткость.
   - Это серьезно?
   - Достаточно серьезно. Уже стянуты войска. Она задумчиво прищурила глаза.
Затем встала и снова наполнила мой стакан. Протягивая его мне, она сказала:
   - Это поможет тебе все мне рассказать?
   - Это - нет. Но я все равно расскажу... - И я все рассказал.
   Некоторое время она сидела молча, потом спросила:
   - Райен, могу ли я что-нибудь сделать?
   - Приготовить мне постель, киска. Не хочу, чтобы меня застрелили во  сне.
А все мои обычные места им известны.
   - И это все? - Она встала и внимательно изучала меня, сунув в рот  кончик
указательного пальца. Я тоже встал:
   - Есть еще кое-что, но мне не хотелось  бы  тебя,  солнышко  мое,  в  это
втягивать.
   И вот она уже в моих объятиях. Теплая и гибкая, она мягко прижималась  ко
мне, и я без труда угадывал ее желание. Она легко тронула мои губы пальцем.
   - Но почему, Райен?
   - Наверное, я слишком чувствительный для гангстера, - сказал я мягко.
   Она подняла голову и легонько меня поцеловала. Улыбнулась, поцеловала еще
раз и, взяв за руку, провела в комнату для гостей.
   И снова она оказалась в моих объятиях.
   - Ты знаешь, я тоже чувствительная.
   - Потом.
   Ее губы были теплыми и влажными.
   - Хорошо, потом. - И она легко коснулась  моих  губ.  И  снова  это  было
целенаправленно.
   На ее лице появилась озорная усмешка, она опустила  руку  вниз  и  слегка
погладила меня. Потом пожала плечами, сунула мне  халат,  отступила  на  шаг
назад и снова улыбнулась. Затем повернулась и ушла в свою комнату.
   Когда наконец  я  пришел  в  себя,  то  швырнул  халат  на  стул,  принял
по-настоящему холодный душ и лег спать. Засыпая, я вспоминал ее походку,  ее
полное и по-мужски крупное тело, очертания которого  слегка  расплывались  в
сумерках...
   Утром меня разбудил будильник. Проснувшись, я уже знал, где  нахожусь,  и
хорошо помнил, что будильник не ставил. Дверь в мою комнату была приоткрыта,
и халат исчез, так что нетрудно было догадаться, кто это сделал.
   Под часами была краткая записка: "Позвони мне, гангстер". И еще  там  был
постскриптум: "Ты красив".
   В электрическом  кофейнике  был  сваренный  кофе,  на  столе  -  печенье.
Откусив, я набрал  номер  "Неаполитанского  кафе",  спросил,  какой  телефон
оставил для меня Арт, и позвонил ему.
   В трубку доносился утренний шум из какого-то места, где едят,  и  громкие
голоса людей, говорящих на иностранных языках. Слышна была также  музыка  из
автоматического проигрывателя, кто-то визжал. Арт был  совершенно  пьян.  Он
пил всю ночь явно для того, чтобы  напиться,  и  теперь  с  трудом  подбирал
слова.
   - Райен.., я узнал то, о чем ты меня просил.
   - Отлично. Выкладывай.
   - Ты видел сегодняшние газеты?
   - Пока нет.
   - Эти подонки, которых ты.., прикончил.., в твоей квартире...
   - Ну?
   - Кален.., и.., и Станович. Из Элизабет, в  Джерси,  ты  знаешь?  Крепкие
ребята.., из доков. Эти вот... Лардбакет Пирсон.., и этот, как его.., его  и
Тернера Скадо машина упала под откос. Оба убиты. И все подстроено так, будто
это твои ребята сделали.., вот они как...
   Итак, все было достаточно ясно. Похоже, что  дело  намного  крупнее,  чем
казалось сначала. Если кто-то может себе позволить пожертвовать собственными
людьми, значит, идет достаточно крупная игра. Настоящая игра.
   - С кем они связаны, Арт? - спросил я. Он немного пошуршал трубкой:
   - Самый верх, Райен, самый верх. И далеко.., в Европу.
   - Старик, а имена есть?
   Я услышал звук падающего в стакан льда, потом Арт немного отпил и наконец
сказал:
   - Джо из Джерси; все эти амбалы оттуда. Раньше были в  команде  Лаки.  Ты
понимаешь, что это значит?
   - В общем-то да. Ну, еще?
   Тут он хитро рассмеялся:
   - А теперь держись, Ирландец.., есть настоящие новости. У меня приятель в
Риме. Близкий друг. И у него здесь кое-какие связи. С "Америкен кэш".., и он
знает о твоем главном герое.
   - Каком герое?
   - Лодо. -  Арт  икнул.  -  Лодо..,  крупная  шишка.  Лодо..,  это  кличка
начальника из мафии на Восточном побережье. Скоро я узнаю, кто это.
   - Отлично, - сказал я. - Иди домой и жди меня. Слышишь?
   - Хорошо. Только я не буду торопиться. - Он кашлянул, потом сказал:
   - А тебе. Ирландец, везет.
   - Это еще почему?
   - Похоже, что скоро уж тебе.., конец.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1237 сек.