Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Микки СПИЛЛЕЙН - Я, ГАНГСТЕР

Скачать Микки СПИЛЛЕЙН - Я, ГАНГСТЕР

***

   Такие заведения бесполезно описывать, их надо  видеть.  Представьте  себе
старое здание, в котором  все  внутреннее  пространство  являет  собой  одну
комнату, в углу которой воздвигнут подиум для оркестра. По  обеим  сторонам,
сбоку, расположены туалеты, но аромат их чувствуется тотчас, как вы входите.
Позже он растворится в запахе пота,  джина  и  дешевых  духов,  но  поначалу
воняет довольно сильно.
   Парень у входа взял у нас билет и оценивающим взглядом  осмотрел  Кармен.
Она полностью соответствовала своей роли  и  даже  сунула  в  рот  жвачку  и
повесила сумочку через плечо. Карманники, пришедшие первыми, еще  не  начали
потягивать свои легкие напитки, поджидая толпу любителей виски. Но музыканты
были уже на месте. Они наигрывали  тихое  "ча-ча-ча".  Играли  самозабвенно,
полузакрыв глаза, явно для себя, а не для публики.
   Мы  с  Кармен  стали  танцевать,   уютно   расположившись   прямо   перед
саксофонистом. Он подмигнул нам и подпустил несколько низких жалобных нот. А
позади нас собиралось все больше и больше людей: на каждую пару  приходилось
не меньше трех одиноких мужчин.  Было  ясно,  что  рано  или  поздно  должен
разразиться скандал.
   Суббота, дождь, женщин не хватает.
   - Тебе нужна репетиция? - спросил  я.  Ее  волосы  раскачивались  в  такт
музыке.
   - Нет, я найду что сказать.
   - Ну, скажи мне.
   - Альфредо Лиас. С "Гастри". Я дала ему денег,  чтобы  он  мне  в  Европе
купил часы. Он обещал встретиться со мной здесь.
   - И осторожнее с кавалерами.
   - Ну уж с ними-то я справлюсь.
   К десяти собралась толпа. Вдоль всех стен стояли мужчины,  высматривая  в
толпе женщин. Несколько здоровенных мужиков слонялись среди  танцующих,  как
беспокойные псы; они разнимали спорящих, если  где  возникали  конфликты,  и
выдворяли буянов.
   Я отвел Кармен в угол, где продавались легкие напитки, и за доллар  купил
два стакана газировки. Не успела она допить, как к ней подошел хорошо одетый
лоснящийся  тип  и,  даже  не  глядя  на  меня,  пригласил  танцевать.   Она
вопросительно взглянула на меня, я одобрил:
   - Давай проведем эксперимент.
   Лицо его напряглось, но все же он взял ее за руку и повел  в  самую  гущу
танцующих. В этот момент меня тронул  за  руку  стоявший  рядом  парнишка  и
предупредил:
   - Сеньор, с ним надо быть осторожнее. Он сюда ходит не  для  того,  чтобы
музыку послушать.
   Я подождал, пока они вернутся, и когда этот тип начал было  протестовать,
ткнул его пальцем в глаз и увел Кармен подальше. Неудачливый  кавалер  взвыл
от боли уже за моей спиной.
   Мы все ходили и ходили, но того, кто был нам нужен, не  было.  В  полночь
стали танцевать на приз, и какая-то женщина выиграла бутылку виски.
   В час оркестранты стали поглядывать на часы,  и  в  зале  завязались  две
солидные драки. Вышибалы их достаточно быстро  утихомирили,  и  порядок  был
водворен. Парочки стали расходиться, и  даже  одиноких  мужчин  поубавилось.
Вряд ли у Лиаса есть желание развлекаться, если он знает о том,  что  дружка
прикончили. Скорее всего, он будет где-нибудь с краю пытаться снять девочку.
   Я послал Кармен в женский туалет посмотреть, что происходит  там,  а  сам
решил поговорить с ребятами.  Они  в  основном  толпились  кучками,  пили  и
думали, что неплохо развлекаются. Я несколько раз  все  обошел  и  не  нашел
никого, кто бы хоть чем-то походил на Лиаса.  Потом  я  снова  пошел  выпить
стакан кока-колы. Кармен отсутствовала уже довольно долго, и я начал  искать
ее глазами в толпе. Парень в  переднике,  с  карманами,  набитыми  деньгами,
спросил:
   - Ну, что, сеньор, потеряли девушку? Не долго думая, я ответил:
   - Нет.., приятеля. Альфредо Лиаса, с "Гастри".
   - Фредо? Так он же только что здесь был. Прямо за твоей спиной, с Марией.
- Он привстал на цыпочках, вытянул шею и указал пальцем:
   - Вот он, видите, сеньор!
   Я сделал вид, что смотрю, но плохо понял, куда именно.
   - Вон, в сером костюме, около автоматов с газировкой.
   - Теперь вижу, спасибо.
   - Не за что, сеньор.
   Я решительно направился туда прямо  через  зал  с  танцующими  парочками.
Саксофонист отвешивал поклон, и в этот момент меня за руку схватила  Кармен.
Я потянул ее за собой.
   - Райен.., он здесь! Девчонка сказала, что он с Марией и...
   - Знаю, крошка. Вон он.
   Я показал ей его, и в это время оркестр  начал  очередное  "ча-ча-ча".  Я
обхватил ее за талию, и мы,  танцуя,  подошли  к  парню,  которого  называли
Фредо. Но прежде чем я до него добрался, он пошел  танцевать  с  симпатичной
брюнеткой.
   Однако я не терял его из виду. Мы с Кармен все время приближались к нему,
и я заметил, как он смотрит на Марию, не видя ее,  и  лицо  его  застыло  от
ужаса.
   Он был все ближе и ближе, и вот мы рядом.
   - Фредо... - позвал я, и лицо его покрылось мертвенной бледностью;  когда
он посмотрел мне в глаза, в них было ожидание смерти.
   Я рассмеялся, сделал вид, что страшно рад  встретить  старого  дружка,  и
вытянул его из толпы танцующих. Я попросил Кармен взять Марию и пойти с  ней
попудрить носы, пока мы поприветствуем друг друга, а сам схватил  Лиаса  под
руку, стараясь показать всем, что мы с ним приятели.
   Всем, но не Альфреду  Лиасу,  смотревшему  на  меня  глубоким  и  мрачным
взглядом. Он давно ждал этого момента, и вот он наступил.
   - Вы убьете меня, сеньор?
   Сквозь смех я говорил ему слова, которые мог слышать он один:
   - Я хочу увести тебя отсюда живым. Это твой единственный шанс, понимаешь?
Он не понял, но все же сказал:
   - Да.
   - Но сначала надо поговорить. Ты здесь когда-нибудь был?
   - Да. Мы сюда часто ходим.
   - Здесь есть место, где можно поговорить?
   Руки его ожили, казалось, надежда придала ему сил.
   - Вот тут дверь за углом. Туда мусор сваливают. Сеньор, они меня убьют?
   - Надеюсь, нет, приятель. Ты иди назад, а я  скажу  девочкам,  чтобы  они
развлекались без нас.
   - Пойдемте, я все вам скажу, сеньор.
   Он отправился на площадку Я подождал у уборных Кармен с Марией и велел им
побыть одним Они ничего не спросили. Казалось, им вместе очень весело.
   Я проходил прямо перед  оркестровой  площадкой.  На  полпути  я  невольно
остановился, увидав парня, танцующего с высокой брюнеткой, похожей на куклу.
   - Привет, - окликнул я его.
   Джейк Макгафни увидел меня и удивился:
   - Эй, Ирландец, как это тебя сюда занесло?
   - А тебя?
   Он посмотрел на свою красотку и усмехнулся:
   - Спроси у Бете. Она любит туземные развлечения.
   Красотка  улыбнулась,  сказала  ему  что-то  по-испански,  и  они   пошли
танцевать дальше.
   Я  пробрался  к  укромному  месту  и  увидел  там  парней,   опустошавших
контейнеры с мусором. Один из них схватился за  ручку  двери,  и,  пока  она
открывалась, грохнули три выстрела. Девицы в зале завизжали что есть мочи.
   Все ринулись к выходу, и слышны  были  только  проклятья,  посылаемые  на
десятке различных наречий. Народ рвался  на  улицу  любой  ценой,  прекрасно
понимая, что все это означает. Мусорщики побросали свои  контейнеры,  и  мне
пришлось лезть через них, чтобы выбраться наружу.
   Положив руку на пистолет, я  притаился  в  тени.  Минуту  я  прождал,  но
безрезультатно. Стрелявший уже скрылся.
   Но я был здесь не один. За ящиками с газировкой раздался какой-то звук, и
показался серый краешек костюма. Я заметил, что  парень  был  очень  бледен.
Рукой он держался за живот. Странно, что он вообще был еще жив.
   Я наклонился к нему, и он увидел у меня в руке пистолет.
   - Нет, Фредо, это не я.
   Он уже не говорил, а шептал:
   - Знаю.., сеньор.
   - Ты видел его?
   - Нет. Он был.., сзади. Я думал, это.., вы.
   - Подожди, я позову врача. Он взял меня за руку.
   - Не надо, сеньор. Поздно. Сам виноват. Теперь  расплачиваюсь.  Как  Том.
Заплачу. Так лучше. Спорить я не стал:
   - Ты знаешь, что было на корабле? С полузакрытыми глазами он кивнул.
   - Что, Фредо?
   Он икнул, и я понял, что жить ему осталось несколько секунд.
   - Восемь.., кило.., сеньор, - прошептал он. Так вот в чем дело - теперь я
понял. Но оставался еще один вопрос.
   - Слушай, Фредо, это Хуан уговаривал тебя продать этот товар Биллингзу?
   Он кивнул совсем слабо, и глаза его закрылись.
   - Ты ведь слышал о Лодо? Вы все знали о Лодо? Лодо?
   Мне пришлось наклониться к самому его рту.
   - Мы.., все.., мертвецы.., сеньор.
   - И Биллингз последним взял эти восемь килограммов?
   - Да, - прошептал он.
   - Фредо, но кто же такой Лодо?
   Увы, он больше ничего не мог сказать.
   Снаружи были слышны голоса, много голосов и вой сирен. Они  приближались,
и ждать больше было нельзя. Я ушел тем же  путем,  что  и  убийца,  -  через
загородку на улицу. Как выросший в городе зверь, ночью на улице под дождем я
чувствовал себя в безопасности.
   Таксист не соглашался меня везти,  пока  я  не  показал  ему  деньги.  Он
остановился там, где я сказал, и я быстро нашел Питера-пса, который продавал
газеты в какой-то пивной. Я вывел его на улицу, купил все его газеты,  и  он
рассказал мне все, что было нужно. Была проведена операция:  кто-то  втравил
Голдена в ссору, и его убили. Холмс лежит в  реанимации  с  двумя  пулями  в
груди и вряд ли выживет. Стеклера взяли за нападение на Рэзтаза, и  пока  он
не отбудет срок, никто его не увидит. Рэз в порядке:  немного  побит,  но  в
целом в порядке. Я отдал Питеру все его газеты и направился к себе домой.
   "Знакомый сюжет, - подумал я. - Дом, вот что нужно такому,  как  я.  Свое
логово. Умереть во сне. Каждое пробуждение - как рождение. Этого ощущения не
отнять".
   Не было времени разыскивать Кармен, но я был совершенно уверен, что с ней
все в порядке. Завтра мы с ней увидимся. Завтра...
   Я шел по улице, не обращая внимания на дождь. Струи воды стекали по лицу,
и на ветру они казались очень холодными. Я поднял голову  и  подставил  лицо
ветру.  Казалось,  вода  и  холод  очищают  меня.  Я  напряженно   обдумывал
происшедшее. Не только события сегодняшней ночи, но и все предыдущие. Искать
больше нечего, все кусочки уже собраны. Вот они, все здесь. Утром  надо  еще
немножечко с ними повозиться, и картина готова. А потом будут деньги.  Потом
- Кармен. Потом - вся жизнь.
   Расстегнув пальто, я на всякий случай вытащил пистолет  и  сунул  руку  в
карман за ключом. Но я зря себя утруждал: дверь была не заперта.  Проходя  в
гостиную, я снял шляпу. Потом потянулся к выключателю.
   Но прежде чем зажегся свет, я понял свою ошибку. Ведь Питер-пес ничего не
сказал о Марио Сене.
   И вот он здесь, ждет, когда я войду, и целится прямо мне в  живот.  Марио
подождал, пока я его замечу и увижу улыбку своего убийцы. Но он улыбался  на
миг дольше, чем следовало, и к тому же  не  заметил  пистолета  в  руке  под
шляпой. Первым же выстрелом я размозжил ему  череп,  и  его  мозг  забрызгал
стену. Запах пороха смешался с запахом крови, и впервые за все это  время  я
почувствовал легкую тошноту.
   На кухне я долго  спускал  воду  из  крана,  пока  она  не  стала  совсем
холодной, и пил долго, чтобы избавиться  от  неприятного  привкуса  во  рту;
затем пошел к телефону и набрал номер начальника:
   - Это Райен. Я нашел Лиаса. Он убит.
   - Это я уже знаю.
   - Но, начальник, когда я его нашел, он был еще жив. Слышно было,  что  он
сделал глубокий вдох.
   - Ну и что это было?
   - Начальник. за сколько можно сбыть восемь килограммов героина?
   Он очень старался не выдать голосом волнения, но ему это плохо удавалось:
   - Ну, тут счет идет на миллионы. Таких продаж за последние  двадцать  лет
не было.
   - Вот что было в вашей посылке, мистер. Поэтому столько народу и погибло.
   - Но ты знаешь, где она сейчас?
   - Пока нет, но обязательно узнаю. Вы же наверняка следили за  Биллингзом.
Где он бывал в последнее время?
   - Не вешай трубку.
   Было слышно, как выдвинулся ящик стола, затем - шорох  листов  бумаги,  и
ящик задвинулся. Он снова взял трубку:
   - Тут все его передвижения расписаны.  Утром  он  завтракал  и  брился  в
"Баркли", затем - в "Грин Боу" или к Нельсону, потом  -  несколько  баров  в
сороковых улицах и, как правило, в "Снайдер-Хаус" - на ночь играть в  карты.
Незадолго перед тем,  как  его  убили,  он  пару  раз  наведывался  в  район
Вэлли-парк, где собираются строить новые  жилые  кварталы.  Обошел  там  все
вокруг и вернулся. Вот и все.
   - Там же все будут сносить, - сказал я.
   - Через несколько месяцев. Многие еще живут.
   - Это я знаю.
   - Нужна ли помощь?
   - Да, да. Очень нужна. Во-первых, надо вывезти еще  одного  покойника  из
моей  квартиры.  Это  Марио  Сен.  Его  не  будут  оплакивать.  Ваши  ребята
пропустили убийцу ко мне. Пришлось мне самому позаботиться о безопасности. -
Тут я помолчал и добавил:
   - Я еще перезвоню.
   Он пытался еще что-то сказать, но я  уже  повесил  трубку.  Ситуация  еще
больше прояснилась. Я знал, что делал  Биллингз  в  этих  старых  кварталах.
Десять лет я снимал там квартиру, и он узнал об  этом...  Перед  смертью  он
решил подключить к делам меня.
   Не знал он лишь того, что я переехал!
   Я снова потянулся к телефону, но слегка помедлил, вспоминая еще  раз  все
детали этого дела.  Ничего  загадочного  в  нем  больше  не  было.  Картинка
собрана, больше нечего искать.., разве что еще одна вещь.
   Усталость как рукой сняло, я снова чувствовал себя  бодро,  как  в  самый
первый день. Погоня кончилась, я свое дело сделал, и  завтра  наемных  убийц
уже не будет. По крайней мере, они не будут больше охотиться за мной.
   Я поднял трубку и набрал номер Кармен. Она ответила  по  первому  звонку.
Голос ее дрожал от волнения:
   - Райен, Райен, где ты?
   - Дома, крошка, все в порядке. А как ты?
   - Мы ушли вместе со всеми. Приехала полиция, но на нас их не хватило.  Мы
слышали выстрелы, и я боялась, что это ты. Но выбраться из толпы я не могла.
Это как морской прибой. Все визжали и рвались в одном направлении.
   - Скорее все это забудь.
   - Но кто это был?
   - Фредо. Они до него добрались.
   - Ох, Райен.
   - Но я застал его еще живым. И он мне кое-что сказал, и теперь, киска,  я
могу раскрутить это до конца. Хочешь посмотреть?
   - Только.., если только я смогу тебе помочь.
   - Сможешь. Бери такси и приезжай сюда, я буду ждать на улице. И отсюда мы
вместе поедем. - Я сказал ей адрес, повесил трубку и пошел переодеться. Мимо
Марио Сена я выбрался на улицу и там, притаившись в тени, стал ждать.
   Подошло такси, я сел. Кармен, моя красавица, часто дышала и  всхлипывала.
Когда я оказался рядом, она ткнулась мне носом в шею.  Я  дал  таксисту  мой
прежний адрес.
   Улица, где я долгое время жил, умирала. Жизнь еще теплилась в  нескольких
окнах, в которых  горел  свет.  Всего  несколько  ребятишек  копошились  под
фонарями. Казалось, что неотвратимый рок изменил даже движение транспорта  -
машины словно не хотели ехать по этому обреченному кварталу.
   Я остановился, и Кармен вопросительно взглянула на меня:
   - О чем думаешь?
   - Вспоминаю.
   - Что?
   - Вот здесь я жил. - И я кивнул в сторону окон второго этажа.
   Из темноты показался тощий сутулый старик с изможденным лицом  и  гладкой
седой бородой. Он посмотрел на нас  подозрительно,  но  вдруг  на  его  лице
показалась улыбка.
   - Добрый вечер, мистер Райен. Пришли взглянуть в последний раз?
   - Привет, Сэнди. Нет, дельце одно осталось. А вы почему все еще здесь?
   - Да тут еще много таких, как я,  хотя  всех  и  выселяют.  Помните,  как
сносили дом и каких-то двух бедолаг засыпало?
   Я пошел по коридору направо.
   - А здесь есть кто-нибудь?
   - Стив. Пьяный. А вам он что, нужен?
   - Да не особенно.
   Он отдал мне честь и сказал:
   -  Ну,  что  ж,  развлекайтесь.  Хотя  все  же  не  понимаю,  чего   сюда
возвращаться? Какие-нибудь три недели - и здесь уже ничего не будет.
   Мы посмотрели ему вслед, и Кармен заметила:
   - Грустное зрелище.
   Я взял ее за руку, и по обшарпанной лестнице мы поднялись  на  этаж,  где
раньше были населенные квартиры.
   Здесь еще были заметны следы пребывания прежних жильцов, жилой  дух  пока
не выветрился. Слабый свет лампочки без  абажура  создавал  ложное  ощущение
тепла и отбрасывал неестественно длинные тени. Откуда-то издалека доносились
чей-то кашель и  приглушенные  звуки  пьяных  голосов.  На  столбе  винтовой
лестницы, ведущей наверх, торчал электрический фонарь,  трафаретная  надпись
на котором  указывала,  что  он  принадлежит  строительной  компании  "Копек
реклинг". Я улыбнулся Кармен, взял ее под руку и повел наверх.
   Остановившись у двери, я взял Кармен  за  подбородок  и  посмотрел  ей  в
глаза.
   - Ты мне еще ничего не сказала. Глаза  ее  смеялись.  Она  махнула  рукой
куда-то в темноту:
   - А что я могу сказать? Все так.., странно. - Она  невольно  поежилась  и
прижалась ко мне. - Все, что ты делаешь.., ни на что  не  похоже.  Не  знаю,
чего от тебя и ждать.
   - Конечно, киска, я ведь - гангстер. Она  задумалась  на  секунду-другую,
потом покачала головой:
   - Нет, Райен, это не так. Поначалу ты мне казался  настоящим  гангстером,
но потом с тобой что-то произошло.
   - Только не со мной, солнышко. Ничто в этом паршивом  мире  не  может  на
меня повлиять. Мне нравится  быть  гангстером.  Для  меня  это  единственный
способ поставить всех этих козлов на место. Так мне проще всего держаться от
них на расстоянии, да и их до себя не допускать.  Я  могу  заниматься  любой
дрянью, какая мне по душе, и им не заставить меня заниматься их дрянью.
   Я нажал на ручку, она легко поддалась, и дверь открылась.
   У меня возникло ощущение, будто я спускаюсь в собственную могилу.
   У окна все еще стоял мой стул. У стены по-прежнему был  откидной  столик.
Кто-то украл зеркало и журнальный стеллаж. А когда я включил свет в спальне,
металлическая  сетчатая  кровать  отбросила   зловещую   тень   на   стенку:
наматрасники тоже были украдены.
   Я подошел к окну и выглянул на улицу. Грязь на стекле размывала  четкость
очертаний. Направив свет торшера на потолок, я опустился в кресло. И усталым
голосом начал рассказ:
   - Все началось, как в сказке: жили-были в Лиссабоне два пьяницы, Фредо  и
Том-испанец. И увидели они, совершенно случайно, как на  их  корабль  грузят
наркотики. Небольшая коробочка, всего восемь килограммов,  но  ценой  дороже
золота - много миллионов долларов. Они же и представить  себе  не  могли  ее
истинную стоимость. Несколько тысяч - далее их воображение  останавливалось.
Но другие-то хорошо понимали, что к  чему.  В  порту  они  встретили  парня,
говорящего по-испански, Хуана Гонзалеса. А он в свою очередь помог им  найти
купца, располагавшего некоторой суммой наличными. Так мы добрались до старой
сволочи Биллингза.
   Странно, но  я  совершенно  не  почувствовал  ненависти,  которую  всегда
вызывало у меня упоминание этого имени.
   - Хуан взял товар  для  Биллингза,  но,  прежде  чем  он  успел  передать
Тому-испанцу и Фреду обещанные им десять штук, их корабль  вышел  из  порта.
Сам же Хуан рассчитывал не на десять штук, он собирался вместе с  Биллингзом
получить гораздо больше.  И  обещал  жене  такое,  что  на  десять  штук  не
сделаешь... Понимаешь? Но вот в чем неприятность: Биллингзу совсем не  нужен
был партнер. Над Хуаном нависла смертельная опасность, и он  ее  чувствовал.
Лично у него шансов практически не было, и он, как мог, старался обезопасить
свою жену.
   Отдал ей десять штук, а сам решил скрыться. Но  ушел  недалеко.  Биллингз
уже его поджидал. Он пихнул Хуана под грузовик, и тому  пришел  конец.  Двое
других Биллингза не тревожили, они ведь не  знали  своего  купца.  Глаза  ее
горели от любопытства.
   - Но те-то двое.., они ведь тоже убиты.
   - Знаю. К этому мы еще вернемся... Биллингз  решил  толкнуть  все  восемь
килограммов. Это - страшная глупость, но,  очевидно,  его  обуяла  жадность.
Восемь килограммов! Это самая крупная порция из всех, когда-либо поступавших
в Штаты. - Тут я помолчал, подумал немного и задумчиво сказал:
   - Как ты понимаешь, этого момента они и ждали.
   - Они? - Она сидела на откидном столике, сложив руки под  грудью,  отчего
бюст ее вздымался под плащом.
   -  Они,  солнышко.  Когда  восемь  килограммов  героина  не  доходят   до
получателя, кто-то обязательно должен  отправиться  в  преисподнюю.  Но  они
легко бы справились с  организованной  кражей,  но  никак  не  со  случайным
стечением странных обстоятельств. Они не знали, где искать, но  были  твердо
уверены, что рано или поздно товар сам всплывет. Как только  это  произошло,
они пошли по следу и вышли на Биллингза. Этот козел  был  лишь  задним  умом
крепок. Как только стало известно,  сколь  горяч  товар,  покупателей  сразу
отшибло. И тут-то наконец Биллингз понял, что ему крышка. Он пытался  спасти
свою жизнь, подключив к  этому  легавых,  но  было  слишком  поздно:  ставки
чересчур высоки. Его охранников быстро убрали, и он уже  чувствовал  дыхание
смерти за своей спиной.
   И тут наш друг Биллингз совершил свой последний  поступок.  Он  прекрасно
понимал, что им нужен не только он сам, но и товар. И, как уже раз было,  он
решил впутать в это дело меня. Ему было известно, где я живу. Ему  хотелось,
чтобы я был убит или сидел в тюрьме.., что  угодно,  лишь  бы  отомстить  за
страх, который он постоянно испытывал, зная, что я за ним охочусь.
   Тут я замолчал, глубоко вздохнул и задумчиво посмотрел на потолок.
   - И он спрятал все  у  меня  в  квартире.  Вот  так,  крошка.  Может,  он
собирался впоследствии написать анонимное письмо или что-нибудь в этом роде,
но тут они добрались-таки до него, и он ничего не успел сделать.  Когда  его
нашла полиция, он был еще жив и назвал меня. А теперь пойми хорошенько.  Вся
эта история  вышла  наружу.  Легавые  подключились,  и  им  необходимо  было
отыскать  наркотик,  прежде  чем  он  попадет  в  руки  к   тем,   кому   он
предназначался.
   Итак, все, что у них было, это два  имени  -  мое  и  Лодо.  Последний  -
убийца. Начальник штаба операции, приводной ремень мафии на Востоке. К  Лодо
не часто обращаются. Организация велика,  но  работает  умно  и  эффективно.
Наркотики - это крупный и.., легальный в некоторых странах  бизнес.  Лодо  -
чрезвычайно важный механизм в машине..,  но  это  всего  лишь  кличка.  Лодо
должен быть умен, неприкасаем, не вызывать ни у кого подозрений. И вот  Лодо
поручили найти восемь килограммов героина.
   Она, похоже, теперь начала понимать:
   - А он все это время.., был в твоей квартире?
   - Вот именно.
   Она быстро оглянулась:
   - Здесь? Я кивнул:
   - Биллингз ошибся. Он не знал, что я переехал.
   - И героин.., все еще здесь?
   - Думаю, что я знаю, где именно.
   Она ждала, не скрывая интереса. Я пошел на кухню и при тусклом  освещении
на ощупь стал исследовать щель между стеной и  мойкой.  Вытащив  коробку,  я
снова прикрыл щель. Нечаянно я задел рукой чашку,  стоявшую  на  мойке,  она
разбилась.
   Мне было слышно, как Кармен в гостиной взволнованно дышит.
   Я поставил коробку под торшер и сел.
   - Другого места в этой квартире просто нет, - пояснил я.
   Она не могла отвести от коробки глаз. Я небрежно постукивал по ней ногой.
   - Восемь килограммов. Миллионы. И не один, и не два. И  даже  не  десять.
Больше. За такие деньги можно перестрелять весь город.
   - А кажется.., так мало, - сказала она.
   - Это всегда так кажется.
   - И ты это нашел. Больше никто не мог. Только ты. -  В  голосе  слышалось
восхищение, и она улыбалась.
   - Было несколько отвлекающих моментов. Деньги, которые  Биллингз  выиграл
на бегах. Идиоты решили, что это я  заплатил  ему  за  это  дело.  Ведь  они
думали, что все у меня, и пытались выследить, где именно. Они понимали,  что
мне бы волей-неволей пришлось играть в их игры.
   - Игры?
   - Конечно, киска. Ведь и я, и они - каждый вел свое расследование. Причем
они шли во весь опор. Вели двойную игру и делали это ловко. Я  был  для  них
полной загадкой, они не знали, что со мной делать. И они здорово  придумали.
Мне это действительно нравится. Но больше  всего  мне  нравится  то,  что  я
все-таки оказался прав. Я сразу сказал им, что сделаю  больше,  чем  все  их
подразделение. И точно. Я неплохо поиграл. Честно говоря, я и сам не  ожидал
такого результата. - И тут я резко ее спросил:
   - Не понимаю, что могло тебя заставить на это пойти?
   Она нахмурилась и тихо переспросила, что я имею в виду.
   - Взяться за такое дело.
   - Какое дело?
   - Лодо, - сказал я ласково. - Моя красавица оказалась Лодо.
   Она тяжело вздохнула:
   - Райен!
   - Попробую угадать. А ты проверишь. Сама  подумай:  ребенок,  выросший  у
картежного стола, чьи уши с детства привыкли слышать то, что для них  совсем
не предназначено. Ребенок, с детства привыкший к шальным деньгам,  усвоивший
у профессионала технику карточной игры.  Ребенок,  в  кровь  которого  азарт
вошел с раннего детства. - Далее я говорил довольно осторожно:
   - Ребенок, с десяти футов простреливший голову человеку. И это легло  уже
на достаточно хорошо подготовленную почву.
   Тут она передернула плечом, и мука исказила ее красивое лицо.
   - Прекрати, Райен. Ты угадываешь... Я покачал головой:
   - Угадывать я уже прекратил, киска. Она до боли закусила губу, и по щекам
ее ручьями потекли слезы.
   - Лодо перекинул Биллингзу  ниточку..,  очень  тонкую,  и  сделал  это  с
умыслом. Лодо  нужно  было  сохранить  эту  связь  на  случай,  если  что-то
произойдет, но  при  этом  не  вызвать  подозрений.  И  этой  ниточкой  стал
посланный тобой венок. И Лодо не  просчитался.  За  эту  ниточку  дернул  я.
Дальше тебе было легко. Когда мы с тобой в  первый  раз  обедали,  ты  пошла
якобы в дамскую комнату, но на самом деле позвонила по  телефону,  чтобы  за
мной следили. Ты подстроила, чтобы меня  убили  в  собственной  квартире,  а
сама, притаившись в тени, ждала.
   - Райен, - в глазах ее была мольба,  -  неужели  ты  думаешь,  я  на  это
способна?
   - Конечно. Ведь не сама же ты должна была убивать. Тебе надо было  только
позвонить по телефону. Дальше все бы пошло как по маслу. Но дело в том,  что
я отбился. И тут начался второй раунд игры. Из меня нужно  было  выжать  как
можно больше. Я был загадкой. Никто не мог понять, какова моя роль  во  всем
этом деле. Но не огорчайся, я и сам плохо это понимал.
   Она качала головой, отрицая все, но я на нее не смотрел.
   - Мой друг Арт погиб прежде, чем мы с ним  встретились.  А  у  него  были
связи, и довольно далекие. Во время войны он был в Италии, и у него остались
там друзья. Одному из них он звонил и кое-что выяснил. Узнал,  в  частности,
что Лодо - это кличка, и скоро должен был узнать,  кто  за  ней  скрывается.
Конечно, с этих пор он был не жилец. И снова стечение обстоятельств. Это  не
было подстроено заранее. Сработал механизм.
   - Какой механизм? - спросила  она  безучастно,  лицо  ее  уже  ничего  не
выражало.
   - Магнитофон в телефонной трубке. Один - в офисе, один - дома. Ты  узнала
о моем разговоре с Артом, поехала к нему и, когда он  спал,  застрелила  его
либо сама, либо с чьей-то помощью.
   - Нет.
   Я пожал плечами:
   - Не имеет значения, кто именно стрелял. Я буду считать, что ты. К  этому
времени вы уже вышли на этих несчастных матросиков. Одного закололи,  другой
должен был последовать за ним. Когда  я  придумал,  где  найти  второго,  ты
доделала остальное: послала туда своих людей,  и,  когда  я  его  нашел,  им
осталось только выстрелить". Так был обрезан еще один конец. -  Я  откинулся
на спинку и вытянул ноги. - Но потом людей потребовалось больше.
   - Пожалуйста, Райен...
   - Ты обманула меня, крошка. И мне сейчас тошно.  Мне  тошно  из-за  того,
что, когда дело стало круто, ты  созвала  войска.  За  мной  шли  все.  Были
созваны быки со всей страны. Впервые я подумал, что не так  уж  весело  быть
гангстером. - Тут я глубоко вздохнул. - И впервые  я  возненавидел  всю  эту
историю, потому что впервые по-настоящему влюбился и не уверен, что это  еще
когда-нибудь произойдет.  И  появилось  очень  неприятное  ощущение,  как  и
сейчас, когда я сюда вошел. И все кончилось. Все. Все ошибки уже  совершены,
и все кончилось.
   И тут-то она дала мне понять, что первая  часть  неверна,  в  отличие  от
второй. Мне предстояло совершить еще одну ошибку, когда я  было  решил,  что
успею вытащить пистолет прежде, чем она шевельнется. Я ошибся. Но все должно
было окончиться. В этом я был прав.
   Я  хорошо  видел  дуло  направленного  прямо  мне  в  голову   пистолета.
Захватывающее зрелище. Темный бездонный глаз. Потом я взглянул поверх  него,
в лицо  Кармен.  На  нем  сияла  улыбка,  сперва  очень  напряженная,  потом
спокойная.
   Все же она очень красива.
   - Как бы ты поступил на моем  месте,  Райен?  Я  пожал  плечами,  измеряя
взглядом расстояние между нами.  Можно,  конечно,  попробовать,  но,  скорее
всего, бесполезно.
   - Знаешь, ты прав. - Она тряхнула головой, и  волосы  ее  легли  красивой
волной. - Компания Питера Хейнса - всего лишь прикрытие. Хотя это легальная,
солидная фирма. Прекрасное место, чтобы.., заниматься другим делом.  Хороший
источник доходов, чтобы  держать  необходимый  нам  персонал  на  постоянной
зарплате.  Мою  деловую  корреспонденцию  было  бы   чрезвычайно   интересно
рассмотреть профессиональному дешифровщику, любой другой  в  ней  ничего  не
поймет.
   Я через силу улыбнулся ей, и она сказала:
   - Это небольшое происшествие выведет из строя половину нашей организации.
Так как бы ты поступил на моем месте, Райен?
   - Не знаю.
   - Убил бы меня?
   - Нет.
   Я говорил совершенно искренне.
   - Тебе не идет быть  гангстером.  Если  б  ты  меня  убил,  это  бы  тебя
полностью оправдало. Ты мог бы спокойно жить дальше. Думаю, что сейчас  тебе
бы этого даже хотелось.
   -  Для  меня  это  может  кончиться  либо  электрическим   стулом,   либо
пожизненным заключением в психбольнице. Но это меня не устраивает. Лучше  уж
умереть.
   Лицо ее расслабилось. Тусклый свет слабо освещал ее мокрые от слез щеки.
   - Но ты бы не смог меня убить; почему, Райен?
   - Какая тебе разница?
   Я с трудом расслышал ее ответ: . - - Есть разница.
   - Я же тебе сказал: влюбился. Дурака  свалял.  Вот  сейчас  и  приходится
расплачиваться. Всю жизнь смеялся над идиотами, которые  попадались  на  эту
удочку, и вот теперь - сам. Ну, ничего, по крайней мере, не  придется  долго
переживать. Ты не могла бы побыстрее, крошка?
   - Замолчи, пожалуйста. - Губы ее были очень плотно сжаты,  казалось,  она
еле сдерживается. - Ты действительно меня любишь?
   - Ну что ж, киска, посмейся напоследок. Это правда. Я тебя выбрал.  Очень
тебя любил.
   Я чувствовал каждый удар своего сердца в груди,  я  ведь  знал,  что  уже
совсем скоро: интересно, больно ли это? Я смотрел на нее и  пытался  понять,
что у нее на уме, но слезы застилали мне глаза.
   Зачем-то она улыбнулась, и это напомнило мне, как все было раньше,  когда
я еще не знал всего и мог смотреть  на  нее,  желать  ее  и  надеяться.  Она
смотрела спокойно и серьезно, она поняла наконец, что с ней  произошло:  она
думала,  оценивала,  анализировала  и  вот  -  решилась.  Я  увидел  любовь,
мелькнувшую в ее взоре, прежде чем я смог ее остановить, она сказала:
   - Люблю тебя.
   Сложив руки, она направила пистолет себе прямо в сердце и  повторила  эти
слова еще раз, но их заглушил звук выстрела.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1048 сек.