Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Барри ЛОНГИЕР - ВРАГ МОЙ

Скачать Барри ЛОНГИЕР - ВРАГ МОЙ

***

   Зима промчалась быстро; Заммис трудился  над  палаткой,  а  я  заново
изобретал сапожное ремесло. На змеиной коже я обвел углем контуры  наших
ступней  и  после  кропотливых   экспериментов   установил,   что   если
прокипятить змеиную кожу с похожими на сливу плодами, то она  становится
мягкой и чуть клейкой, как резина. Если уложить такую кожу  в  несколько
слоев и хорошенько просушить под гнетом, то получалась прочная,  упругая
подошва. Наконец ботинки для Заммиса были готовы, и тут выяснилось,  что
надо начинать все сначала.
   - Маловаты, дядя.
   - То есть как маловаты?
   - Жмут. - Заммис неопределенно ткнул себе под ноги. - У меня уже  все
пальцы скривились.
   Присев на корточки, я ощупал сквозь ботинки ноги малыша.
   - Ничего не понимаю. Ведь, с тех пор как я снял  мерку,  прошло  дней
двадцать, от силы двадцать пять. Ты уверен, что  не  шевелился,  пока  я
обводил ступню углем?
   - Не шевелился, - мотнул головой Заммис.
   Я наморщил лоб, затем распрямился и скомандовал:
   - Встань-ка, Заммис.
   Драконианин встал,  я  подошел  ближе  и  прикинул:  макушка  Заммиса
доставала  мне  до  середины  груди.   Еще   каких-нибудь   шесть-десять
сантиметров, и он сравняется ростом с покойным Джерри.
   - Снимай  башмаки,  Заммис.  Я  тебе  сделаю  другую  пару,  побольше
размером. А ты уж старайся расти помедленнее.

***

   Заммис раскинул палатку внутри пещеры, в  палатке  разложил  пылающие
угли, затем принялся натирать  кожу  жиром  -  для  водонепроницаемости.
Драконианин здорово тянулся вверх, и  мне  пришлось  повременить  с  его
обувкой: сошью, когда буду наконец твердо знать нужный размер. Я пытался
экстраполировать, обмеряя каждые десять дней ступню Заммиса  и  мысленно
продолжая кривую роста до самой весны. Получалось что-то немыслимое:  по
моим прикидкам,  когда  стает  снег,  ноги  у  малыша  станут  каждая  с
десантный транспорт. К весне  Заммис  достигнет  полного  роста.  Старые
летные сапоги Джерри развалились еще до рождения Заммиса, но "развалины"
их я сохранил. Снял с подметок мерку и решил уповать на лучшее.
   Я возился с новыми башмаками, а  Заммис  присматривал  за  обработкой
палаточной кожи. Но вот драконианин перевел взгляд на меня.
   - Дядя!
   - Что?
   - Бытие первично?
   - Так утверждает Шизумаат, -  ответил  я,  -  у  меня  нет  оснований
сомневаться в его выводах.
   - Но, дядя, откуда мы знаем, что бытие реально?
   Я отложил заготовки, посмотрел  на  Заммиса  и,  сокрушенно  хмыкнув,
вернулся к шитью.
   - Поверь мне на слово.
   - Но, дядя, - недовольно возразил драконианин, - это  ведь  будет  не
знание, а вера.
   Я вздохнул; мне припомнился  второй  курс  в  университете:  компания
сопливых лоботрясов  в  тесной  дешевой  квартирке  экспериментирует  со
спиртным, успокоительными таблетками и философией. Заммису чуть побольше
земного года, а он уже превращается в зануду интеллектуала.
   - Чем же плоха вера?
   У Заммиса вырвался сдавленный смешок.
   - Да что ты, дядя! Вера?
   - Иным она помогает в сей юдоли.
   - Где?
   Я почесал в затылке.
   - В сей юдоли, то есть в жизни. Кажется, Шекспир.
   - Этого в Талмане нет, - нахмурился Заммис.
   - И неудивительно. Шекспир был человеком.
   Заммис встал, подошел к очагу и уселся напротив меня.
   - Он был философ, такой, как Мистан или Шизумаат?
   - Отнюдь. Он писал пьесы - все равно что  рассказы,  только  их  надо
разыгрывать.
   Заммис потер подбородок.
   - А ты помнишь что-нибудь из Шекспира?
   Я поднял палец.
   - "Быть иль не быть, вот в чем вопрос".
   Драконианин отвалил челюсть, после чего кивнул.
   - Да. Да! Быть иль не быть, вот уж  действительно  вопрос!  -  Заммис
всплеснул руками. - Откуда мы знаем,  что  за  пределами  пещеры  ярится
ветер, если нас там нет и мы этого не видим? Бушует ли  море,  если  нас
нет на берегу и мы ничего этого не наблюдаем?
   - Конечно, - уверенно сказал я.
   - Но, дядя, откуда нам это известно?
   Я покосился на драконианина.
   - Заммис, ответь-ка мне на один вопросик. Истинно или ложно следующее
суждение: "Все, что я сейчас говорю, не правда"?
   Заммис похлопал веками.
   - Если это не  правда,  значит,  суждение  истинно.  Но...  если  оно
истинно...  суждение  ложно,  но...  -  Заммис  опять   моргнул,   потом
возобновил прерванное занятие - принялся втирать жир в  палатку.  -  Мне
надо подумать, дядя.
   - Подумай, Заммис.
   Он размышлял минут десять, затем проговорил:
   - Суждение ложно.
   Я улыбнулся:
   - Но ведь суждение именно это  и  утверждает,  а  следовательно,  оно
истинно, однако... - Разгадки я ему не раскрыл. Ох,  самодовольство,  ты
ввергаешь в соблазн даже праведников.
   -  Да  нет  же,  дядя.  Суждение  в   данном   конкретном   контексте
бессмысленно.
   Тут уж я пожал плечами.
   -  Понимаешь,  дядя,  это  суждение  исходит  из  предпосылки,  будто
существуют некие мерила истинности и ложности, самоценные и не зависящие
от  всех  иных  критериев.   По-моему,   в   Талмане   логика   Луррвены
высказывается  по   этому   поводу   однозначно,   и   если   приравнять
бессмысленность к ложности, то...
   - Да, тут такое дело... - вздохнул я.
   - Понимаешь, дядя, прежде  всего  надо  условиться  о  том,  в  каком
контексте твое суждение имеет смысл.
   Я подался вперед, насупился, почесал в бороде.
   - Понятно. А еще утверждают, что яйцеклетка курицу не учит.
   Заммис как-то косо на меня посмотрел и  уж  совсем  опешил,  когда  я
повалился к себе на тюфяк, по-дурацки гогоча.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0445 сек.