Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Барри ЛОНГИЕР - ВРАГ МОЙ

Скачать Барри ЛОНГИЕР - ВРАГ МОЙ

***

   На рассвете второго дня мы выкатили капсулу  на  середину  "арены"  и
заклинили там меж двух здоровенных валунов, один из которых нависал  над
капсулой этаким козырьком  и,  как  мы  надеялись,  в  случае  появления
очередного гигантского вала удержал бы ее на  месте.  Вокруг  валунов  и
капсулы мы соорудили нечто вроде фундамента из больших  камней,  а  щели
между  ними  заполнили  камнями  помельче.  К  тому  времени  как  стена
поднялась нам до колен, стало ясно, что без цемента из  гладких  круглых
камней не много выстроишь.  После  долгих  мучений,  проб  и  ошибок  мы
сообразили,  как  надо   разбивать   камни,   чтобы   получать   плоские
поверхности, удобные для  работы.  Берешь  камень  и  со  всего  размаху
ударяешь  им  о  другой.  Один  из  нас  ударяет,  другой  строит  -  мы
чередовались. Камень был  почти  сплошь  вулканическим  стеклом,  и  мы,
опять-таки поочередно, извлекали  друг  из  друга  каменные  занозы.  На
возведение стен ушло девять нескончаемо долгих дней и ночей,  причем  за
это время волны неоднократно подбирались к нам вплотную  и  даже  залили
нас однажды по щиколотку. В течение шести  суток  из  упомянутых  девяти
лили дожди. Среди всего, что необходимо для жизнеобеспечения, в  капсуле
нашлось полиэтиленовое одеяло, оно-то и стало для нас кровом. В  центре,
где одеяло провисало, мы провертели дыру, сквозь которую  стекала  вода,
причем мы оставались почти сухими да еще получали пресную воду.  Нахлынь
мало-мальски решительная волна - пришлось бы с этой крышей распрощаться;
однако оба мы веровали в  несокрушимость  стен,  толщина  которых  внизу
достигала двух метров, а вверху не менее метра.
   Завершив свой труд, мы расположились  в  капсуле,  любуясь  творением
наших рук, пока нас не осенило, что теперь мы остались без работы.
   - А дальше что, Джерри?
   - Эсс?
   - Дальше что будем делать?
   - Дальше ждать мы. - Драконианин пожал плечами. - Иначе что, на?
   - Гавей, - кивнул я.
   Поднявшись на ноги, я пошел к отверстию в загородке. Дерева на  дверь
у нас не было, поэтому в одном углу мы не состыковали стены, а  изогнули
и  продлили  одну  метра  на  три  дальше  другой,  оставив   проход   с
подветренной стороны. Ветер на острове вообще никогда не утихал,  однако
дождь унялся. Хижинка, конечно, вышла у нас  неказистая,  но  при  одном
взгляде на сооружение, воздвигнутое посреди необитаемого острова, у меня
на душе теплело. Как говорил Шизумаат, "разумная жизнь оказывает стойкое
сопротивление Вселенной". По крайней мере так я истолковал тот  форшмак,
который у Джерри сходит за английскую речь. Пожав  плечами,  я  подобрал
заостренный  камень  и  сделал  очередную  зарубку  на  большом  валуне,
служившем мне календарем. Всего получилось десять  царапин,  причем  под
седьмой стоял  маленький  крестик,  отмечая  тот  день,  когда  огромный
водяной вал чуть не накрыл остров.
   Я швырнул осколок наземь.
   - Черт, до чего я ненавижу весь этот остров!
   - Эсс? - Джерри высунул голову из-за стенки. - С  кем  разговаривать,
Дэвидж?
   Я злобно покосился на дракошку, но затем помахал ему рукой.
   - Ни с кем.
   - Эсс ва "ни с кем"?
   - Никто. Ничто.
   - На гавей, Дэвидж.
   Я постучал пальцем по собственной груди.
   - Я! Со мной! Я разговариваю сам с собой!  Это-то  ты  можешь  гавей,
жабья рожа?
   Джерри покачал головой.
   - Дэвидж, теперь я спать. Не надо разговаривать так много ни  с  кем,
на?
   Он скрылся за перегородкой.
   - ...И мать у тебя такая же! - бросил я ему вслед. Но только,  строго
говоря, жабья рожа, нет у тебя никакой матери, да и отца нет.  "Если  бы
тебе предоставили право выбора, с кем бы ты хотел  очутиться  вдвоем  на
необитаемом острове?"  Меня  разобрало  любопытство:  хотелось  ли  хоть
кому-нибудь и когда-нибудь очутиться вдруг в холодном  и  мокром  уголке
преисподней вдвоем с гермафродитом?
   На полпути к подножию пригорка  я  свернул  на  тропинку,  отмеченную
камешками, и подошел к небольшому водоему; он являл собой нечто  среднее
между  садком  и  бассейном  и  был  наречен  Ранчо  Слизнячок.   Вокруг
громоздилось множество изъеденных водою скал, а под ними, в воде  садка,
обитали самые жирные оранжевые слизни из всех нами обоими виденных.  Это
открытие я сделал во время одного  из  наших  строительных  перерывов  и
тогда же показал слизней Джерри. Он пожал плечами.
   - И что?
   - Что "и что"? Слушай-ка, Джерри, твоих питательных  палочек  нам  не
навек хватит. Что мы станем есть, когда они кончатся?
   - Есть? - Джерри  поглядел  на  копошившихся  в  лужице  моллюсков  и
скорчил гримасу. - На, Дэвидж. До тогда нас подбирать. Искать нас найти,
тогда подбирать.
   - А если нас не отыщут? Что тогда?
   Джерри опять скривился и занялся наполовину готовым жильем.
   - Вода мы пить тогда до подбирать.
   Буркнув что-то еще насчет киззовых экскрементов и  вкусовых  сосочков
моего языка, он скрылся с глаз.
   С тех пор я обносил водоем стенками - в надежде, что усиленная защита
от агрессивной среды увеличит поголовье. Теперь я заглянул под несколько
камней,  но  прироста  что-то  не  выявил.  Интересно,  удастся  ли  мне
переломить себя и проглотить эту мерзость. Я положил  на  место  камень,
под который заглядывал, встал и посмотрел на  море.  Вечная  пелена  туч
по-прежнему  не  пропускала  на  поверхность  планеты  иссушающие   лучи
Файрина, однако дождя не  было,  да  и  приевшаяся  уже  туманная  дымка
растаяла.
   В том направлении, откуда я с таким трудом выбирался на  берег,  море
тянулось до самого горизонта. В промежутках между белыми  гребнями  пены
вода была столь же пасмурна и безотрадна, как  душа  офицера,  ведающего
ссудной кассой. Параллельные вереницы  бурунов  тянулись  километров  на
пять от острова. Их центр (он был, естественно, в той точке,  где  стоял
я) ритмично набегал на остров, а  фланги  катили  себе  дальше.  Справа,
поперек волн, различался на расстоянии примерно десяти километров другой
островок.  Еще  правее,  там,  где  беловато-серое  море   должно   было
сомкнуться со светло-серым небом, на горизонте протянулась черная линия.
   Чем больше я старался вспомнить учебные  карты  материков  Файрина-4,
тем менее четко их представлял. Джерри тоже ничего не помнил - во всяком
случае, ничего не мог толком объяснить. Да и  с  какой  стати  было  нам
тогда запоминать? Войну-то полагалось вести в  космосе:  каждая  сторона
отрицала  за  другой  право  создавать  орбитальные  станции  в  системе
Файрина. Ни один из противников  не  собирался  даже  ногой  ступать  на
планеты Файрина, а тем более завязывать  сражение.  Однако,  как  бы  ни
назывались материки, все же там земля, и ее значительно больше,  чем  на
нашем клочке песку да камней.
   Весь вопрос в том, как туда добраться. Не имея ни дерева, ни огня, ни
листьев,  ни  шкур,  мы  с  Джерри  находились  в  отчаянно  бедственном
положении даже по сравнению со среднестатистическим пещерным  человеком,
хотя он тоже, как известно, в роскоши не  купался.  А  из  всего  нашего
имущества  на  плаву  способна  держаться  только  пресловутая  назесей.
Капсула. Почему бы и нет? Единственная сложность - это уговорить Джерри.
   В тот же вечер, пока серые краски медленно наливались чернотой, мы  с
Джерри,  сидя  на  пороге  хижины,  жевали  свои  порции  -  четвертинки
питательной палочки. Желтые глаза драконианина изучали черную  линию  на
горизонте, затем Джерри покачал головой.
   - На, Дэвидж. Опасно будет.
   Я сунул в рот остаток своей порции и продолжал, не разжевав:
   - Опаснее, чем оставаться здесь?
   - Скоро подбирать, на?
   Я испытующе вгляделся в желтые глаза.
   - Джерри, ты ведь сам в это не веришь, а я - тем более. -  Я  подался
вперед и протянул к нему руки. - Пойми, на  большой  земле  у  нас  куда
больше шансов выжить. Там не надо бояться высоких волн,  там,  вероятно,
найдется еда...
   - Не "вероятно", на? - Джерри мотнул головой в сторону  воды.  -  Как
назесей рулить, Дэвидж? Там сидеть, как рулить? Эсс эх мокро, волны,  за
земля, гавей? Бреша. - Джерри стиснул  ладони.  -  Эсс  эх  бреша  камни
поверх, на? Тогда мы смерть.
   Я почесал в затылке.
   - Отсюда волны идут в нужном направлении, да и ветер туда  дует.  При
достаточной материковой массе нет необходимости править рулем, гавей?
   - А если на достаточно, тогда? - фыркнул Джерри.
   - Я ведь и не утверждал, что дело верное.
   - Эсс?
   - Дело верное, наверняка, гавей?
   Джерри кивнул.
   - А о рифы мы не разобьемся, - продолжал  я,  -  там,  скорее  всего,
берег такой же, как тут.
   - Дело верное, на?
   Я пожал плечами.
   - Да нет, не такое уж верное, но и здесь оставаться нельзя.  Мы  ведь
не знаем, какой высоты достигают  волны.  Что,  если  нахлынет  особенно
мощная и смоет нас с острова? Тогда как?
   Джерри сощурился.
   - Что там, Дэвидж? Иркмаан база, на?
   - Сказано тебе, нет у нас никаких баз на Файрине-4, - рассмеялся я.
   - Зачем хотеть отсюда?
   - Я же тебе объяснил, Джерри. Мне  кажется,  у  нас  появится  больше
шансов выжить.
   - Гм. - Драконианин скрестил руки на груди. - Вига,  Дэвидж,  назесей
остаться. Я знать.
   - Что ты знаешь?
   Джерри ехидно ухмыльнулся, встал и направился  в  хижину,  а  немного
погодя  вернулся  и  бросил  к  моим  ногам  двухметровый  металлический
стержень. Тот самый, к которому меня привязывал.
   - Дэвидж, я знать.
   Я приподнял брови.
   - О чем ты толкуешь? Разве это не из твоей капсулы?
   - На, иркмаан.
   Нагнувшись, я  поднял  стержень.  Его  поверхность  не  была  тронута
ржавчиной, с одного конца выдавлены какие-то арабские цифры -  заводской
номер детали. На миг меня захлестнула надежда, но тут же отхлынула, едва
я понял, что нумерация гражданская. Я швырнул стержень на песок.
   - Кто его знает, сколько  времени  он  здесь  пролежал,  Джерри.  Это
гражданская нумерация, а гражданских миссий в этом секторе Галактики нет
с самого начала войны. Может, он завалялся тут после какой-нибудь давней
астроботанической операции или после изыскательского отряда...
   Драконианин пнул стержень мыском сапога.
   - Новое, гавей?
   Я посмотрел на него в упор.
   - А что такое нержавеющая сталь, ты гавей?
   Фыркнув, Джерри повернулся ко мне спиной, лицом к хижине.
   - Я остаться, назесей остаться. Куда ты хотеть, ты ехать, Дэвидж!
   Когда надвинулась  чернота  долгой  ночи,  принялся  за  свое  ветер,
завывая, насвистывая и постанывая сквозь дыры в  стенах.  Полиэтиленовая
крыша отчаянно хлопала, ее то вдувало внутрь, то  высасывало  наружу,  и
казалось, она вот-вот либо обрушится на  нас,  либо,  напротив,  парусом
уплывет в ночь. Джерри сидел на  песчаном  полу,  притулясь  к  назесей,
словно подчеркивая, что ни капсула, ни он сам с места не тронутся,  хотя
море бушевало так, что возражения Джерри заметно слабели.
   - Море неспокойное сейчас, Дэвидж, на?
   - Темно чересчур, не разглядеть, но при таком ветре...
   Я передернул плечами, скорее ради собственного удовольствия, чем ради
дракошиного, поскольку  в  хижине  едва-едва  брезжил  слабенький  свет,
пробивающийся сквозь крышу. С минуты на минуту нас могло смыть  с  нашей
песчаной косы.
   - Джерри, а насчет  металлического  стержня  это  все  глупости.  Сам
знаешь.
   - Сурда. - В голосе драконианина звучало уныние, а то и отчаяние.
   - Эсс? Эсс э "сурда"?
   - Аэ. - Джерри помолчал. - Дэвидж, гавей "не определенно не верно"?
   Я перебрал в уме сумму отрицаний.
   - Ты хочешь сказать "возможно", "вероятно", "не исключено"?
   -  Аэ,  возможновероятнонеисключено.  Дракона  флот  иркмаан  корабли
иметь.  Перед  война  покупать,  после  война  трофей  брать.   Стержень
возможновероятнонеисключено дракон есть.
   - Значит, если на большом острове имеется тайная военная база, то она
принадлежит драконианам?
   - Возможновероятнонеисключено, Дэвидж.
   - Джерри, означает ли  это,  что  ты  согласен  попытать  счастья?  В
назесей?
   - На.
   - На? Почему же, Джерри? А вдруг база драконья...
   - На! На говорить! - Слова, казалось,  застревали  у  драконианина  в
глотке.
   - Нет уж, Джерри, давай поговорим! Если мне суждено  кончить  век  на
этом острове, то я имею право знать, за что мне выпала такая доля.
   Долгое время драконианин молчал.
   - Дэвидж!
   - Эсс!
   -  Назесей  ты  брать.  Половина  питательные  палочки  оставлять.  Я
остаться.
   Я тряхнул головой, чтобы вернуть себе ясность мыслей.
   - Ты хочешь отправить меня в капсуле одного?
   - Ты это хотеть, на?
   - Аэ, но почему? Пойми, здесь никто тебя не подберет.
   - Возможновероятнонеисключено.
   -  Сурда,  ничего  не  будет.  Знаешь  сам,  никакого   спасения   не
предвидится. В чем же дело? Боишься воды? Если так, то ведь у нас больше
шансов...
   - Дэвидж, твой рот закрывать. Назесей тебе есть. Меня тебе на  нужно,
гавей?
   Я кивнул в темноте. Капсула - моя, только  руку  протяни;  зачем  мне
нужен в придачу сварливый  дракошка,  особенно  если  учесть,  что  срок
нашего перемирия может истечь в  любую  минуту?  Ответ  был  ясен,  и  я
осознал свою глупость... зато и человечность.  Впрочем,  это,  наверное,
одно и то же.  Драконианин  отделяет  меня  от  полнейшего  одиночества.
Правда, остается еще одна мелочь: надо выжить.
   - Лучше плыть вдвоем, Джерри.
   - Почему?
   Я  почувствовал,  что  заливаюсь  краской.  Если  людям   свойственна
потребность в общении, то почему им так стыдно в этом признаться?
   - Нужно вдвоем, и все. Шансов будет побольше.
   - Один ты шансов побольше, Дэвидж. Твой враг я есть.
   Я опять кивнул в темноте и скорчил гримасу.
   - Джерри, ты гавей "одиночество"?
   - На гавей.
   - Одинокий, один, сам с собой.
   - Гавей, ты один. Брать назесей, я остаться.
   - В том-то и дело... видишь ли, вига, я не хочу уплывать.
   - Ты хочу вместе уплывать? - Из противоположного конца хижины донесся
тихий противный смешок. - Ты дракон любить? Ты мой смерть, иркмаан.  Тот
же смешок. - Иркмаан пооржхаб в голова, пооржхаб.
   - Ладно, хватит! - Я разровнял песок  и  улегся  калачиком  спиной  к
драконианину. Ветер вроде бы поутих, я закрыл глаза и попытался  уснуть.
Немного погодя хлопанье  полиэтиленовой  крыши  на  ветру  смешалось  со
свистом и завываниями ветра, и я почувствовал, что  засыпаю,  как  вдруг
послышались шаги на песке, и глаза у меня сами собой широко  раскрылись.
Я весь напрягся, готовый вскочить.
   - Дэвидж? - Голос у Джерри был тихий-претихий.
   - Чего?
   Я услышал, как драконианин усаживается на песке со мною рядом.
   - Ты одиночество, Дэвидж. Про это ты трудно говорить, на?
   - Ну и что?
   Драконианин пробормотал что-то, но его слова затерялись в шуме ветра.
   - Что? - Я повернулся и увидел, что  Джерри  смотрит  куда-то  сквозь
дыру в стене.
   - Почему я остаться. Теперь я рассказать, на?
   - Валяй, почему бы и нет?
   Казалось, Джерри борется со словами, с трудом подыскивая  нужные,  но
вот он раскрыл наконец-то рот, намереваясь заговорить. И вдруг  захлопал
глазами.
   - Магазьенна!
   - Эсс? - Я привстал.
   - Залить! - Джерри указывал пальцем на дыру.
   Я оттолкнул его и выглянул в дыру. На остров, кипя от злобы,  мчалась
обезумевшая орда громадных водяных гор в белых барашках пены. В  темноте
трудновато было судить, но, похоже, передний вал  высотой  был  побольше
того, который несколько дней назад вымочил нам ноги, а остальные  -  еще
внушительней. Джерри положил руку мне на плечо, я заглянул  драконианину
в глаза. Отстранясь друг от друга,  мы  бросились  к  капсуле.  Пока  мы
ощупью искали в потемках задвижку люка, первая волна с грохотом набежала
на склон высотки. Только я  нашарил  задвижку,  как  волна  разбилась  о
хижину, снеся при этом крышу. Через полсекунды мы барахтались под водой,
а водные течения в хижине крутили нас, как  крутит  носки  в  стиральной
машине.
   Но  вот  вода  схлынула,  и  я,  протерев  глаза,  обнаружил,  что  с
наветренной стороны стена хижины покосилась и частично обрушилась.
   - Джерри!
   Сквозь дыру в стене я увидел, что Джерри ковыляет там, снаружи.
   - Иркмаан?
   За спиной у драконианина набирал скорость второй бурун.
   - Кизлодда, что ты там забыл, черт тебя возьми? Сюда давай!
   Я повернулся к капсуле, покуда прочно заклиненной между двух валунов,
и нашарил рукоять. Едва я открыл  люк,  как  Джерри  протиснулся  сквозь
рухнувшую стену и свалился на меня.
   - Дэвидж... навеки волны идти! Навеки!
   - Влезай! - Я помог драконианину пролезть в люк и не стал ждать, пока
он очистит мне путь. Взгромоздясь прямо на Джерри, я задраил люк  в  тот
самый  миг,  когда  нагрянула  вторая  волна.  Капсула  приподнялась   и
громыхнула о нависающий козырек одного из валунов.
   - Дэвидж, мы плавать?
   - Нет. Камни нас удерживают. Все будет нормально,  вот  только  пусть
улягутся эти валы.
   - Туда ты подвинуться.
   - Ах да. - Я кое-как слез с груди Джерри и прижался к торцу  капсулы.
Немного  погодя  капсула  прекратила  вздрагивать,  и  мы  стали   ждать
следующего вала. - Джерри!
   - Эсс?
   - Что ты хотел мне сказать?
   - Почему я остаться?
   - Ну да.
   - Про это трудно я говорить, гавей?
   - Знаю, знаю.
   Накатил очередной вал, капсула подпрыгнула и загромыхала о камень.
   - Дэвидж, гавей "ни весса"?
   - На гавей.
   - Ни весса... маленький я, гавей?
   Капсула ухнула вниз по валуну и на время успокоилась.
   - И что же про маленького тебя?
   - Маленький я... маленький дракон. От меня, гавей?
   - Ты что же, хочешь сказать, что ты беременный?
   - Возможновероятнонеисключено.
   Я затряс головой.
   - Постой-ка,  Джерри.  Давай  разберемся.  Беременный...  Ты  станешь
родителем?
   - Аэ, родителем, двести в роду, очень важно, он, на?
   - Потрясающе. И при чем же тут твое нежелание отправиться  на  другой
остров?
   - Раньше я тоже ни весса, гавей? Теан смерть.
   - Оно мертво, твое дитя?
   - Аэ! - Рыдание драконианина могло бы вырваться из любой  материнской
груди. -  Я  упасть  и  повредить.  Теан  смерть.  Назесей  в  море  нас
повредить. Теан повредить, гавей?
   - Аэ, я гавей.
   Значит, Джерри боится потерять и второго  детеныша.  Морской  вояж  в
капсуле почти наверняка растрясет нам косточки, однако торчать на клочке
песка  -  перспектива  еще  менее  радужная.  Капсула   довольно   долго
оставалась в покое, и я рискнул выглянуть наружу. Крохотные иллюминаторы
залепило песком, вот я и отдраил люк.  Огляделся:  стены  все  до  одной
успели рухнуть. Я посмотрел в сторону моря, но ничего не увидел.
   - Похоже, опасность миновала, Джерри...
   Я глянул вверх, в почерневшее небо: надо мной  нависал  белый  плюмаж
исполинского вала.
   - Мага... черт возьми!.. зьенна! - Я задраил люк.
   - Эсс, Дэвидж?
   - Держись, Джерри!
   Грохот  воды,  рухнувшей  на  капсулу,  был  настолько   мощен,   что
человеческое ухо его не воспринимало. Разок-другой мы ударились о скалы,
потом нас закружило и понесло куда-то вверх. Я попытался  за  что-нибудь
ухватиться,  но  промахнулся,  потому  что  капсула,   вызвав   у   меня
тошнотворное ощущение, ухнула вниз. Я налетел на Джерри, но тут же  меня
отбросило и ударило  головой  о  противоположную  переборку.  Уже  теряя
сознание, я услышал крик Джерри:
   - Теан! Ни теан!





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1197 сек.