Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Приключения

Чарльз РОБЕРТС - КАМЕННЫЙ ВЕК

Скачать Чарльз РОБЕРТС - КАМЕННЫЙ ВЕК

                            10. НА НОВОМ МЕСТЕ

     Гром  был  в  большом  затруднении,   стараясь  дать  вождю  хотя  бы
приблизительное представление о  сущности  необычайного явления.  В  конце
концов  ему  удалось,  пользуясь сравнением с  горящими лучами полуденного
солнца, объяснить Боору, что в цветущей зеленой равнине у порога гор живет
могущественный  светлый  бог,  способный  обратить  в  мгновенное  бегство
саблезубого тигра и пещерного медведя, и что он, Гром, сумел заставить это
таинственное существо служить на пользу человека.
     Боор долго и внимательно изучал странное черное пятно,  оставшееся от
укуса светлого бога на копье Грома.  И он понял,  что с подобным союзником
горные люди будут в силах выдержать новое вторжение колченогих с востока.
     Тем временем старания Айи рассказать об огне и  о чудесном подчинении
его  воле  Грома посеяли страх во  всех  сердцах.  Ужас  перед неизвестным
Светящимся Существом,  способным пожрать их всех,  был сильнее ужаса перед
ордами колченогих,  к  вторичному появлению которых большинство относилось
очень  недоверчиво.  К  этому присоединилось естественное нежелание менять
старые родовые жилища на неизвестные места,  по признанию Айи,  населенные
хищниками, которых племя имело основания больше всего опасаться.
     Ропот,  ворчание и громкий плач доносились из всех пещер.  Но так как
вождь,  после отпадения Мауга и  его  сородичей,  не  был  склонен терпеть
какое-либо сопротивление своей воле, то приготовления к походу шли быстро,
как будто среди них царило единодушие.
     Сборы в дорогу не требовали много времени и труда -  самый богатый из
воинов мог  положить все свое имущество на  плечи слабейшей из  жен,  -  и
прежде чем  солнце поднялось высоко,  племя уже  выступало из  амфитеатра,
предводительствуемое Громом и Айей.
     Последним шел вождь,  наблюдая за тем, чтобы не было отставших. Когда
хвост отряда вышел из горла ущелья,  он быстро поднялся на вершину утеса и
острым взглядом окинул расстилавшуюся впереди местность.
     Он увидел Грома и девушку,  а за ними племя, тянувшееся унылой лентой
вдоль  подножия голого холма,  и  внезапная скорбь легла  на  его  суровые
черты.  Затем  он  повернул голову налево.  Очень далеко вверх по  течению
потока, на открытых берегах его, он заметил движение смутной массы, темным
пятном видневшейся на  зеленом фоне.  Более пристальный взгляд убедил его,
что  этой  движущейся массой были люди -  новые орды звероподобных людей -
колченогих.
     - Гром -  верный человек,  -  пробормотал он и, спустившись по склону
огромными оленьими прыжками, догнал племя.
     Когда грозная весть передалась из  уст в  уста,  умолк всякий ропот и
шум,  и даже наиболее строптивые и ленивые лихорадочно устремились вперед,
как будто из каждой расселины между скалами,  из каждой лесной просеки мог
ринуться на них ненавистный враг.
     Поход протекал без особых приключений.  Так как вождь знал,  что даже
саблезубый тигр  боится  звука  многих человеческих голосов,  то,  по  его
приказанию,  племя двигалось вперед,  громко разговаривая и  перекликаясь.
Малые Горы уже остались далеко позади,  и можно было не опасаться, что шум
этот достигнет слуха колченогих.
     На ночь делали привал,  когда солнце стояло еще высоко.  Они окружали
лагерь  густым  кольцом колючих акаций,  срубленных при  помощи  кремневых
топоров, и звери не могли проникнуть через этот барьер.
     На четвертый день кочевки они встретили безумца,  которого не испугал
шум голосов.
     Огромный зубр,  быть может,  тот самый,  который за несколько дней до
того загнал Грома и  Айю на  верхушки деревьев,  вылез из своего убежища в
окруженном тростниками болоте и с ревом бросился на людей.
     С  предостерегающими,  испуганными криками племя  рассыпалось во  все
стороны. Некоторые воины успели метнуть копья, и острые кремни вонзились в
бока животного, не останавливая, однако, его натиска.
     Гигантский зверь  наметил взглядом жертву -  старика с  густой шапкой
седых  волос  -  и  с  яростью  бросился на  него.  Несчастный заметался в
отчаянии между деревьями, прыгая как кролик и испуская жалобные, визгливые
крики.
     Когда животное настигло его, он упал, парализованный ужасом, и острый
рог пригвоздил его к земле.
     В   это  время  подбежал  с   тыла  вождь.   Бесстрашно  подступив  к
обезумевшему от запаха крови зверю, он изо всей силы ударил его дубиной по
голове и  вышиб один глаз.  В  этот же момент подоспевший Гром,  рассчитав
точно  удар,  вонзил  копье  в  его  разинутую пасть  и  быстрым вращающим
движением выдернул его назад из раны.
     С  громким отрывистым хрипом зубр  качнулся огромным телом,  упал  на
колени и стал медленно склоняться над своей жертвой, обливаясь кровью.
     Это  происшествие задержало кочевников на  целый  день.  Мертвый  был
предан земле по обряду и над могилой был насыпан курган из тяжелых камней,
как  того требовал возраст покойника.  Далее нужно было нарезать на  куски
огромную тушу  животного,  жестким мясом которого нельзя было пренебречь в
походе, полном неизвестности.
     При приближении к  Долине Огня,  Гром намеренно уклонился в сторону и
обогнул равнину так,  чтобы вулканическая трещина не была видна издали. Он
повел  племя вдоль лесной опушки,  предупреждая соплеменников о  том,  что
ждет их впереди.
     Лес внезапно кончился.  Не далее, как в ста шагах открылась долина, и
у порога ее тянулась длинная тонкая полоса зыбких багряных языков пламени.
     В  оцепенении стояли горные люди  перед  непонятным явлением,  тяжело
переводя дух и испуская тихие,  протяжные возгласы. Затем, как по сигналу,
упали на колени, касаясь лбами земли. Лишь двое остались стоять на ногах -
Гром,  в  сознании своего превосходства,  и  прижавшаяся к  нему,  немного
побледневшая Айя.
     Когда вождь, все время шедший позади, вышел из-за леса и увидел своих
людей  распростертыми перед  светящимся  неведомым  явлением,  он  испытал
сильное желание последовать их  примеру.  Но не даром он стал вождем -  он
умел владеть собою с таким же совершенством, как и другими.
     Не колеблясь ни мгновения, он двинулся вперед и встал рядом с Громом,
высоко подняв голову и  опираясь на свою массивную дубину.  Возвышаясь над
неподвижной толпою,  эти  два  человека  казались пастухами,  в  спокойном
величии   созерцавшими  местность  среди   безгласного  стада   испуганных
животных.
     Гром бросил на вождя быстрый взгляд.
     - Прикажи людям,  -  сказал он, - последовать за мною через тот узкий
проход в  долину.  Там  мы  немедленно разобьем лагерь,  потому что кругом
много хищников.  Запрети им приближаться к Светящемуся Существу,  чтоб оно
не укусило их. Но пусть они не боятся, - оно не нападет на них первым.
     Когда  племя,  пугливо  сторонясь  пылающих  языков  и  вздрагивая от
излучаемой  ими  странной  теплоты,  благополучно пробралось  в  свободном
пространстве между линией огня и лесом. Гром подвел вождя к огню.
     Поспешно  объяснив  ему,   как  следует  обращаться  с  этим  опасным
существом,  чтобы держать его послушным своей воле,  он с помощью Айи стал
сооружать костры вдоль чащи для защиты от вторжения хищников. Горные люди,
растерянные  и   безвольные,   следили   пристальными  взглядами  за   его
непонятными действиями.
     Зажигая и гася пылающие веселые языки на сухой ветви, вождь обдумывал
последствия, вытекавшие из создавшегося положения.
     Твердая  уверенность  в  честности  Грома  делала  его  свободным  от
ревнивого отношения к славе этого воина, а наблюдательность и знание людей
говорили ему,  что  равнодушный к  власти  Гром  не  станет оспаривать его
главенства.  Но были другие, готовые, без сомнения, всегда воспользоваться
первым же его промахом, чтобы свергнуть его с судейского камня.
     И действительно,  один из них, огромный, чернобровый парень, по имени
Небу,  следил  сейчас  за  вождем  внимательным,  подстерегающим взглядом.
Тогда,  приняв быстрое решение,  Боор прижал пылающую ветвь к  своей руке.
Могучим усилием воли скрывая невыносимую боль,  он думал: <я позволил себе
слишком свободное обращение со Светящимся Существом,  и  в  отплату за это
его  острые  зубы  оставили  на  моей  руке  черный  шрам.  Хорошо,  пусть
кто-нибудь другой попробует сделать то же самое>.
     Спокойным движением он  поднес ветвь к  огню и,  когда почти вся  она
превратилась в красный пылающий уголь, он знаком подозвал к себе Небу. Тот
подошел нерешительный, но полный любопытства.
     - Возьми  это  и  держи  крепко,   -  сказал  вождь,  протягивая  ему
раскаленный уголь.  Дрожа всем телом.  Небу схватил его обеими руками,  но
сейчас же отдернул их прочь.  Падая,  головешка скользнула по его ноге,  -
обезумев от боли, он бросился на землю, умоляя огонь пощадить его.
     - Странно! - произнес вождь громким голосом. - Светящееся Существо не
подпускает Небу к себе.
     Затем он шепнул подошедшему в этот момент Грому:
     - Пусть никто, кроме нас, не притрагивается к Светящемуся Существу.
     Гром,  занятый совсем  иными  мыслями,  кивнул в  знак  согласия,  не
спрашивая о причинах этого странного распоряжения.  Он думал сейчас о том,
как водворить племя в пещерах, которые он заметил на крутых склонах ущелья
еще во время предыдущего своего пребывания в Долине Огня.
     Ночью при  багровом свете пламени горные люди сидели тесными кучками,
дрожа и  дивясь.  По  ту сторону фантастического огненного кольца мелькали
легкие тени хищников,  а воздух то и дело оглашался ревом и воем, но пламя
служило  людям  надежной  защитой.   Что  легкие,  прыгающие  языки  умеют
кусаться,  в этом горные люди убедились уже,  видя черные раны Небу,  и им
был отчасти понятен страх зверей.  Но  в  то же время на их глазах вождь и
Гром обращались с огнем безнаказанно,  а девушка Айя свободно приближалась
к нему, лишь слегка отводя в сторону взгляд.
     Но  самое  сильное  впечатление на  умы  племени  произвело  то,  что
последовало дальше.
     Гром и вождь, потрясая пылающими сучьями, ринулись на двух гигантских
саблезубцев,  отважившихся  подойти  слишком  близко  к  огню,  и,  всегда
бесстрашные,  хищники устремились в чащу,  как робкие зайцы. Повторяя свой
прежний прием.  Гром бросил ветвь вслед беглецам,  и примеру его тотчас же
последовал вождь.
     Результат был поразителен.
     Ветви  случайно упали  на  кучи  хвороста и  сухих  листьев.  Запылал
огромный пожар, и с громким ревом хищники понеслись вверх по ущелью.
     При   ярком  свете  вспыхнувшего  пламени  видны  были   вытянутые  в
паническом бегстве  тела  тигров.  За  ними,  как  вспугнутое стадо  овец,
ослепленные ужасом, мчались другие хищники, грозные жители лесов и гор.
     Сам  Гром был  поражен этим зрелищем,  но  он  скрыл свое изумление и
держался так,  как будто именно этот результат имел в виду, бросая горящую
ветвь.
     Вождь подражал ему, хотя он ждал каждую минуту, что бушующий огненный
ураган повернется вспять и пожрет его, Грома и весь лагерь.
     Но  ничего подобного не  случилось.  Поток огня  неуклонно поднимался
вверх  по  долине,  выжигая  лесную  просеку шагов  в  пятьдесят шириною и
оставляя позади себя дымящиеся деревья и горящие пни.
     Когда взошло солнце,  вождь и  Гром,  вооруженные горящими факелами и
сопровождаемые Айей с вязанкой сучьев и хвороста за спиною, овладели двумя
большими пещерами на южном склоне ущелья. Обитатели этих пещер - медведи и
гиены,  наученные горьким опытом предыдущей ночи,  обратились в мгновенное
бегство при появлении огня.
     На  некотором расстоянии перед  порогом каждой  пещеры  был  разложен
костер,  как грозная весть всем хищникам, что их владычеству пришел конец.
Затем племя начало расселяться в новых жилищах, в твердой уверенности, что
даже орды колченогих,  если бы они забрели в эту долину,  не отважились бы
встретиться лицом к лицу с новым могущественным защитником горных людей.
     Когда все  было устроено,  вождь отозвал Грома в  сторону.  Оба воина
стояли  на  краю  утеса  и   следили  взглядом  за  высокой  фигурой  Айи,
переходившей от одного костра к  другому и служившей огню так почтительно,
как будто она совершала строгий обряд.
     - Следует сделать так, - сказал вождь тихим голосом, - чтобы служение
Светящемуся  Существу  было  недоступно  для  племени.   Оно  должно  быть
предоставлено только нам и тем,  кого мы захотим взять себе в помощники. Я
назначу двух лучших людей из моего рода -  твоего сына и еще одного,  кого
ты  укажешь,  служителями Светящегося Существа,  и  эти  люди должны будут
поклясться,  что  не  откроют секретов своего ремесла никому.  Я  прикажу,
чтобы отныне племя поклонялось одному лишь Светящемуся Существу и отвергло
прежних богов -  Гром,  Ветер и  неизвестных Духов,  которые,  как я  вижу
теперь, мало приносили нам пользы. Этот светлый бог есть истинный бог, и в
нем мы можем быть уверены. Ты и я - мы будем его жрецами. И только мы одни
будем знать всю тайну служения ему.
     - Хорошо,  - сказал Гром,  занятый мыслью,  каким образом  еще  можно
заставить огонь служить на пользу человека. - Но, - добавил он, - есть еще
Айя. Она знает нового бога так же хорошо, как мы оба.
     Вождь подумал одно мгновение.
     - Или она умрет,  -  сказал вождь,  глядя Грому в  глаза,  -  или она
должна стать жрецом вместе с нами.
     - Я думаю, она будет очень хорошим жрецом, - ответил Гром.
     Затем,  поднявшись на камень между двумя кострами,  вождь обратился к
племени с речью.  Он немного говорил об огне, лишь столько, сколько считал
необходимым сообщить своим слушателям.  Он  объявил,  что избрал несколько
человек для  великой чести служения огню и  что  избранники будут охранять
Светящееся Существо денно и нощно, защищая его ценою своей жизни. Поэтому,
если племя допустит гибель хотя бы  одного из  этих избранных,  то великое
несчастье постигнет весь род.
     - Отныне,  -  так закончил он  свою речь,  -  вы  уже не будете более
называться народом Малых Гор,  потому что эти хребты не похожи на те нагие
склоны, под которыми покоятся кости наших отцов. Отныне вы будете известны
и  страшны врагам вашим как  Дети Огня,  который будет покровительствовать
вам.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0984 сек.