Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Приключения

Чарльз РОБЕРТС - КАМЕННЫЙ ВЕК

Скачать Чарльз РОБЕРТС - КАМЕННЫЙ ВЕК

                             9. КОЗНИ ВРАГОВ

     Самолюбие Грома  было  уязвлено.  Ему,  победоносно пролагавшему свой
путь  среди царства хищников,  в  страхе отступавших перед его  сверкающим
оружием,  приходилось теперь скрываться,  постоянно держать дубину и копье
наготове, а по ночам искать приюта на деревьях, подобно обезьянам.
     Но  он  не  обнаружил и  признака досады  и  быстро освоился с  новым
положением.  Отважный охотник, он воспользовался всем своим прежним опытом
и искусством.
     В  это  время  они  находились вне  района  охоты  бурого  медведя  и
саблезубого тигра.  Но  другие,  не  менее  хищные,  звери бродили вокруг.
Дважды  пришлось им  бежать перед  натиском огромного черного носорога,  и
Гром  даже  не  сделал попытки метнуть копье,  зная,  что  оно  отлетит от
прочной кожи животного, как легкое перышко. Но неуклюжее чудовище не могло
состязаться с ними в беге, и они скрылись от него без труда.
     В  другой раз они столкнулись с зубром -  колоссальным белым зверем с
гладкими двухметровыми рогами.
     К  счастью,  встреча эта  произошла в  густом лесу,  и  они  избежали
неумолимой ярости животного,  ловко спрятавшись в листве дерева.  Затем, с
искусством обезьян  перепрыгивая с  дерева  на  дерево,  они  удалились из
опасного  места  и,  спустившись  на  землю,  весело  убежали,  со  смехом
представляя себе взбешенного зверя, ожидающего их под деревом.
     Так, противопоставляя чуткую осторожность и хитрость враждебным силам
леса,  они приблизились,  наконец,  к окраине своей страны и снова увидели
закругленные, обвеваемые ветром вершины Малых Гор и курганы предков.
     День  клонился к  закату,  и  волны  горячего воздуха проносились над
маленьким  амфитеатром,   где  собралось  поредевшее  племя,   когда  Гром
переправился через поток и,  быстро поднявшись по  склону,  появился перед
сородичами. За ним с покорным видом, как того требовал обычай, шла Айя.
     Приветственный клич  не  встретил пришельцев.  Не  замечая  зловещего
молчания,  которое  воцарилось при  их  появлении,  Гром  крупными  шагами
направился к  вождю,  сидевшему на судейском камне,  и  бросил к его ногам
палицу и копье в знак верности и подчинения.
     Но от следовавшей за ним Айи не скрылось странно враждебное отношение
племени.  Подозрительный и недоверчивый взгляд ее бродил по группам воинов
и женщин и всюду встречал глаза,  сверкавшие злобой и злорадством.  Она не
могла понять этого,  но чувствовала,  что против Грома существует какой-то
заговор.  Сердце ее  исполнилось гневом,  и  она вызывающе подняла голову:
сильнейшие и мудрейшие из племени казались ей детьми в сравнении с Громом.
     Чувствуя себя неспокойно под устремленными со всех сторон враждебными
взглядами,  она быстро подошла к  Грому и крепко сжала рукоятку послушного
копья.  Она увидела широкое, искаженное яростью лицо Мауга, возвышавшегося
над группой родичей,  и в его жадном взоре хищника прочла,  что это он был
душой заговора.
     Судорога прошла по лицу Грома.  Он распрямил широкие плечи и устремил
на вождя суровый вопрошающий взгляд.
     - Я исполнил повеление вождя Боора,  - сказал он, и звучный голос его
разнесся по всему амфитеатру.  -  Я нашел место,  где племя может жить без
страха перед врагом.  Я  вернулся,  как  было условлено,  для того,  чтобы
повести туда племя,  прежде чем  враги рассеют и  истребят наш род.  Я  не
щадил себя,  я  верно служил своему племени.  Почему вождь Боор отказывает
мне в привете?
     Ропот донесся из угла,  где стоял Мауг со своими родичами, но быстрый
взгляд вождя заставил их замолчать.  Он,  казалось, взвешивал слова Грома,
испытующим взглядом проникая в глубину глаз этого человека.
     Под  конец суровые морщины на  его  лице разгладились,  потому что он
знал  людей.  Этому  воину,  самому  опасному сопернику своему,  он  верил
инстинктивно.
     - Ты был обвинен,  - произнес он медленно, - в том, что покинул племя
в нужде...
     Недоумение выразилось на лице Грома при этих словах.  Затем его глаза
вспыхнули и, будучи не в силах сдержать себя, он прервал вождя.
     - Покажи мне моих обвинителей! - гневно крикнул он.
     Вождь поднял руку в знак молчания.
     - В нужде!  -  повторил он.  -  Но ты вернулся назад,  и я вижу,  что
обвинение было ложным.  Также ты был обвинен в том, что украл девушку Айю.
Но ты привел ее обратно.  Итак я не вижу, что могут иметь против тебя твои
обвинители.
     Гром повернулся и быстрым движением поставил Айю рядом с собою.
     - Вождь Боор знает,  что Гром -  его спуга и верный человек, - сказал
он твердо. - Я не украл девушку. Она последовала за мною без моего ведома.
     Свирепые крики раздались из группы Мауга,  но Гром холодно усмехнулся
и продолжал:
     - До вечера первого дня,  когда на нее напали волки,  она не решалась
обнаружить передо мной свое присутствие. И когда я понял, почему она пошла
за мною,  я взглянул на нее и увидел,  что она красива и отважна.  Тогда я
взял ее к себе.  Теперь она - моя жена, и я оставлю ее у себя, вождь! Но я
уплачу тебе за нее, что следует по обычаю. А теперь пусть Боор укажет моих
обвинителей,  и  я быстро расправлюсь с ними!  Потому что мне многое нужно
рассказать вам.
     - Не надо Гром,  -  сказал вождь, протянув руку. - Я удостоверил, что
ты  не изменил нашему племени.  О  девушке мы поговорим после.  Я  не хочу
указывать тебе  твоих обвинителей,  потому что  и  без  того  мало  воинов
осталось у нас, и внутри племени не должно быть борьбы. Пойдем - поговорим
вдвоем о том, что предстоит нам впереди.
     Он встал с  камня,  огромный и  величественный,  и направился к своей
пещере, но Гром колебался последовать за ним, не решаясь оставить Айю одну
среди врагов.
     - А моя женщина,  вождь?  - спросил он. - Я не хочу, чтобы кто-нибудь
обидел ее.
     Боор обернулся и бросил повелительный взгляд на молчаливую толпу.
     - Женщина Айя,  -  сказал  он  громовым голосом,  отчетливо произнося
слова, - жена Грома. Я сказал.
     И  он направился к  себе.  Гром поднял дубину,  копье и пошел за ним.
Девушка с  напускным равнодушием подбежала к  группе старух -  родственниц
вождя, на попечении которых находился сын Грома.
     Мауг,  только теперь поняв значение слов вождя и  бесповоротность его
решения, яростно прыгнул вперед и поднял копье на Грома. Но, прежде чем он
успел метнуть копье, родичи его, которым совсем не улыбалась мысль навлечь
на себя гнев Грома и вождя,  плотным кольцом окружили его и вырвали оружие
из поднятой руки.  Сильный,  как лев,  он,  наверно,  освободился бы из их
объятий,  но другие воины, примиренные с Громом, помня его прежние заслуги
перед племенем, также преградили ему путь.
     Несколько мгновений Гром  презрительным взглядом наблюдал эту  сцену.
Затем  он  не  спеша  повернулся и  последовал за  вождем,  не  удостаивая
соперника дальнейшим вниманием.
     Гром  скрылся.  Мауг поднялся на  ноги.  Его  взгляд упал на  гибкую,
высокую фигуру Айи,  стоявшую у входа в пещеру, и он готов был ринуться на
нее.  Он  посмотрел на  своих  родичей,  но  те  мрачно  опустили  головы.
Ослепленный яростью, он решил, что все племя против него.
     - Ты еще вспомнишь меня! - крикнул он девушке, схватил с земли дубину
и копье, выбежал из амфитеатра, спустился по склону и исчез в темноте леса
по ту сторону потока...
     Эту ночь Гром провел без сна,  опасаясь,  как бы вернувшийся соперник
не застиг его врасплох и под покровом ночи не увел с собою Айю.
     Под  утро  он  заметил  пять  человеческих  фигур,  в  сером  сумраке
пробиравшихся вниз по  ущелью.  Но,  не придав этому значения,  он не стал
поднимать тревогу.
     Когда же  наступил день,  оказалось,  что три сородича Мауга с  двумя
молодыми  женами  покинули  пещеры,   чтобы   присоединиться  к   беглецу,
ожидавшему их в чаще леса.
     Возмущенный этим  новым  ослаблением племени,  вождь  объявил их  вне
закона и провозгласил, что при каждой новой попытке бегства изменник будет
предан смерти.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.109 сек.