Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Александр Чехов. - Тайны живописи.

Скачать Александр Чехов. - Тайны живописи.

28.

     Дверь ему  открыл Олег. Одетый как всегда в спортивный костюм и рубашку
с коротким рукавом, нисколько не  изменившийся за прошедшие  полтора месяца,
что  они не виделись, он  несколько секунд пораженно  пялился  на  Мишу,  и,
наконец, сказал:
     -- Ну проходи.
     Миша протянул руку.
     -- Здравствуй!
     -- Не через порог. А так, привет.
     Прихожая была  попросторнее  Викиной, квартира располагалась в нестаром
кирпичном  доме,  на  восьмом  этаже  и  была  спланирована  по  современным
стандартам -- было, где развернуться. Миша прошел внутрь.
     -- А Лены нет?
     --  Она на работе,  -- буркнул Олег, -- Через полчаса  придет. Проходи,
чаю попьем!
     На кухне, на покрашенной темно-зеленой краской стене  висел календарь с
роскошной девицей в купальнике. Миша присел на табуретку, пока Олег  возился
с чайником и плитой.
     -- Что у тебя с лицом? -- через плечо, не поворачиваясь, спросил он.
     -- Упал, -- коротко ответил Миша.
     --  Бывает,  --  поняв, что  правдивых объяснений не последует,  кивнул
Олег. Он зажег огонь и сел напротив, по другую сторону  кухонного  стола, --
Как вообще живешь-то?
     -- Нормально.
     -- Сценарий написал?
     --  Сценарий...  --  Миша уже  как будто забыл про него. Так,  кажется,
давно это было, май, начало, лето, какие-то актеры, -- Нет.
     -- А что так?
     -- Не знаю. Не пишется. Не буду я его писать.
     -- А... Ну-ну. Нехорошо это. Надо было дописать. Раз уж начал. А  иначе
и начинать не надо было.
     Миша пожал плечами.
     -- Может быть.
     Повисла пауза. Олег пробежал взглядом по  стенам, затем снова посмотрел
на него.
     -- Ты что пришел-то?
     -- Так... Проведать друзей. Давно вот вас не видел.
     -- Это  верно, -- согласился  Олег, --  давно не виделись. Хорошо,  что
пришел. Сейчас чай будем пить.
     Он встал и  подошел к  окну. Его широкая спина загородила  свет,  стало
немного темнее. Осеннее небо вокруг головы было наполовину затянуто облаками
--  бело-серо-голубой  бесформенный,  хаотичный  орнамент  обрамлял  коротко
подстриженную черную шевелюру. Олег долго что-то разглядывал там,  на улице,
по другую сторону стекла, затем резко и неожиданно повернулся, сделал шаг по
направлению к Мише.
     -- Ты к ней пришел, да? Хочешь назад ее вернуть? Прощения просить?
     Миша  ожидал  чего-то  подобного,  был  морально  готов  и  сейчас  сам
поражался собственному спокойствию.
     -- Я хочу ее увидеть.
     Олег сделал еще один шаг и теперь возвышался над ним, как гора.
     -- Дурак ты! Не  надо было тебе  сюда  приходить.  Не любит она  тебя и
никогда не любила. Ты это хотел услышать?
     -- Пусть она сама это скажет!
     -- Она скажет,  ага!.. Слушай,  я тебе  шанс  даю  -- ты можешь  сейчас
встать и уйти,  и  мы забудем об этом инциденте. Тихо, мирно разойдемся, как
интеллигентные  люди. Зачем тебе это? Ты что, совсем плохой  стал, не можешь
себе девчонку найти?
     -- Мне  нужно ее увидеть, -- стоял  на своем Миша,  -- Если она  скажет
"уходи", я уйду.
     -- Блин, упрямый какой!
     Олег схватил его за  отвороты рубашки  и, кажется,  без  особых  усилий
приподнял в воздух.  Миша  перехватил его руку, потянул от себя, они замерли
на несколько секунд, глядя в глаза друг другу.
     -- Хорошо,  ты останешься!  -- прошипел  Олег,  -- Только  не  обижайся
потом.
     Он сделал толчок всем телом, чтобы повалить Мишу на пол, глухо стукнула
об  пол, падая, табуретка, завязалась борьба. Олегу  удалось быстро  подмять
его под  себя и, пользуясь этим, он  несколько раз  освободившейся  рукой  с
силой  заехал  Мише в лицо, окончательно его  обездвижив.  Затем  он  встал,
поправил  одежду,  передернул плечами, словно разминаясь, и  за руки оттащил
Мишино тело в гостиную. Оставил его лежать  посередине ковра, порылся где-то
в ящике стенки, достал наручники, затем  оттащил тело  к окну, туда, где  от
пола до потолка протянулась  вертикальная труба отопления, пристегнул  левую
руку соперника  к  этой трубе, потом пошел на кухню,  смочил какую-то тряпку
водой  из-под  крана,  вернулся в  комнату  и  приложил тряпку  к  разбитому
Мишиному носу. Олег  окончательно успокоился, овладел ситуацией, и делал все
теперь деловито и  четко,  почти по-армейски. Он запрокинул ему голову  так,
чтобы кровь не текла,  и тряпка  не  падала, после чего  устроился в кресло,
взял с журнального столика  книжку, одну  из нескольких, там лежащих, и,  не
посмотрев на название, принялся листать.
     Минут через  пять Миша  пришел  в  себя.  Он  дернул головой,  влажная,
испачканная кровью тряпка  свалилась на ковер, пошевелил рукой и понял,  что
пристегнут. Заметив его движения, Олег бросил чтение и пошел в ванную.
     --  У тебя  лицо в крови, -- вернувшись,  сказал он и  протянул влажное
полотенце, -- Вытри!
     Кровь из  разбитого  носа, кажется, перестала  идти.  Миша вытер лицо и
посмотрел на Олега.
     -- Что дальше?
     Олег равнодушно пожал плечами.
     -- Я тебя просил уйти. По человечески просил. Ты сам не захотел. Теперь
пеняй на себя, я умываю руки.
     -- Что дальше? -- повторил Миша.
     -- Мальчишка ты еще!.. -- Олег почесал подбородок, -- Думаешь, ты такой
замечательный, что она прямо тебе на шею кинется, пришел, прощенья попросил,
увел,  да?  Эх, Мишка,  дурак ты,  хотя и  талантливый,  тебе  в  жизни  еще
столькому научиться надо!
     -- Что дальше?
     -- Дальше...  --  улыбка,  --  Цыганочка  с  выходом.  Комедия  в  трех
действиях...
     В  коридоре послышался щелчок -- кто-то поворачивал ключ в замке,  чуть
слышно скрипнула входная дверь, дохнуло холодом.
     -- Ну вот ты ее и увидишь! -- вскрикнул Олег, кинувшись в  прихожую, --
Действие первое. Все как хотел.
     Лена  вошла, одетая в деловой, как-то не подходящий ей по возрасту и по
привычному стилю  костюм,  она подстриглась  и  выглядела  совершенно  иной,
возможно,  несколько  повзрослевшей,  пожалуй, он  мог даже  не узнать ее на
улице, если бы увидел издалека.
     -- Боже мой, что ты с ним сделал?
     -- Ничего особенного, -- спокойно ответил Олег, -- Шрамы на щеке -- это
не я, это он уже пришел такой.
     -- Скотина! -- прошипела она.
     -- Да ладно тебе, от разбитого носа еще никто не умирал.
     Лена подошла ближе.
     -- Мишка... Освободи его!
     -- Не буду, -- надулся Олег, -- Пусть  посидит. Знаешь, чего он пришел?
Тебя увидеть хотел.
     Лена смотрела на Мишу и сложно сказать, каков был этот взгляд, и что  в
нем  было на самом деле  -- жалость ли, любовь,  презрение, или, может быть,
ничего не было. Ее зеленые, темные, но не слишком глаза остались теми  же --
зовущими, пристальными, пронизывающими насквозь.
     -- Посмотрел? -- спросил Мишу Олег и повернулся к Лене, -- Давай теперь
выясним, кого же ты все-таки любишь?
     Она вздрогнула.
     -- Зачем ты...
     -- Для ясности, --  спокойно объяснил  он, --  В конце  концов  он  сам
захотел прояснить ваши взаимоотношения.
     -- Ты же знаешь, что я отвечу.
     -- Знаю. Но я хочу, чтобы и он знал.
     -- Я тебя люблю. Только тебя.
     --  Спасибо, радость  моя! Я в тебе  не ошибся. Ни  тогда, ни теперь...
Пусть завидуют, у кого  еще есть такая женщина!.. Вот как, браток!.. -- Олег
присел  на  корточки и,  дружески улыбнувшись, потрепал  Мишу  по  щеке,  --
Видишь, как бывает. Всяко. Жизнь -- такая загадочная штука, то ты вверху, то
вдруг все рушится,  правда? А что делать?..  -- он театрально развел руками,
-- Привыкай!  У  тебя впереди таких падений  еще... Леночка, солнце, объясни
ему все!
     -- А нужно?
     -- Да, самое время.
     Лена, поколебавшись секунду, подошла и присела на корточки.
     -- Мишка, Мишка... Ты  хороший, но... -- левой рукой она  поправила ему
волосы.
     -- Мы поссорились, -- сказал Олег.
     Она кивнула.
     -- Да, мы поссорились.
     -- Мы ссоримся иногда.
     Снова кивок.
     -- Не то, чтобы сильно, а так...
     -- Я предложил ей пожить у  тетки и найти себе  парня для разнообразия,
-- Олег подошел к окну, -- На время. Почему бы нет? Лето на дворе, небольшое
романтическое  приключение  не  помешает.  Ничего  серьезного, просто  новый
человек, новые впечатления. Обыкновенная игра. Тебя это шокирует?
     Лена пожала плечами и снова попыталась погладить его по голове, но Миша
дернулся и она убрала руку.
     --  Я согласилась, -- сказала  она  тихо, --  Прости меня. С тобой было
интересно...
     --  Да, ты был забавен,  юный Ромео, особенно когда начал ревновать. Ко
мне! -- Олег рассмеялся, -- Сценарий  у тебя  интересный  такой был, про нас
ведь  все  писал...  Мы  вдвоем  его  читали. Я  ведь к  тебе  домой заходил
частенько,  а ты не знал,  да? Актеры типа  пьесу сочиняют...  Ну-ну.  Я там
вроде  неплохо  получился,  спасибо,  а  Ленку  ты  зря  так  пропесочил. Не
разглядел  ты ее, парень, изюминки  не  увидел, не  доверял, вот  и  мучайся
теперь. А вообще, ты -- интересный тип. Эх,  зря я не писатель, я бы повесть
написал, или лучше диссертацию. По психиатрии. Ну ничего, Вика напишет.
     -- Вика?.. -- выдохнул Миша.
     --  Она  с  тобой флиртовала,  да?  --  осведомился Олег,  -- Могу себе
представить, ты в ее вкусе. Но... Она моя жена, браток. Очень давно и  очень
надолго. Мы любим друг  друга. Мы  еще тогда договорились, что оставим  друг
друга  свободными. Это  бывает. Не  часто,  но бывает. Она иногда увлекается
мальчиками  вроде   тебя,  художниками  всякими,  поэтами,  так,  больше  из
профессионального интереса. Так что... Мы тебя немножко разыграли. Извини.
     -- Прекрати этот пошлый балаган!  -- просипел Миша, -- Ты зашел слишком
далеко.
     -- Нет,  еще не слишком, -- чуть слышно буркнул Олег.  Он встал, застыл
на секунду, словно обдумывая что-то, затем повернулся к Лене.
     -- Иди ко мне, Солнце!
     Она наклонила голову.
     -- Сейчас?
     -- Да!
     Застыла в нерешительности.
     -- Ну же! -- подбодрил ее Олег.
     Она сделала шаг, совсем маленький шаг,  и этого было достаточно -- Олег
подбежал к ней, схватил за плечи и  впился в губы долгим страстным поцелуем.
Ее руки, поначалу  бессильно и покорно опущенные,  быстро осмелели, охватили
его сзади, прошлись по спине и шее, начали стягивать рубашку.  Он повалил ее
на диван, задрал  юбку, ничуть и никого  не  стесняясь -- занимались любовью
они долго, крича и вздыхая, может быть и специально, Миша ни разу не слышал,
чтобы  Лена  так кричала  в постели, оба были решительны и  артистичны, даже
несмотря на некоторую  тяжеловесность тела Олега, они словно танцевали некий
загадочный, мистический  танец каких-нибудь древних индийских божеств, меняя
позы, меняя движения  рук, то прижимаясь друг к  другу крепко, то отдаляясь,
то обороняясь, то  наступая. Миша замечал, как Лена время от времени бросала
на  него  быстрые,  короткие  взгляды,  Олег  же как будто  не  замечал  его
присутствия вовсе, полностью сосредоточившись  на  своей  партнерше, целиком
отдавшись тому,  что происходило  -- стремительной, как  горный  поток, игре
чувств, тела, страсти, любви.
     Он  извергся в  нее  шумно, бурно, громко выдохнув,  судорожно  сжав  в
тисках объятий полуобнаженное, гибкое, молодое  тело,  она,  теперь уже  она
впилась ногтями в  его плечи, вскрикнула  и застонала,  прижавшись, заглушив
крик долгим,  в который же  раз поцелуем. Они еще двигались  какое-то время,
уставшие, еще танцевали свой дикий необузданный  восточный танец, постепенно
замедляя движения, замирая, стихая, плавно, легко, играючи переходя на коду.
     Когда все кончилось, Олег, отдышавшись, снова подошел к Мише, присел на
корточки, помолчал, обдумывая.
     -- М-да... Что  такой грустный? Люди счастливы,  радоваться надо, а  на
тебе лица нет. А  я  хороший любовник,  правда?  Я  сам  знаю, что  хороший.
Опыт...  -- он пожал плечами, как обычно  делают, когда объясняют само собой
разумеющееся вещи.
     -- Это все?  -- сквозь  зубы  процедил  Миша,  посмотрев  на Олега,  --
Отпусти меня, я уйду.
     -- Нет, это не все, -- покачал головой тот, -- Сам же писал, игру нужно
доиграть до конца. В этом  суть. У их пьесы  должен быть финал,  не так  ли?
Есть у меня одна вещь. Последний номер нашей программы. Приберег на конец.
     Он встал, полез в ящик письменного стола и вытащил оттуда пистолет.
     -- Ты с ума сошел! -- вскрикнула Лена.
     -- Сиди! -- цыкнул Олег, -- Мы хотели пройти все до конца и мы пройдем!
Иначе и начинать  не надо  было. Видишь вот это?  -- повернулся  к Мише,  --
Автоматический  пистолет  Стечкина,   девятимиллиметровый,  может   стрелять
очередями, -- он вынул  магазин и помахал им в воздухе, -- Двадцать патронов
в обойме, это тебе не какой-нибудь "Макаров", круто, да? Нам сейчас, правда,
столько не нужно...
     Он повернулся к столу и по одному извлек из магазина все патроны, кроме
последнего,  стальные  блестящие толстые и  закругленные на  концах цилиндры
звонко застучали по полированной поверхности, покатились, падая на пол. Олег
не обратил на это внимание, он вставил магазин на место, передернул затвор и
снял "Стечкина" с предохранителя. Затем взял пистолет  за  ствол,  подошел к
Мише, протянул ему оружие, сказал сухо:
     --  У  тебя есть выбор. Ты можешь застрелиться. Этим ты  докажешь,  что
действительно ее любишь. Оставишь о себе светлую память. Прекратишь всю  эту
комедию. Можешь застрелить меня. Вряд ли она останется с тобой после  этого,
хотя... Кто знает... Может,  уговоришь, говорить ты умеешь, писатель. Можешь
ее застрелить. Отомсти за себя, давай!
     Лена снова вскрикнула:
     -- Олег!
     Он огрызнулся:
     -- Не  мешай  мне! Я  даю возможность  этому  молодому  человеку  стать
мужчиной и хотя бы раз совершить серьезный поступок. Бери пистолет!
     Словно  поддавшись внезапному внушению, Миша неуверенно  сжал  в ладони
холодную рукоять.
     -- Ну же, избавь себя  от мучений! -- наклонившись  почти к самому уху,
увещевал Олег, --  Это же так просто, нажимаешь  вот на  этот крючок. И все.
Бах, и нет. Боли не почувствуешь, не успеешь, если в голову.
     Пистолет был  весьма тяжел и ощутимо оттягивал руку. Черная  сталь чуть
поблескивала, длинный ствол с маленькой  мушкой ходил ходуном -- Миша только
сейчас  заметил,  как   сильно  у   него   дрожат  руки.  После   некоторого
замешательства  он  положил пистолет  на  пол,  затем, подумав, толкнул  его
сильно,  так,  что тот улетел  под  диван. Олег опустил голову  и покачал ею
сокрушительно из стороны в сторону, словно ожидал чего-то другого.
     -- Отпусти меня, я уйду, -- неожиданно ровным голосом сказал Миша.
     -- И это все? -- спросил Олег.
     Миша кивнул.
     -- Все.
     -- Ну как скажешь...
     Олег  достал из кармана  ключ, щелкнул  замком наручников.  Миша встал,
потирая  натертое  запястье,  немного  шатаясь, словно  пьяный, направился к
выходу. Когда он прошел мимо Лены, они  обменялись взглядами, быстро, молча,
почти  не заметно. А что  еще они могли сделать? Олег вышел следом, запер за
ним дверь, вернулся и тяжело опустился на диван.
     -- Ну вот, кажется, и в самом деле все.
     Она  присела  рядом,  он обнял  ее  за  плечи и  притянул  к себе. Лена
опустила  голову  ему  на  грудь и замерла,  слушая,  как  ровно бьется  его
человеческое сердце.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.112 сек.