Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Сергей Александрович Абрамов. - Стоп-кран

Скачать Сергей Александрович Абрамов. - Стоп-кран


  - Стоять! - заорал "За власть Советов!". - Без пропуска нельзя!
  - Стоять! - пробасил металлист-ветеран. - Хода нет!
  - Стоять!  -  гаркнул лысый, забыв о больной руке. - Поворачивай! После
третьего звонка нельзя.
  Он-то,  лысый,  -  краем глаза углядел Ким!  - и выхватил из кармана...
что?..   не  нож  ли?..  похоже,  что  нож...  щелкнул...  чем?..  пружинным
лезвием?..  А кто-то -  то ли ветеран,  то ли борец за Советы -  свистнул за
спиной  Кима  в  страшный  милицейский  свисток,  в  гордый  признак...  или
призрак?.. державной власти.
  - Стоять!..

  ...А еще оглушило на миг громом колес, лязганьем, бряканьем, скрежетом,
стуком, - но Ким уже в другом вагоне оказался и другую дверь за собой плотно
закрыл.
  В кинематографе это называется "монтажный стык".
  В новом эпизоде тоже был тамбур, но - пустой. Тамбур-мажоры остались по
ту  сторону  стыка.  За  мутным  стеклом  плыло  -  а  точней  расплывалось,
растекалось сине-бело-зеленым пятном без  формы,  без  содержания,  вестимо,
даже без контуров - до боли родное Подмосковье. Теоретически - оно.
  Что  за  черт,  глупо подумал Ким,  такой бешеной скорости наш тепловоз
развить не может,  мы не в  Японии...  Ой,  не в  тот поезд я  прыгнул,  уже
поумнее подумал Ким,  лучше  бы  я  вообще никуда не  ездил,  лучше б  я  на
практику  в  театре  остался...   А  с  этим  составом  происходит  какая-то
хреновина, совсем умно подумал Ким, какая-то мистика, блин, наблюдается...
  Тут  он  к  месту  употребил кулинарное ругательство лысого,  знакомое,
впрочем, любому школьнику.
  Но - шутки побоку, надо было двигаться дальше.
  Именно лысый-то и достал,  как говорится,  Кима. Не Настасья Петровна и
Танька с  их таинственно-спешными сборами и  "хорошей московской" в товарном
количестве.  Ни  сам  спецсостав из  шестнадцати вагонов без опознавательных
знаков.  Ни  странный пейзаж за окном -  так в  глубокой древности снимали в
кино  "натуру",  крутили перед  камерой реквизиторский барабан с  наклеенной
пейзажной картинкой.  Но здесь слишком быстро крутили: отвлеклись ребята или
поддали накануне по-черному... Все это по отдельности и вместе могло достать
кого угодно, но Кима достали лысый, ветеран и "За власть Советов!", достали,
притормозили, заставили задуматься. И, если честно, испугаться.
  Ким не  терпел мистики.  Ким вырос в  махоньком среднерусском городке в
неполной,  как  теперь это  принято называть,  семье.  Неполной она  была по
мужской части.  Папашка Кима  бросил их  с  матерью,  всего лишь  месяца два
потерпев загаженные пеленки и ночные вопли младенца, вольнолюбивый и нервный
папашка подался на  север или  на  восток -  за  большими бабками,  то  есть
деньгами, за туманом и за запахом тайги, оставив сыну комсомольско-корейское
имя, ну и, конечно, фамилию - она проста, не в ней дело. Мать, не будь дура,
подала на  развод и  на  алименты.  Развод дали без задержки и  навсегда,  а
алименты приходили нерегулярно и  разных  размеров:  иногда трешник,  иногда
двадцатка.  Если с туманом и тайгой у беглого папашки все было тип-топ, то с
большими бабками, видать, ничего не выгорело.
  Впрочем,  ни мать,  ни Ким по нему не сохли: нет его, и фиг с ним. Мать
работала на фабрике -  там, конечно, фабрика имелась в родном городке, ну, к
примеру, шишкомотальная или палочно-засовочная, - зарабатывала пристойно, на
еду-питье хватало, на штаны с рубахой да на школьную форму - тоже, а однажды
хватило и  на билет в  театр,  где давала гастроль хорошая столичная труппа.
Этот  культпоход  и  определил  дальнейшую  судьбу  Кима.  Судьба  его  была
прекрасна и светла. Он играл и ставил в театральном кружке Дома пионеров. Он
играл и ставил в студии городского ДК имени Кого-То-Там.  Он имел сто грамот
и двести дипломов за убедительную игру.  И как закономерный итог -  три года
назад поступил в суперэлитарный, суперпрестижный институт театральных звезд,
но  не  на факультет звезд-актеров,  как следовало ожидать,  а  на факультет
звезд-режиссеров,   ибо  по  характеру  был  лидером,  что  от  режиссера  и
требуется. Кроме таланта, естественно.

  Биография  простого   советского  паренька  начисто   разбивает  пошлые
аргументы тех критиканов,  которые считают,  будто в  литературу и искусство
нашей  социалистической родины  можно  протыриться только по  блату  или  по
наследству.
  Кстати,  принадлежность Кима к миру театра объяснит все уже приведенные
и  еще ожидаемые метафоры,  эпитеты и  сравнения,  аллюзии и иллюзии,  ловко
прихваченные из данного мира.

  Однако вернемся к мистике.  Ким не терпел ее, потому что его воспитание
было построено на реальных и даже приземленных понятиях и правилах. Чудес не
бывает, учила его мать, манна с неба не падает, дензнаки на елках не растут,
все надо делать самому:  сначала пошевелить мозгами, а потом - руками. И все
кругом так поступают,  в чудеса не веря.  Кто-то -  лучше шевелит мозгами, а
кто-то - руками, отсюда - результаты.
  Ким  стоял  в  пустом  тамбуре  и  думал.  Искал  реальную зацепку  для
объяснения происходящего.  Оно,  происходящее,  пока  виделось некой большой
Тайной,  про которую никто из встреченных Кимом не знал и,  похоже, знать не
стремился.  Встреча с компанией лысого тоже ничего не прояснила,  но зацепку
дала:  тамбурмажоры делали дело. Они охраняли. Или сторожили. Или караулили.
Короче - тащили и не пущали.
  Правда, Ким не исключал, что сами опричники-охранники толком не ведали,
кого и  куда они должны не пущать,  но и это вполне укладывалось в известные
правила игры:  шестерки, топтуны, статисты не посвящаются в суть дела, они -
функциональны,  они знают лишь свою функцию.  А если никакой игры нет,  если
почудилась  она  будущему  режиссеру,   если  они  никого  не  охраняли,   а
просто-напросто курили,  выйдя из  тесного купе для некурящих?  Будь они при
деле, рванули бы сейчас за Кимом, догнали бы и отмутузили. А они не рванули.
Остались в  своем  тамбуре.  А  вагон  перед  Кимом -  не  таинственный,  не
охраняемый, а самый обыкновенный. И умерь свои фантазии, парень, не возникай
зря...
  Так было бы славно, подумал Ким.
  Но режиссерский глаз его,  уже умеющий ловить нюансы в актерской игре -
да и вообще в человеческом поведении! - вернул в память престранное волнение
опричников,  необъяснимый испуг от  каратистских скоростей Кима и  -  сквозь
дверное стекло!  -  застывшие,  как при игре в "замри",  фигуры,  которым по
роли, по режиссерской разводке нельзя перейти черту...
  Какую черту?
  А  ту,  образно выражаясь,  что  мелом на  сцене рисуют плохим актерам,
обозначая точные границы перемещений.  Но Ким-то актер хороший, он эту черту
даже не заметил.  И  оказался в другом вагоне,  где быть ему не положено.  И
тамбур-мажорам не положено. Но они - там, а он - здесь. Судьба.
  Если честно,  ситуация все  же  попахивала мистикой.  Не  сумел Ким все
объяснить,  разложить по  полочкам,  развесить нужные ярлыки и  бирки.  Но в
том-то  и  преимущество юного возраста,  что  можно,  когда подопрет,  легко
выкинуть из логической цепи рассуждений пару-тройку звеньев - только потому,
что они не очень к ней подходят: то ли формой, то ли размерами, то ли весом.
Выкинул и пошел дальше. К цели.
  А как пошел?
  Точнее всего:  играючи.  Ким же без пяти минут режиссер, мир для него -
театр,  а  непонятный мир,  соответственно,  -  театр абсурда.  И  пусть все
остальные ведать не  ведают,  что  они -  актеры в  театре Кима,  что они не
живут,  а лицедействуют.  Киму на это начхать:  пусть думают, что живут. Его
театр  начинался не  с  вешалки,  а  с  чего  угодно,  с  вагонного тамбура,
например...
  Ким  легко  открыл дверь  из  тамбура в  вагонный коридор и...  замер -
оторопев,  остолбенев,  одеревенев,  опупев.  Выбирайте любое  понравившееся
деепричастие, соответствующее образу.
  И было от чего опупеть!
  Вагона Ким не  увидел.  То  есть вагон,  конечно,  имелся как таковой -
что-то ведь ехало по рельсам, покачивалось, погромыхивало! - но ни купе, ни,
извините,  туалетов,  ни даже титана с кипятком в нем не было. Только крыша,
пол,  стены и  окна в них.  Занавески на окнах.  Ковер на полу -  не обычная
дорожка,  а настоящий ковер,  с разводами и зигзагами.  А на ковре - длинный
многоногий  стол,   за   коим   сидело   человек  десять-двенадцать  Больших
Начальников, перед каждым лежал блокнот и карандаш, стояла бутылка целебного
боржома  и  стакан,  и  все  Большие  Начальники внимательно слушали  Самого
Большого,   который  сей  стол  ненавязчиво  возглавлял.  Славная,  заметим,
мизансцена. Неожиданная для Кима.
  Так,  вероятно,  было за  секунду до его появления.  А  в  саму секунду
появления все  присутствующие удивленно повернули умные  головы  к  Киму,  а
Самый Большой Начальник прервал речь и вежливо сказал:
  - Заходите, товарищ. Ждем.

  Почему Ким решил, что перед ним именно Большие Начальники?
  Причин несколько.  Во-первых, вагон. Простые советские граждане в таких
вагонах не путешествуют, им, простым, полку подавай, бельишко посуше, вид из
окна. Во-вторых, простые советские граждане в таких вагонах не заседают, они
вообще в  вагонах не  заседают.  В-третьих,  дуракам известно,  что  Большие
Начальники даже в  сильную жару не  снимают пиджаков и  тем более галстуков.
Эти не сняли. А на дворе - как и в вагоне - стояла приличная времени жара.
  Не аргумент,  скажете вы.  Никакой не начальник Ким,  скажете вы,  тоже
потеет -  не  в  пиджаке,  так в  кожанке своей металлизированной.  Все так,
подмечено верно, но причины-то одни и те же. И современный студент-неформал,
и  Большие Начальники пуще  всего на  свете страшатся развеять придуманные и
взлелеянные ими образы.  По-заграничному -  имиджи.  У неформала -  свой,  у
формалов (простите за новообразование) -  свой. Другое дело, что у Кима этот
страх со временем пропадет, а у этих... у этих он навсегда...
  Ну и тон, конечно, соответствующий - в-четвертых:
  - Заходите, товарищ. Ждем.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1122 сек.