Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Сергей Александрович Абрамов. - Стоп-кран

Скачать Сергей Александрович Абрамов. - Стоп-кран


  - Ты,  что ли, в глаз? - презрительно спросил парень без гитары. - Да я
тебя по стене размажу, два дня отскребываться будешь.
  Все слушали - никто не вмешивался. Интересно было.
  - Размазать ты меня успеешь, если получится, - спокойно сказал Ким, - а
пока ответь-ка мне на простой вопрос. Если я - урка, если я - осужденный, то
почему я еду с вами, а не с конвоирами? Почему я - вольный?
  - Почему? - встал в тупик парень.
  И  дивчина  не  знала  ответа.  И  все  кругом  молчали.  Только  самый
начитанный, с детективом, догадался:
  - Ребя,  да он же нам соврал!  Да он же наш с потрохами,  ребя, честное
комсомольское!
  Почему-то  никто не  встретил эти  слова бурным ликованьем.  Все  ждали
ответа Кима.
  - Вы сами-то надолго едете? - Ким опять предпочел вопрос.
  - На всю жизнь, - сказала дивчина.
  - Как получится, - сказал парень без гитары.
  - Пока нужны будем, - сказал любитель книг - источников знаний.
  - Как там все обернется,  так и порешим,  - раздумчиво сказал кто-то из
толпы.
  - Наконец-то разумный ответ!  - воскликнул Ким. - Я к нему еще вернусь,
а  для  начала напомню:  обязательный трудовой стаж в  нашей стране равен...
чему?..  правильно -  двадцати годам.  Вот на них-то меня и  обрекли.  Как и
всякого гражданина родной страны.  Как и  вас,  соколы орлами.  Двадцать лет
жизни -  минимум!  -  каждый из нас,  -  он обвел рукой слушателей, - должен
отдать  на  строительство  Светлого  Будущего.   И  вы,   братцы,  такие  же
осужденные, как я...
  - Мы добровольцы, - напомнила дивчина.
  - Все мы в какой-то степени добровольцы. Кто - где. Вы - здесь.
  - А ты?
  - А я в другом месте доброволец. Сюда меня насильно прислали.
  - Как могли?  У каждого есть право выбора! - реплики шли - ну, прямо из
брошюр серии "В  помощь комсомольскому активисту".  У  Кима закономерно вяли
уши, но держался он молодцом.
  - Милый,  -  сказал Ким,  глядя  в  чистые глаза  парня с  гитарой (без
гитары),  -  разве  все  добровольцы -  добровольцы?  Разве не  знаком ты  с
термином "добровольно-принудительный"?  Разве все,  что ты делал в жизни, ты
делал только по  зову  сердца?..  -  парень открыл было рот,  чтобы достойно
ответить,  но Ким не дал,  махнул рукой.  -  Ладно, молчи. Не о том речь А о
том,  что  вся ваша добровольческая армия развалится и  расползется,  если в
Светлом  Будущем,  которое  вы  рветесь ваять  на  пустом  месте,  не  будет
отдельных квартир,  теплых сортиров,  набитых продуктами магазинов, театров,
киношек,  да мало ли чего...  Прав товарищ:  как там все обернется, так вы и
порешите.
  - Мы все построим сами! - крикнул кто-то. - Своими руками!
  - Ты родом откуда? - Ким опять отбил вопрос вопросом.
  - Из Мухачева. Город такой, - важно ответили.
  Кто  -  Ким  не  видел,  да  и  не  стремился видеть:  спор велся не  с
конкретным  собеседником,   а   сразу  со  всеми.   Говоря  метафорично:   с
собеседником по имени Все.
  - И что,  у вас в Мухачеве все живут в отдельных квартирах? В магазинах
всего завались?..
  - Нет пока... Вот к двухтысячному году...
  - А что ж ты,  мать твою,  невесть куда прешься?  -  со злостью перебил
невидимого оппонента Ким.  - Чего ж ты в своем Мухачеве не строишь того, что
в Светлом Будущем собираешься?  Почему,  как дерьмо вывозить, так мы в конец
географии рвемся?  А у нас дома своего дерьма -  по уши,  не навывозишься...
Сидел бы ты дома, делал свое дело, так, может, и двухтысячного года ждать не
пришлось бы...
  - Это не разговор, - сказал гитарист.
  - Другого не жди, ассенизатор...

  Напомним:  Ким  вырос в  маленьком русском городке,  где все решенные и
нерешенные проблемы  страны  гляделись  такими  же  маленькими,  как  и  сам
городок,  а  потому заметными всем.  Все  про все в  городке знали:  где что
недовыполнили,    недопоставили,    недостроили,    недодали,    недовесили.
Бесчисленные "недо"  выглядели  привычными,  даже  родными   любой,  кто  ни
попадя,  обвешивал их  гирляндами красивых  и  важных  слов,  отчего  "недо"
смотрелись почти как "пере".  Не  безглазым рос Ким и  не безухим   потому и
подался в "правдоматколюбцы",  что с детских лет нахлебался вранья из корыта
с верхом.  Первым туда плеснул папанька.  Потом школа щедро подлила,  боевая
пионерская дружина,  еженедельные сборы всего-чего-не-нужно,  "Будь готов! -
Всегда готов!", долго перечислять. Улица добавила, родной комсомол в стороне
не остался...
  Сейчас стало  легко.  Сейчас правда вышла  в  почет,  хотя  всякий,  ее
несущий,  по  сей день считался чуть ли не героем,  а  вранье по-прежнему не
сдавало позиций.
  Волею случая Ким попал на поезд,  нацеленный в  Светлое Будущее.  Волею
Невесть Кого в поезде этом распрекрасном творилось Черт-Те Чего.  Для начала
Ким хотел бы узнать смутный сюжет Черт-Те Чего...
  А как узнать?..
  Ну,  резал он правду-матку красивой мадам Вонг,  ну,  со святой троицей
(начальник-отец,    начальник-сын,    начальник   -    дух   святой)   грубо
разговаривал...  Чего добился, бунтарь фиговый? Ничего... А потому ничего не
добился,  считал Ким,  что любым начальникам любая правда -  звук пустой.  В
одно ухо влетает,  в другое -  соответственно... У них своя правда, и другой
они знать не  хотят и  не  будут,  как бы  ни били себя в  грудь,  как бы ни
клялись в верности демократии. Все клятвы для них - слова, слова, слова, как
говаривал бессмертный герой сэра Вильяма,  а  слова для начальников ни хрена
не стоят, задарма достаются.
  Ну а с этими-то,  с добровольцами, чего впустую ля-ля разводить? Они же
- не люди. Они - статисты в славном спектакле, поставленном Невесть Кем. Они
- такая же нежить,  как и  летающие столодержатели,  вечные исполнители роли
"Кушать...",  извините...  "Строить подано",  только та  сцена  поставлена в
жанре гротеска, а эта - в героико-реалистической манере: с Истинными Героями
на авансцене и с Хором у задника.
  Все так,  понимал Ким,  все правильно.  Но  -  будущий режиссер!  -  он
прекрасно  знал,   что   именно   из   статистов,   особенно   из   молодых,
рядовых-необученных,  вылупляются театральные бунтари и  даже революционеры.
Именно среди них потихоньку зреют те,  кому привычный текст "Строить подано"
давно  обрыдл,   им   других  текстов  хочется,   доселе  неигранных,   даже
неслыханных, а память у них емкая, крепкая и пока - пустая.
  Вот почему Ким устраивал легкий ликбез этим манекенам в штормовках - не
более,  чем ликбез.  Для них "Краткий курс истории ВКП(б)" - почти Гегель по
сложности.  Формулировки Кима -  чеканно-афористично-доходчиво-примитивные -
вполне  подошли  бы  для  нового  "Краткого  курса",  пока,  к  счастью,  не
написанного...
  В любом случае Ким хотел разозлить добровольцев. Не на себя, как раньше
мадам  или  Начальников,  а  на  других.  Может,  как  раз  на  мадам  и  на
Начальников...
  Зачем разозлить?.. Точного ответа Ким пока не знал.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0454 сек.