Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Леонид Андреев. - Рассказ о семи повешенных

Скачать Леонид Андреев. - Рассказ о семи повешенных

 
        "7. СМЕРТИ НЕТ"

     Как во всю жизнь свою Таня Ковальчук думала только о других и никогда о
себе, так  и теперь только за других мучилась она и тосковала сильно. Смерть
она  представляла  себе  постольку,  поскольку  предстоит  она,  как   нечто
мучительное, для Сережи Головина, для Myси, для других,- ее же самой она как
бы не касалась совсем.
     И,  вознаграждая  себя за  вынужденную твердость  на  суде,  она целыми
часами плакала, как умеют  плакать старые женщины, знавшие много  горя,  или
молодые, но очень жалостливые, очень добрые люди. И предположение о том, что
у  Сережи  может не  оказаться  табаку, а Вернер, может  быть,  лишен своего
привычного крепкого чаю, и это еще вдобавок к тому, что  они должны умереть,
мучило ее, пожалуй, не  меньше, чем самая  мысль о казни. Казнь - это что-то
неизбежное и  даже постороннее, о чем и думать не стоит, а если у человека в
тюрьме, да еще перед  казнью, нет табаку, это совсем невыносимо. Вспоминала,
перебирала  милые  подробности  совместного  житья  и  замирала  от  страха,
воображая встречу Сергея с родителями.
     И особенною жалостью жалела  она Мусю. Уже давно ей казалось,  что Муся
любит Вернера, и, хотя это была совершенная неправда, все же мечтала для них
обоих о чем-то хорошем и светлом. На свободе Муся носила серебряное колечко,
на котором был  изображен череп, кость и терновый венец вокруг них; и часто,
с болью, смотрела Таня Ковальчук на это кольцо, как на символ  обреченности,
и то шутя, то серьезно упрашивала Мусю снять его.
     - Подари его мне,- упрашивала она.
     - Нет,  Танечка, не  подарю. А  у тебя скоро  на пальце  другое  кольцо
будет.
     Почему-то, в свою  очередь, о ней думали, что она непременно и в скором
времени должна выйти замуж, и  это обижало ее,- никакого мужа она не хотела.
И, вспоминая эти полушутливые разговоры  свои с Мусей и то, что  Муся теперь
действительно  обречена,  она задыхалась от слез, от  материнской жалости. И
всякий раз, как били часы, поднимала заплаканное лицо и прислушивалась,- как
там, в тех камерах, принимают этот тягучий, настойчивый зов смерти.
     А Муся была счастлива.
     Заложив  за  спину  руки в большом, не по росту,  арестантском  халате,
делающем ее странно похожей на мужчину, на  мальчика-подростка, одевшегося в
чужое платье, она  шагала ровно и неутомимо. Рукава халата были ей длинны, и
она  отвернула  их, и тонкие, почти  детские,  исхудалые  руки  выходили  из
широких отверстий, как стебли цветка из отверстия грубого, грязного кувшина.
Тонкую белую шею  шерстила  и натирала  жесткая материя, и изредка движением
обеих  рук Муся высвобождала горло и осторожно нащупывала пальцем то  место,
где краснела и саднила раздраженная кожа.
     Муся шагала  - и  оправдывалась  перед  людьми, волнуясь  и краснея.  И
оправдывалась она в  том, что ее, молоденькую, незначительную, сделавшую так
мало и совсем не героиню, подвергнут той самой почетной и прекрасной смерти,
какою  умирали до нее настоящие герои  и мученики.  С непоколебимой  верой в
людскую доброту,  в сочувствие, в любовь  она представляла себе,  как теперь
волнуются из-за  нее люди, как мучатся,  как жалеют,-  и ей было совестно до
красноты.  Точно,  умирая  на  виселице,  она  совершала  какую-то  огромную
неловкость.
     Она  уже просила  при  последнем свидании  своего защитника,  чтобы  он
достал ей  яду, но вдруг  спохватилась: а если он и другие подумают, что это
она из  рисовки или из трусости,  и  вместо того,  чтобы умереть  скромно  и
незаметно, наделает шуму еще больше? И торопливо добавила:
     - Нет, впрочем, не надо.
     И теперь она хотела только одного: объяснить людям и доказать им точно,
что она не  героиня, что умирать вовсе не  страшно и чтобы о ней не жалели и
не  заботились. Объяснить  им, что  она  вовсе не виновата  в  том,  что ее,
молоденькую, незначительную, подвергают такой  смерти и  поднимают из-за нее
столько шуму.
     Как человек, которого действительно  обвиняют,  Муся искала оправданий,
пыталась  найти хоть  что-нибудь, что  возвысило бы ее жертву, придало бы ей
настоящую цену. Рассуждала:
     - Конечно, я молоденькая и могла бы еще долго жить. Но...
     И, как  меркнет  свеча  в  блеске взошедшего солнца, тусклой  и  темной
казалась  молодость и  жизнь  перед тем  великим  и  лучезарным, что  должно
озарить ее скромную голову. Нет оправдания.
     Но,  быть  может, то  особенное,  что она носит  в душе -  безграничная
любовь,  безграничная  готовность  к  подвигу,  безграничное пренебрежение к
себе? Ведь  она действительно не виновата, что ей не дали сделать всего, что
она могла и хотела,- убили ее на пороге храма, у подножия жертвенника.
     Но если это так, если человек ценен не только по тому, что он сделал, а
и по тому,  что он хотел сделать,- тогда... тогда она достойна мученического
венца.
     ?Неужели?  - думает Муся стыдливо.- Неужели я  достойна? Достойна того,
чтобы  обо  мне  плакали  люди,  волновались, обо  мне,  такой  маленькой  и
незначительной??
     И несказанная радость охватывает ее. Нет ни сомнений, ни колебаний, она
принята в лоно, она правомерно вступает в ряды тех светлых, что извека через
костер, пытки и казни  идут к высокому небу. Ясный мир и покой и безбрежное,
тихо  сияющее счастье.  Точно  отошла  она уже  от  земли и  приблизилась  к
неведомому солнцу правды и жизни и бесплотно парит в его свете.
     ?И это - смерть. Какая же это смерть?? - думает Муся блаженно.
     И если  бы собрались к ней  в камеру со всего света ученые, философы  и
палачи, разложили  перед  нею  книги,  скальпели, топоры  и  петли  и  стали
доказывать,  что  смерть  существует, что человек  умирает  и убивается, что
бессмертия нет,- они  только  удивили бы  ее. Как  бессмертия нет, когда уже
сейчас она бессмертна? О  каком же  еще бессмертии, о какой еще смерти можно
говорить, когда уже сейчас она мертва и  бессмертна, жива в смерти, как была
жива в жизни?
     И  если бы  к ней  в камеру, наполняя ее  зловонием, внесли  гроб с  ее
собственным разлагающимся телом и сказали:
     - Смотри! Это ты!
     Она посмотрела бы и ответила:
     - Нет. Это не я.
     И когда ее стали  бы убеждать, пугая зловещим видом Разложения, что это
она,- она! - Муся ответила бы с улыбкой:
     - Нет. Это вы думаете, что это - я, но это  - не я. Я та,  с которой вы
говорите, как же я могу быть этим?
     - Но ты умрешь и станешь этим.
     - Нет, я не умру.
     - Тебя казнят. Вот петля.
     - Меня казнят, но я  не умру.  Как могу я умереть, когда уже сейчас я -
бессмертна?
     И отступили бы ученые, философы и палачи, говоря с содроганием:
     - Не касайтесь этого места. Это место - свято.
     О  чем  еще думала Муся?  О  многом  думала  она  - ибо  нить жизни  не
обрывалась для  нее смертью и плелась спокойно и ровно. Думала о товарищах -
и о тех далеких, что с тоскою и болью переживают их казнь, и  о тех близких,
что вместе взойдут на эшафот. Удивлялась Василию, чего он так испугался,- он
всегда  был  очень храбр и  даже мог  шутить со  смертью. Так, еще утром  во
вторник, когда они надевали  с Василием  на пояса разрывные снаряды, которые
через несколько часов должны были взорвать их самих,  у  Тани Ковальчук руки
дрожали  от волнения и ее пришлось отстранить,  а Василий  шутил, паясничал,
вертелся, был так неосторожен даже, что Вернер строго сказал:
     - Не нужно фамильярничать со смертью.
     Чего же теперь он испугался? Но так чужд душе Муси был  этот непонятный
страх, что  скоро она перестала  думать  о нем и разыскивать причину,- вдруг
отчаянно  захотелось  увидеть Сережу  Головина  и о чем-то посмеяться с ним.
Подумала  - и еще отчаяннее  захотелось увидеть  Вернера и в чем-то  убедить
его. И, представляя, что Вернер ходит рядом с нею своею четкой, размеренной,
вбивающей каблуки в землю походкой, Муся говорила ему:
     - Нет, Вернер, голубчик, это  все пустяки, это совсем не важно, убил ты
NN или нет. Ты умный, но ты точно в свои шахматы играешь: взять одну фигуру,
взять другую, тогда  и  выиграно.  Здесь важно, Вернер,  что  мы сами готовы
умереть. Понимаешь?  Ведь эти господа что  думают?  Что нет ничего  страшнее
смерти. Сами выдумали  смерть, сами ее боятся и нас пугают.  Мне бы даже так
хотелось: выйти одной перед целым  полком солдат  и начать стрелять в них из
браунинга. Пусть я  одна,  а  их тысячи, и я никого не убью. Это-то и важно,
что их тысячи. Когда тысячи убивают одного, то, значит,  победил  этот один.
Это правда, Вернер, голубчик.
     Но  и это было так  ясно, что  не хотелось доказывать  дальше,-  Вернер
теперь и сам  понял,  наверное.  А  может,  и  просто не  хотелось ее  мысли
останавливаться  на  одном  -  как  легко  парящей  птице,  которой   видимы
безбрежные  горизонты,  которой  доступны  весь  простор,  вся глубина,  вся
радость ласкающей и нежной синевы. Звонили часы непрестанно,  колебля глухую
тишину; и в этот  гармоничный, отдаленно прекрасный  звук вливались мысли  и
тоже  начинали звенеть;  и  музыкою  становились плавно  скользящие  образы.
Словно  тихою темною ночью ехала куда-то Муся по  широкой и ровной дороге, и
покачивались  мягкие  рессоры,  и бубенцы  звенели.  Отошли  все  тревоги  и
волнения,  растворилось  во  тьме  усталое  тело,  и радостно-усталая  мысль
спокойно  творила  яркие образы,  упивалась  их  красками  и  тихим  покоем.
Вспомнила Муся  трех  товарищей своих, повешенных  недавно,  и лица их  были
ясны, и радостны, и близки - ближе тех  уже, что в жизни. Так утром радостно
думает человек о  доме  своих друзей, куда  войдет он  вечером с приветом на
смеющихся устах.
     Очень  устала Муся ходить. Прилегла осторожно  на  койку  и  продолжала
грезить с легко закрытыми глазами.  Звонили часы непрестанно, колебля  немую
тишину,  и  в их  звенящих  берегах тихо плыли светлые  поющие  образы. Муся
думала:
     ?Неужели  это смерть?  Боже мой,  как она прекрасна! Или это  жизнь? Не
знаю, не знаю. Буду смотреть и слушать?.
     Уже давно, с первых дней заключения, начал фантазировать ее слух. Очень
музыкальный,  он  обострялся  тишиною  и  на  фоне  ее  из  скудных   крупиц
действительности,  с ее  шагами  часовых в коридоре,  звоном часов, шелестом
ветра на  железной крыше, скрипом фонаря, творил целые музыкальные  картины.
Сперва  Муся боялась  их, отгоняла  от себя,  как  болезненные галлюцинации,
потом поняла, что сама  она  здорова  и никакой  болезни тут  нет,- и  стала
отдаваться им спокойно.
     И теперь - вдруг совершенно ясно и отчетливо она услыхала звуки военной
музыки.  В изумлении  она открыла глаза, приподняла голову - за окном стояла
ночь, и часы звонили. ?Опять, значит!? -  подумала  она спокойно  и  закрыла
глаза.  И как  только закрыла, музыка заиграла снова. Ясно слышно, как из-за
угла здания, справа, выходят солдаты, целый полк, и проходят мимо окна. Ноги
равномерно отбивают такт по мерзлой  земле: раз-два! раз-два! - слышно даже,
как  поскрипывает  иногда  кожа  на  сапоге,  вдруг  оскользается  и  тут же
выправляется  чья-то нога.  И музыка  ближе: совершенно незнакомый, но очень
громкий и бодрый праздничный марш. Очевидно, в крепости какой-то праздник.
     Вот оркестр прравнялся  с окном, и вся камера полна веселых, ритмичных,
дружно-разноголосых звуков. Одна труба, большая, медная, резко фальшивит, то
запаздывает, то смешно забегает вперед - Муся видит солдатика с этой трубой,
его старательную физиономию, и смеется.
     Все  удаляется.  Замирают шаги:  раз-два!  раз-два! Издалека музыка еще
красивее  и  веселее. Еще раз-другой громко и фальшиво-радостно  вскрикивает
медным голосом труба, и все гаснет.  И снова на колокольне вызванивают часы,
медленно, печально, еле-еле колебля тишину.
     ?Ушли!? - думает Муся с легкой грустью. Ей жаль  ушедших звуков,  таких
веселых   и  смешных;  жаль  даже   ушедших  солдатиков,  потому   что   эти
старательные,  с медными  трубами, с поскрипывающими  сапогами  совсем иные,
совсем не те, в кого хотела бы она стрелять из браунинга.
     -  Ну,  еще! - просит она ласково. И приходят еще. Склоняются  над нею,
окружают  ее  прозрачным  облаком  и  поднимают  вверх,  туда,  где  несутся
перелетные птицы  и  кричат, как герольды.  Направо, налево,  вверх и вниз -
кричат, как герольды. Зовут, оповещают,  далеко  возвещают  о полете  своем.
Широко машут  крылами, и тьма их держит, как держит их и свет; и на выпуклых
грудях, разрезающих  воздух,  отсвечивает  снизу голубым сияющий  город. Все
ровнее бьется сердце, все спокойнее и тише дыхание Муси. Она  засыпает. Лицо
устало и  бледно; под глазами круги, и  так тонки девичьи исхудалые руки,- а
на устах улыбка. Завтра, когда будет всходить солнце, это человеческое  лицо
исказится нечеловеческой гримасой, зальется  густою кровью мозг и вылезут из
орбит остекленевшие глаза,- но сегодня она спит  тихо и  улыбается в великом
бессмертии своем.
     Заснула Муся.
     А в тюрьме идет  своя жизнь, глухая и чуткая, слепая и зоркая, как сама
вечная тревога. Где-то ходят. Где-то шепчут. Где-то звякнуло ружье. Кажется,
кто-то крикнул. А может быть, и никто не кричал - просто чудится от тишины.
     Вот бесшумно отпала форточка в двери - в темном  отверстии показывается
темное усатое  лицо. Долго  и удивленно таращит на Мусю глаза - и  пропадает
бесшумно, как явилось.
     Звонят и поют куранты - долго, мучительно. Точно на высокую гору ползут
к полуночи  усталые  часы, и  все  труднее  и  тяжелее  подъем.  Обрываются,
скользят, летят со стоном вниз  -  и вновь мучительно ползут к  своей черной
вершине.
     Где-то ходят. Где-то шепчут. И уже впрягают коней в  черные без фонарей
кареты.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0967 сек.